§ 4. Классификация наук и проблема периодизации истории науки

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Наука как таковая, как целостное развивающееся фор­мообразование, включает в себя ряд частных наук, кото­рые подразделяются в свою очередь на множество научных дисциплин. Выявление структуры науки в этом ее аспек­те ставит проблему классификации наук — раскрытие их взаимосвязи на основании определенных принципов и кри­териев и выражение их связи в виде логически обоснован­ного расположения в определенный ряд («структурный срез»). Поскольку наука не есть нечто неизменное, а пред­ставляет собой развивающуюся целостность, историчес­кий феномен, то возникает проблема периодизации исто­рии науки, т. е. выделение качественно своеобразных эта­пов ее развития («эволюционный срез»). Обе проблемы решаются по-разному в зависимости от предмета исследо­вания отдельных наук, их методов, целей научного позна­ния и других многообразных обстоятельств.

Одна из первых попыток систематизации и классифи­кации накопленного знания (или «зачатков», «зародышей» науки) принадлежит Аристотелю. Все знание — а оно в античности совпадало с философией — в зависимости от сферы его применения он разделил на три группы: теоре­тическое, где познание ведется ради него самого; практическое, которое дает руководящие идеи для поведения чело­века; творческое, где познание осуществляется для дости­жения чего-либо прекрасного. Теоретическое знание Ари­стотель в свою очередь разделил (по его предмету) на три части: а) «первая философия» (впоследствии «метафизи­ка» — наука о высших началах и первых причинах всего существующего, не доступных для органов чувств и по-стигаемых умозрительно); б) математика; в) физика, ко­торая изучает различные состояния тел в природе. Со­зданную им формальную логику Аристотель не отождеств­лял с философией или с ее разделами, а считал «органо­ном» (орудием) всякого познания.

В период возникновения науки как целостного социо-культурного феномена (XVI—XVII вв.) «Великое Восста­новление Наук» предпринял Ф. Бэкон. В зависимости от познавательных способностей человека (таких как па­мять, рассудок и воображение) он разделил науки на три большие группы: а) история как описание фактов, в том числе естественная и гражданская; б) теоретические на­уки, или «философия» в широком смысле слова; в) по­эзия, литература, искусство вообще. В составе «филосо­фии» в широком смысле слова Бэкон выделил «первую философию» (или собственно философию), которую в свою очередь подразделил на «естественную теологию», «ант­ропологию» и «философию природы». Антропология раз­деляется на собственно «философию человека» (куда вхо­дят психология, логика, теория познания и этика) и на «гражданскую философию» (т. е. политику). При этом Бэкон считал, что науки, изучающие мышление (логика, диалектика, теория познания и риторика), являются клю­чом ко всем остальным наукам, ибо они содержат в себе «умственные орудия», которые дают разуму указания и предостерегают его от заблуждений («идолов»).

Классификацию наук на диалектико-идеалистической основе дал Гегель. Положив в основу принцип развития, субординации (иерархии) форм знания, он свою философскую систему разделил на три крупных раздела, соот­ветствующих основным этапам развития Абсолютной Идеи («мирового духа»): 1. Логика, которая совпадает у Гегеля с диалектикой и теорией познания и включает три уче­ния: о бытии, о сущности, о понятии. 2. Философия при­роды. 3. Философия духа. Философия природы подраз­делялась далее на механику, физику (включающую и изу­чение химических процессов) и органическую физику, ко-торая последовательно рассматривает геологическую при­роду, растительную природу и животный организм. При всем своем схематизме и искусственности гегелевская клас­сификация наук выразила идею развития действительнос­ти как органического целого от низших ее ступеней до высших, плоть до порождения- мыслящего духа.

Свою классификацию наук предложил основополож­ник позитивизма О. Конт. Отвергая бэконовский прин­цип деления наук по различным способностям человечес­кого ума, он считал, что этот принцип должен вытекать из изучения самих классифицируемых предметов и опреде­ляться действительными, естественными связями, кото­рые между ними существуют. Исходя из этого принципа, Конт располагал основные науки по убывающей простоте и сложности: математика (включая механику) -» астроно­мия -> физика -» химия -» физиология (включая психоло­гию) -» социология. Конт доказывал, что между всеми видами знаний существует глубокая внутренняя связь. Од­нако контовская классификация наук носит статический характер, игнорирует принцип развития.

