§ 5. Наука как форма духовного производства и социальный инсэтнтут

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Наука — это сложное, многогранное социально-исто­рическое явление. Представляя собой конкретную систе­му (а не простую сумму) знаний, она вместе с тем есть своеобразная форма духовного производства и специфи­ческий социальный институт, имеющий свои организа­ционные формы. В ходе социального развития наука по­степенно превращается в особую, относительно самостоя­тельную форму общественного сознания и сферу челове­ческой деятельности. Тем самым она выступает как исто­рический продукт длительного развития человеческой ци­вилизации, духовной культуры, постепенно складываясь в особый социальный организм, вырабатывая свои типы об­щения, взаимодействия людей, формы разделения иссле­довательского труда и соответствующие ориентации, нор­мы сознания ученых. Производство и воспроизводство но­вого объективно-исторического знания и его практичес­кое применение становятся важнейшими социальными функциями науки, способы выполнения которых модер­низируются в зависимости от этапа истории и характера социальной системы.

В современной науке остро стоит теоретическая и прак­тическая задача: обеспечить соответствующими организа­ционными формами взаимосвязь и взаимодополнительность усилий различных научных коллективов, научных дисциплин — естественных, технических, математических и соци­ально-гуманитарных. Это не просто организационно-тех­ническая проблема, а важнейшая социальная задача. Эта задача во многом определяет сейчас и направление совер­шенствования процесса подготовки научных кадров. Улуч­шение работы института науки, его социальная эффектив­ность в немалой степени зависят от решения задачи систе­матизации научных знаний о самой науке как социальном явлении, вооружения этими знаниями будущих ученых.

Наука как социальный институт включает в себя преж­де всего ученых с их знаниями, квалификацией и опытом; разделение и кооперацию научного труда; четко налажен­ную и эффективно действующую систему научной инфор­мации; научные организации и учреждения, научные шко­лы и сообщества; экспериментальное и лабораторное обо­рудование и др. В современных условиях первостепенное значение приобретает процесс оптимальной организации управления наукой и ее развитием.

Наука — это всеобщая общественная форма развития знания, продукт «общего исторического развития в его абстрактном итоге» (Маркс). Однако коллективность форм деятельности в современной фундаментальной или при­кладной науке отнюдь не «отменяет» индивидуальный ха­рактер научного исследования. Ведущие фигуры науки — гениальныедалантливые, одаренные, творчески мыслящие ученые-новаторы. Выдающиеся исследователи, одержи­мые устремлением к новому, стоят у истоков революци­онных поворотов в развитии науки. Взаимодействие ин­дивидуального, личностного и всеобщего, коллективного в науке — реальное, живое противоречие ее развития.

Акцент на коллективность научного творчества отнюдь не ущемляет роли индивидуального начала. Научное твор­чество не просто индивидуально: новаторски мыслящий индивид предстает в этом процессе как уникальная, не­повторимая личность. Английский физик Дж. Томсон ос­троумно заметил, что попытка «отмыслить» индивида, ученого из науки «равносильна затее сыграть «Гамлета» без принца датского». Индивидуально-личностное начало вли­яет прежде всего как на процесс научного поиска, так и на его результаты. Подчеркивая важную роль личности ученого в научном исследовании, А. Эйнштейн писал, что «содержание науки можно постигать и анализировать, не вдаваясь в рассмотрение индивидуального развития ее создателей. Но при таком односторонне-объективном из­ложении отдельные шаги иногда могут казаться случай­ными удачами. Понимание того, как стали возможными и даже необходимыми эти шаги, достигается лишь, если проследить за умственным развитием индивидуумов, со­действовавших выявлению направления этих шагов»1.

Великий естествоиспытатель и крупный мыслитель В. И. Вернадский обращал внимание на то, что наука не существует помимо человека, ученого и есть его со­здание в определенных исторических условиях. Поэтому «научная мысль есть и индивидуальное, и социальное явление. Она неотделима от человека. Личность не мо­жет при самой глубокой абстракции выйти из поля свое­го существования. Наука есть реальное явление и, как и сам человек, теснейшим и неразрывным образом связана с ноосферой»2.

Будучи одной из форм общественного сознания, наука тесно связана с другими его формами, общими чертами которых является то, что все они представляют собой раз­личные способы отражения действительности. Различия между ними заключаются в специфике объекта познания, принципах его отражения, а также в характере обществен­ного назначения. В отличие, например, от искусства, отражающего действительность в художественных образах, наука делает это в форме абстрактных понятий, положе­ний, обобщенных в виде гипотез, законов, теорий и т. п.

Превращение современной науки в непосредственную производительную силу общества тесно связано с качествен­ными изменениями самой науки как социального институ­та. На смену классической науке университетов, неболь­ших научных коллективов типа научных обществ и акаде­мий XVIII—XIX вв. приходит мощный разветвленный со­циальный организм так называемой «большой науки».

Формирование сложного организма «большой науки» стимулирует развитие такого рода исследований, которые характерны именно для современной эпохи. Так, существо­вание науки в качестве специфического социального ин­ститута, все более активно включающегося в жизнедеятель­ность общества и имеющего свою собственную разветвлен­ную структуру, между элементами которой складываются определенные связи и отношения, оказывается в центре внимания социологии науки. Усложнение взаимоотноше­ний людей внутри науки как социального организма выд­вигает проблемы ее социально-психологического анализа. Наука, далее, выступает как элемент культуры в целом, во­площающий определенный тип деятельности в культуре. Она питается соками всей культуры и в то же время оказы­вает на нее мощное воздействие. Тем самым становится не­обходимым культурологическое исследование науки.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что наука была и остается прежде всего средством формирования научного знания, научной картины мира. Само существование на­уки как специфического социального института, ее все воз­растающая роль в обществе в конечном счете обусловлены тем, что наука призвана выполнять в системе обществен­ного разделения труда функции, связанные с осуществле­нием деятельности по формированию научного знания, определенных норм познавательного отношения к действи­тельности.

Формирование научного знания предполагает известные нормы и правила, соблюдение которых обусловливает особенности науки как определенного вида духовного производства, как некоторого типа общественного сознания. Если наука теряет эту свою функцию, если она перестает осуществлять подобного рода деятельность, то, по суще­ству, перестает быть наукой, вырождается в нечто иное, только по видимости сохраняющее статус и форму науки.