§ 5. Взаимодействие методов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Вышесказанное свидетельствует о том, что методология не может быть сведена к какому-то одному, даже «очень важному методу», а тем более «единственно научному». «Ученый никогда не должен полагаться на какое-то един­ственное учение, никогда не должен ограничивать методы своего мышления одной — единственной философией»1. Методология не есть также простая сумма отдельных мето­дов, их «механическое единство». Методология — сложная диалектическая, целостная субординированная система спо­собов, приемов, принципов разных уровней, сфер действия, направленности, эвристических возможностей, содержаний, структур и т. д. В связи с этим необходимо иметь в виду следующее:

1. Каждый метод, как правило, применяется не изоли­рованно, сам по себе, а в сочетании, взаимодействии с другими. А это значит, что конечный результат научной деятельности во многом определяется тем, насколько уме­ло и эффективно используется «в деле» эвристический по­тенциал каждой из сторон того или иного метода и всех их во взаимосвязи. Каждый элемент данного метода существует не сам по себе, а как сторона целого, и применяется как целое. Вот почему очень важным является методологичес­кий плюрализм, т. е. способность овладеть многообразием методов и умело их применять. Особое значение имеет спо­собность освоения противоположных методологических под­ходов и их правильное сочетание.

2. Всеобщей основой, «ядром» системы методологичес­кого знания является философия — универсальный метод. Ее принципы, законы и категории (как уже говорилось) определяют общее направление и стратегию исследования, «пронизывают» все другие уровни методологии, своеобраз­но преломляясь и воплощаясь в конкретной форме на каж­дом из них. В научном исследовании нельзя ограничи­ваться только философскими принципами, но и недопус­тимо оставлять их «за бортом», как нечто не принаддежащее природе данной деятельности. Очевидно, что «если под философией понимать поиски знания в его наиболее общей, наиболее широкой форме, то ее можно считать ма­терью всех научных исканий»1. История познания и прак­тики подтвердили этот вывод.

3. Ни один метод не является панацеей, «универсаль­ной отмычкой». Иначе говоря, «ни один методологичес­кий принцип не может исключить, например, риска зайти в тупик в ходе научного исследования».2 Вот почему все больше укрепляется идея о том, что роль методологическо­го анализа в развитии научного знания не должна тракто­ваться упрощенно, узко прагматически — в том смысле, что, усвоив какую-то сумму методологических знаний, мож­но тут же совершать «теоретические подвиги».

Каждый метод окажется неэффективным и даже беспо­лезным, если им пользоваться не как «руководящей ни­тью», а как готовым шаблоном для перекраивания фактов. Главное предназначение любого метода — на основе соот­ветствующих принципов (требований, предписаний и т. п.) обеспечить успешное решение определенных познаватель­ных и практических проблем, приращение знания, опти­мальное функционирование и развитие тех или иных объек­тов. Следует иметь в виду, что методология — рефлексия, имеющая в виду не только рационализацию деятельности, но и выявление ее человеческих мотивов, ее ценностных и нравственных регулятивов.

4. В своем применении любой метод модифицируется в зависимости от конкретных условий, цели исследования, характера решаемых задач, особенностей объекта, той или иной сферы применения метода (природа, общество, по­знание), специфики изучаемых закономерностей, своеоб­разия явлений и процессов (материальные или духовные, объективные или субъективные) и т. п. Тем самым содер­жание системы методов, используемых для решения определенных задач, всегда конкретно, ибо в каждом случае содержание одного метода или системы методов модифи­цируется в соответствии с природой процесса.

Иначе говоря, в конкретном научном исследовании, в зависимости от специфических условий, любой метод со­ответствующим образом преломляется, приобретает свое­образную форму функционирования. Это объясняется тем, что в данной ситуации на первый план выдвигается соот­ветствующий уровень методологии, те или иные отдельные методологические принципы, подходы и регулятивы (или их сочетания), что и обусловливает «модификацию бытия» метода в конкретных условиях.

Однако какие бы «вариации и градации» не принимал определенный метод, нельзя забывать и полностью отвле­каться от тех его сторон, элементов, уровней, которые «не работают» в данных условиях, ибо они так или иначе, в той или иной мере всегда в «снятом» виде присутствуют в лю­бой форме деятельности и их постоянно необходимо иметь в виду. Недопустимы также как абсолютизация метода, который является доминирующим в определенной сфере, данной науке, конкретных условиях, так и его универсали­зация — распространение за рамки его действительной при­менимости (например, выход диалектического метода за рамки своих границ — о чем шла выше речь).

5. В ходе научной и иной деятельности не только ис­пользуются различные методы в их взаимосвязи, но и при этом методы, свойственные одной сфере деятельности, ча­сто переносятся на другие сферы (с учетом их специфики), возникают пограничные методологические проблемы. Что касается диалектического метода, то он взаимодействует в ходе научного исследования с обще- и частнонаучными методами, которые относятся к нему (как всеобщему) со­ответственно как особенное и единичное.

В процессе научного познания возможны две основные, одинаково ошибочные крайности: а) игнорирование обще­научных методов как якобы несовместимых со спецификой предмета данной науки или научной дисциплины; б) их абсолютизация под видом «творческого обогащения» мето­дологического арсенала науки, непомерное раздувание их значения за счет принижения или полного отрицания роли философской, в том числе диалектико-материалистической методологии.

6. Взаимосвязь уровней методологического знания но­сит сложный, опосредованный характер. Так, например, нельзя особенности каких-то специфических физических или биологических процессов прямо и непосредственно объяс­нять только принципами диалектики (не «преломляя» их в методах физики и биологии), а также напрямую, без про­межуточных звеньев, без учета своеобразия исследуемых явлений и процессов применять системный, структурно-функциональный, математический, кибернетический, ста­тистический, синергетический и другие общенаучные ме­тоды. Последние есть важнейшее посредствующее звено, через которое философские принципы «переводятся» на язык той или иной частной науки.

7. Любой метод эффективно «работает» только в его це­лостности, т. е. когда все его стороны и грани берутся в гармоническом единстве и в своей целостности направле­ны на постижение специфической логики специфического предмета или его изменение, подчинены именно этому предмету. Последний и определяет в конечном счете меха­низм взаимосвязи всех компонентов метода, состав (набор) применяемых всеобщих, обще- частнонаучных принципов, характер и меру их включения в решение своеобразных про­блем, конкретный «облик» этих принципов именно в дан­ной сфере деятельности и т. п. Каждый отдельный метод, диалектический в том числе, будучи верным в своих рам­ках, в своей сфере применения, при решении вполне опре­деленных задач, становится неверным, если абсолютизиру­ется, «превышает свои полномочия», подвергается «мето­дологической канонизации» и универсализации, распрост­раняется за пределы сферы своего применения.