На материалистической и вместе с тем на диалектичес­кой основе проблему классификации наук решил Ф. Эн­гельс. Опираясь на современные ему естественнонаучные открытия, он в качестве главного критерия деления наук взял формы движения материи в природе. В соответствии с этим критерием Энгельс расположил науки в следую­щий субординационный ряд: механика -> физика -» химия -» биология. При этом он показал, что последовательность форм движения соответствует последовательности ступе­ней развития самой природы в целом. Классификация наук, данная Энгельсом, не потеряла своей актуальности и по сей день.

Оригинальную классификацию наук предложил В. И. Вер­надский. В зависимости от характера изучаемых объектов он выделял два рода (типа) наук: 1) науки, объекты -(й законы) которых охватывают всю реальность — как нашу планету и ее биосферу, так и космические просторы. Иначе говоря, это науки, объекты которых отвечают основным, общим явлениям реальности; 2) науки, объекты (и зако­ны) которых свойственны и характерны только для нашей Земли. В соответствии с таким пониманием объектов раз­ных наук и «учитывая такое состояние наших знаний, мы можем различать в ноосфере (сфере разума. — В. К.) про­явление влияния на ее строение двух областей человечес­кого ума: наук, общих для всей реальности (физика, аст­рономия, химия, математика), и наук о Земле (науки био­логические, геологические и гуманитарные)»1. Логика, по мнению русского ученого, занимает особое положе­ние, поскольку, будучи неразрывно связанной с челове­ческой мыслью, она одинаково охватывает все науки — и гуманитарные, и естественно-математические. Все сторо­ны научного знания образуют единую науку, которая на­ходится в бурном развитии, и область, охватываемая ею, все увеличивается.

Что касается классификаций современных наук, то они проводятся по самым различным основаниям (критери­ям). По предмету и методу познания можно выделить на­уки о природе — естествознание, об обществе — обще-ствознание (гуманитарные, социальные науки) и о самом познании, мышлении (логика, гносеология, эпистемоло-гия и др.). Отдельную группу составляют технические на­уки. Очень своеобразной наукой является современная математика. По мнению некоторых ученых, она не относит­

ся к естественным наукам, но является важнейшем эле­

ментом их мышления.      «

В свою очередь каждая группа наук может бьщ> под­вергнута более подробному членению. Так, в состав есте­ственных наук входят механика, физика, химия, геоло­гия, биология и другие, каждая из которых подразделяет­ся на целый ряд отдельных научных дисциплин. Наукой о наиболее общих законах действительности является фило­софия, которую нельзя, однако, полностью относить толь­ко к науке.

По своей «удаленности» от практики науки можно раз­делить на два крупных типа: фундаментальные, которые выясняют основные законы и принципы реального мира и где нет прямой ориентации на практику, и прикладные — непосредственное применение результатов научного по­знания для решения конкретных производственных и со­циально-практических проблем, опираясь на закономер­ности, установленные'фундаментальными науками. Вме­сте с тем границы между отдельными науками и научны­ми дисциплинами условны и подвижны,

Могут быть и другие критерии (основания) для класси­фикации наук. Так, например, выделение таких главных сфер естественных наук как материя, жизнь, человек, Зем­ля, Вселенная — позволяет сгруппировать эти науки в сле­дующие ряды:

1) физика -* химическая физика -» химия;

2) биология -» ботаника -» зоология;

3) анатомия -» физиология -» эволюционное учение -» учение о наследственности;

4) геология •* минералогия -* петрография -* палеон­тология •* физическая география и другие науки о Земле;

5) астрономия -»астрофизика -* астрохимия и другие науки о Вселенной.

Гуманитарные науки также подразделяются внутри себя: история, археология, экономическая теория, политология, культурология, экономическая география, социология, искусствоведение и т. п. Как бы ни подразделялись на­уки, «но наука одна, и едина, ибо, хотя количество наук постоянно растет, создаются новые, — они все связаны в единое научное построение и не могут логически проти­воречить одна другой»1.

