Комментарий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Существует любопытное сходство в точках зрения на множество возможных теорий философов науки, в частности, Куна и Фейерабенда и представителей философии языка, принявших деконструкцию1, например француза Жака Деррида2 (р. 1930). Так, в литературе возникло представление о том, что текст может иметь множество интерпретаций и в нем отсутствует всякий определенный «смысл». Текст может означать все, что угодно, и нет никакого окончательного критерия истолкования.

Некоторые писатели и теоретики литературы утверждают, что это чревато анархией и хаосом и не согласуется с намерением сочинителя, создающего в первую очередь текст. В научном мире также возможны подобные оценки, согласно которым отсутствие критерия выбора соперничающих теорий препятствует достижению прогресса в науке.

Мыслители типа Поппера и Фейерабенда придерживаются плюрализма в подходе к теориям, свободно соперничающим между собой. Лакатос утверждает, что различные исследовательские программы могут осуществляться одновременно и далеко не всегда ясно, какая из них возьмет верх.

Лакатос, в частности, полагает, что необходимо работать с новой теорией, принимая ее на веру за отсутствием доказательств обратного и защищая от нападок более устоявшихся теорий, даже если она еще не предъявила положительных результатов. Он считает, что иначе у науки будет мало практических шансов прогрессировать, поскольку большинство новых возможностей так и не смогут утвердиться, чтобы серьезно оспорить существующую теорию либо парадигму. Ведь именно результаты практического эксперимента могут подтвердить или опровергнуть теорию, а подготовка его далеко не простая задача.

На практике исследовательская программа должна стать источником как новых фактов, так и новых теорий, являющихся стимулом прогресса. Теории недостаточно быть просто единой и связной. Так, например, Лакатос критиковал марксизм как теорию, утверждая, что с 1917 года он не предоставил никаких новых «фактов». Подобной критики достойна всякая теория, показавшая свою косность. Лакатос подчеркивает, что:

«Направление науки в первую очередь определяется творческим воображением людей, а не окружающим пас миром фактов».

Из собрания трудов Лакатоса,

опубликованных в 1978 году,

спустя четыре года после его смерти