§ 1. Диалектика как система элементов и их регулятивный характер

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

В предыдущей главе говорилось о роли философии, философской методологии как таковой в научном исследо­вании. Конкретизируем сказанное применительно к двум самым фундаментальным философским методам — диалек­тическому и метафизическому.

Диалектика (греч. — вести беседу, спор) — учение о наиболее общих законах развития природы, общества и познания и основанный на этом учении универсальный метод мышления и действия. В истории философии сло­жились три основные формы диалектики: а) античная, ко­торая была наивной и стихийной, поскольку опиралась на житейский опыт и отдельные наблюдения (Гераклит, Пла­тон, Аристотель, Зенон и др.); б) немецкая классическая, которая была разработана Кантом, Фихте, Шеллингом и особенно глубоко Гегелем; в) материалистическая, основы которой были заложены К. Марксом и Ф. Энгельсом.

Элементы диалектики представляют собой целостную, развивающуюся, субординированную систему категорий, законов и принципов, которые в своей совокупности отра­жают единство, целостность реального мира в его всеобщих характеристиках. Различия между элементами диалектики относительны, условны и подвижны.

Какую бы историческую форму диалектика ни прини­мала, в центре ее внимания всегда была проблема разви­тия. В материалистической диалектике развитие — фило­софская категория, выражающая процесс движения, изме­нения органических целостных систем — материальных (прежде всего) и духовных. Наиболее характерными чер­тами данного процесса являются: возникновение качествен­но нового объекта (или его состояния), направленность, необратимость, закономерность, единство количественных и качественных изменений, взаимосвязь прогресса и рег­ресса, противоречивость, спиралевидность формы (циклич­ность), развертывание во времени.

Развитие — универсальное и фундаментальное свойство бытия, его атрибут. Поскольку основным источником раз­вития являются внутренние противоречия, то данный про­цесс по существу является саморазвитием (самодвижени­ем). Современная наука (в частности, синергетика) под­тверждает глубинную необратимость развития, его много­вариантность и альтернативность, а также то, что «носите­лем» развития являются сложные, открытые, самооргани­зующиеся органические системы.

Категории диалектики —- это такие понятия (формы мышления), которые отражают наиболее общие и суще­ственные свойства, стороны, связи и отношения реальной действительности и познания. Философские категории — это итог, результат исторического развития последнего на основе чувственно-материальной деятельности людей, об­щественной практики. Основные категории материалис­тической диалектики: материя, сознание, развитие, дви­жение, время, пространство, качество и количество, npq-тиворечие, причина и следствие, необходимость и случа^-ность, содержание и форма и другие являются предельно общими и поэтому применимы ко всем без исключения явлениям действительности.

Связь и взаимодействие определенных философских ка­тегорий выступают как законы диалектики, главным из которых является закон единства и борьбы противоположнос­тей, вскрывающий самое основное в развитии — его ис­точник, каким является противоречие (единство противо­положностей). Противоположности — это такие стороны, моменты, предметы, которые одновременно: а) неразрыв­но связаны; б) взаимоисключают друг друга, причем не только в разных, но и в одном и том же отношении; в) взаимопроникают и — при определенных условиях — переходят друг в друга (положительное — отрицательное, ассимиляция — диссимиляция, теория — практика, мате­риальное — идеальное и др.). Кратко суть рассматриваемо­го закона может быть выражена формулой: разделение еди­ного на противоположности, их борьба и разрешение в но­вом единстве. Тем самым развитие предстает как процесс возникновения, роста, обострения и разрешения многооб­разных противоречий, среди которых определяющую роль ифают внутренние противоречия данного предмета или про­цесса. Именно они и выступают в качестве решающего источника, движущей силы их развития.

Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений вскрывает всеобщий механизм развития: то, ка­ким именно образом оно происходит. Основные категории закона — качество, количество, мера, скачок. Взаимосвязь указанных категорий и выражает сущность закона взаимо­перехода количественных и качественных изменений. Эта сущность состоит в следующем. Постепенное накопление количественных изменений (степени и темпов развития предмета, числа его элементов, порядка их связей, про­странственных размеров и др.) в определенный момент вре­мени необходимо приводит к коренным качественным пре­образованиям предмета (скачку), к возникновению нового предмета, нового качества. Последнее в свою очередь ока­зывает обратное воздействие на характер и темпы количе­ственных изменений (например, превращение одних хими­ческих элементов в другие в зависимости от изменения ве­личины заряда ядра атома и т. п.).

Закон отрицания отрицания выражает направленность, преемственность развития и его форму. Важнейшей кате­горией закона является категория «отрицание», выражаю­щая: а) процесс уничтожения предмета в результате дей­ствия преимущественно внешних сил и факторов, т. е. прекращение существования данного предмета как целост­ной системы, конец его развития (внешнее, «зряшнее» от­рицание, деструкция); б) самоотрицание как внутренний момент развития с удержанием положительного содержа­ния отрицаемого («снятие»). В процессе развития оба вида отрицания тесно взаимосвязаны, но определяющую роль в конечном счете играет внутреннее отрицание.