Если классификация наук — это их расчленение «по вер­тикали», то периодизация — это их развертывание «по го­ризонтали», т. е. по оси времени в форме определенных, следующих друг за другом, исторических периодов (ступе­ней, фаз, этапов). Прежде всего рассмотрим, что такое периодизация как таковая.

Исследуя историю любого материального или духов­ного явления (в том числе и науки), следует иметь в виду, что это сложный диалектический поступательный про­цесс «появления различий», включающий в себя ряд ка­чественно своеобразных этапов, фаз и т. п. Поэтому за­дача познания состоит в том, чтобы добиться понимания действительного исторического процесса в его различных фазах, установить специфику этих фаз, их сходство и от­личия, их границы и связь между ними. Каждую из этих ступеней, фаз следует рассматривать как некоторую цело­стность, как качественно определенную систему, имею­щую свою специфическую структуру, свои «составляю­щие», свои элементы, связи и т. п. Хотя границы между этапами истории предмета не являются «абстрактно-стро­гими», а они гибки и подвижны, их правильное проведе­ние в соответствии с объективной природой самих пред­метов является важнейшим условием успешного иссле­дования. Причем следует стремиться к изучению всех ступеней развития предмета, всех фаз его истории (ос­новных и неосновных, существенных и несущественных и т. п.) с тем, чтобы затем выделить среди них главные, необходимые, узловые. Существует два основных вида периодизации: 1) фор­мальный, когда в основу деления истории предмета на соответствующие ступени кладется тот или иной отдель­ный «признак» (или их группа); 2) диалектический, когда основой (критерием) этого деления становится основное противоречие исследуемого предмета, которое необходи­мо выделить из всех других противоречий последнего. Формальная периодизация широко применяется особен­но на начальных этапах исследования истории предмета, т. е. на эмпирическом уровне, на уровне «явления», и поэтому ее нельзя, разумеется, недооценивать или тем более полностью отвергать. Вместе с тем значение этого вида периодизации нельзя преувеличивать, абсолютизи­ровать ее возможности. Переход в научном исследовании на теоретический уровень, на ступень познания «сущнос-1ги» предмета, вскрытие его противоречий и их развития означает, что периодизация истории предмета должна уже осуществляться с более высокой — диалектической точки зрения. На этом уровне предмет необходимо изобразить как «совершающее процесс противоречие*. Главные фор­мы, ступени развертывания этого противоречия (прежде всего основного) и будут главными этапами развития пред­мета, необходимыми фазами его истории.

Таким образом, развитие, история предмета, его пере­ходы от одного этапа к другому, есть в конечном счете не что иное, как развертывание основного, фундаменталь­ного противоречия между его полюсами (противополож­ностями). Каждый основной этап, главная, необходимая ступень — это одно из посредствующих звеньев этого раз­вертывания, причем эволюция основного противоречия — это процесс возрастания не только количества посредству­ющих, промежуточных звеньев, но и их качественных раз­личий, выражающих специфику каждого главного этапа истории предмета.

Применяя сказанное о периодизации к истории науки, следует прежде всего подчеркнуть следующее. Наука — явление конкретно-историческое, проходящее в своем развитии ряд качественно-своеобразных этапов. Вопрос о периодизации истории науки и ее критериях по сей день является дискуссионным и активно обсуждается в отече­ственной и зарубежной литературе. Один из подходов, который получает у нас все большее признание, разрабо­тан на материале истории естествознания — прежде всего физики (В. С. Степин, В. В. Ильин и Др.) и состоит в следующем.

Науке как таковой предшествует преднаука (докласси-ческий этап), где зарождаются элементы (предпосылки) науки. Здесь имеются в виду зачатки знаний на Древнем Востоке, в Греции и Риме, а также в средние века, вплоть до XVI—XVII столетий. Именно этот период чаще всего считают началом, исходным пунктом естествознания (и науки в целом) как систематического исследования ре­альной действительности.

Наука как целостный феномен возникает в Новое вре­мя вследствие отпочкования от философии и проходит в своем развитии три основных этапа: классический, неклас­сический, постнеклассический (современный). На каж­дом из этих этапов разрабатываются соответствующие иде­алы, нормы и методы научного исследования, формиру­ется определенный стиль мышления, своеобразный поня­тийный аппарат и т. п. Критерием (основанием) данной периодизации является соотношение (противоречие) объекта и субъекта познания.

1. Классическая наука (XVII—XIX вв.), исследуя свои объекты, стремилась при их описании и теоретическом объяснении устранить по возможности все, что относится к субъекту, средствам, приемам и операциям его деятель­ности. Такое устранение рассматривалось как необходи­мое условие получения объективно-истинных знаний о мире. Здесь господствует объектный стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения субъектом.

1. Неклассическая наука (первая половина XX в.), ис­ходный пункт которой связан с разработкой релятивистс­кой и квантовой теории, отвергает объективизм классичес­кой науки, отбрасывает представление реальности как чего-то не зависящего от средств ее познания, субъективного фактора. Она осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта. Экспликация этих связей рассматривается в качестве усло­вия объективно-истинного описания и объяснения мира.

3. Существенный признак постнекласстеской науки (вторая половина XX в.) — постоянная включенность субъективной деятельности в «тело знания». Она учиты­вает соотнесенность характера получаемых знаний об объек­те не только с особенностью средств и операций деятель­ности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевы­ми структурами.

Каждая из названных стадий имеет свою парадигму (со­вокупность теоретико-методологических и иных установок), свою картину мира, свои фундаментальные идеи. Клас­сическая стадия имеет своей парадигмой механику, ее кар­тина мира строится на принципе жесткого (лапласовско-го) детерминизма, ей соответствует образ мироздания как часового механизма. С неклассической наукой связана па­радигма относительности, дискретности, квантования, вероятности, дополнительности.

Постнеклассической стадии соответствует парадигма ста­новления и самоорганизации. Основные черты нового (по-стнеклассического) образа науки выражаются синергети­кой, изучающей общие принципы процессов самооргани­зации, протекающих в системах самой различной природы (физических, биологических, технических, социальных и др.). Ориентация на «синергетическое движение» -— это ориентация на историческое время, системность (целост­ность) и развитие как важнейшие характеристики бытия.

При этом смену классического образа науки некласси­ческим, а последнего — постнеклассическим нельзя понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап приводит к полному исчезновению представлений и мето­дологических установок предшествующего этапа. Напро­тив, между ними существует преемственность. Налицо «закон субординации»: каждая из предыдущих стадий вхо­дит в преобразованном, модернизированном виде в пос­ледующую. Неклассическая наука вовсе не уничтожила классическую, а только ограничила сферу ее действия. Например, при решении ряда задач небесной механики не требовалось привлекать принципы квантовой механи­ки, а достаточно было ограничиться классическими нор­мативами исследования.

Следует иметь в виду, что историю науки можно пери-одизировать и по другим основаниям. Так, с точки зре­ния соотношения таких приемов познания как анализ и синтез (опять же на материале естественных наук), можно выделить две крупные стадии:

I. Аналитическая, куда входит — по предыдущей пери­одизации — классическое и неклассическое естествозна­ние. Причем в последнем идет постоянное и неуклонное нарастание «синтетической тенденции». Особенности этой стадии: непрерывная дифференциация наук; явное преоб­ладание эмпирических знаний над теоретическими; акцен­тирование внимания прежде всего на самих исследуемых предметах, а не на их изменениях, превращениях, преоб­разованиях; рассмотрение природы, по преимуществу не­изменной, вне развития, вне взаимосвязи ее явлений.

II. Синтетическая, интегративная стадия, которая прак­тически совпадает с постнеклассическим естествознани­ем. Ясно, что строгих границ между названными стадия­ми провести невозможно: во-первых, глобальной тенден­цией является усиление синтетической парадигмы, во-вто­рых, всегда имеет место взаимодействие обеих тенденций при преобладании одной из них.

Характерной особенностью интегративной стадии яв­ляется возникновение (начавшееся уже, по крайней мере, со второй половины предыдущей стадии) междисципли­нарных проблем и соответствующих «стыковых» научных дисциплин — таких как физхимия, биофизика, биохимия, психофизика, геохимия и др. Поэтому в современном естествознании уже нет ни одной науки в рафинирован­ном чистом виде и идет процесс построения целостной науки о природе и единой науки о всей действительности в целом.