Закон отрицания отрицания — закон, выражающий по­ступательный, преемственный, циклический характер раз­вития и его форму: «спираль» (а не «круг» или «прямую линию»), повторение на высшей стадии некоторых свойств низшей, «возврат якобы к старому». При этом развитие предстает как процесс, как бы повторяющий пройденные уже ступени, но повторяющий их иначе, на более высокой основе. Форма циклического развития — «триада»: исход­ный пункт — его отрицание — отрицание отрицания (тезис — антитезис — синтез; теория — практика — новая теория и т. п.). Каждый цикл выступает как виток в развитии, а спираль как цепь циклов. Действие данного закона обнару­живается не в каждый данный момент, а лишь в целост­ном, относительно завершенном процессе развития. Дан­ный закон нельзя представлять как жесткую схему, пригод­ную на все случаи жизни, тем более «втискивать» в эту схе­му всю действительность в ее полноте и живой, многогран­ный процесс познания.

Важную роль в диалектике играет понятие принципа, который также считается ее элементом. Принцип (лат. — основа, первоначало) — фундаментальное теоретическое положение, отражающее наиболее существенные характе­ристики реальной действительности и являющееся одно­временно способом (методом) ее познания. Принцип выражается посредством тех или иных понятий и законов (раз­ной степени общности), взятых в их субординированной связи и представляющих собой систему определенных ме­тодологических требований, регулирующих познавательную и практическую деятельность людей. В качестве всеобщих, универсальных руководящих идей выступают коренные принципы диалектико-материалистического метода, кото­рые формулируются на основе соответствующих законов и категорий диалектики (см. об этом далее). Говоря о регуля­тивном характере элементов диалектики как теории и мето­да, необходимо отметить следующее.

Деятельность людей в той или иной мере всегда норма­тивна, регулируется некоторой системой предписаний, пра­вил. Регулирование — упорядочение, налаживание, при­ведение чего-либо, в том числе деятельности в любой ее форме, в соответствие с установленными нормами. Каж­дая норма («руководящее начало») есть не что иное, как общепризнанное в определенной социальной среде прави­ло, совокупность требований, регулирующих поведение лю­дей и все иные формы и виды человеческой деятельности. Нормы — это правила действия, предписывающие субъек­ту, как именно он должен действовать, что конкретно де­лать в познавательной и практической сфере, чтобы добиться желаемых результатов.

Выступая важным фактором регулирования и организа­ции деятельности людей в той или иной сфере, нормы мо­гут что-то «предписывать» только потому, что представля­ют собой особые формы отражения реальной действитель­ности. В процессе познания и практики «...имеет место не только операция преобразования знания о действительнос­ти в нормативное знание, но и немедленная реализация этого нормативного знания в объективно совершающейся деятельности»1. Деятельность людей обычно регулируется не какими-то отдельными нормами, а их системой, сово­купностью правил различной нормативной силы. Подлин­но универсальными, гибкими и подвижными всеобщими нормами, которые регулируют отношение субъекта как к объекту, так и к знаниям о нем, являются методологичес­кие установки высшей степени общности — принципы ди­алектики, которые (взятые в их системе) внутренне орга­низуют и регулируют процесс научного познания. В со­временных условиях, когда необычайно возрастает роль науки и ее методологических проблем, очень важно пред­ставить диалектику именно в качестве методологического императива — всеобщих требований, универсальных норм.

Главная трудность здесь как раз и заключается в том, чтобы на основе онтологического содержания законов и категорий диалектики сформулировать в систематической форме нормативные методологические требования (прави­ла, предписания, приемы и т. п.), которые субъект должен хорошо знать и умело, сознательно применять. Взятые в субординированной связи и единстве всех своих функций, эти требования и выступают в качестве принципов, образу­ют наиболее общую программу деятельности, которая спе­цифически реализуется в каждой науке, конкретной по­знавательной ситуации.

Указанные требования — не произвольные конструкции, не абстрактно-универсальные умозрительные схемы и тем более не субъективистские «рецепты» на все случаи жизни. Они являются «квинтэссенцией», обобщением истории познания и практики в ее позитивном и негативном аспек­тах, а потому и выступают в качестве самых общих ориен­тиров научного исследования. В этой связи наш выдаю­щийся ученый, академик, Нобелевский лауреат Н. Н. Се­менов писал: «Конечно, материалистическая диалектика — вовсе не сборник правил: примени, их непосредственно к частной задаче и получишь правильный ответ. Нет, это общая направленность и культура мысли, которые помога­ют каждому более целеустремленно ставить вопросы и разрешать загадки природы»1. Именно «культура мысли», а не невежество в этой сфере.

Всеобщие принципы диалектического метода, выражая в своем содержании действительное развитие, могут помочь в упорядочении материала, но не могут служить рецептом или схемой, по которой раз и навсегда должно идти иссле­дование, а тем более «перекраиваться факты». Принципы диалектики — не «готовые догмы», отлитые в некоем кано­ническом тексте, который надо лишь прилежно заучить и механически применять. Они намечают именно отправные пункты для дальнейшей деятельности и поэтому их нельзя чисто внешне «приложить» к предмету. Они указывают только основные вехи на пути научного исследования, спо­собствуют выбору наиболее целесообразных форм и опти­мальных приемов достижения поставленных целей.

Раскрытие методологического содержания положений диалектики на основе их онтологического содержания пред­полагает развертывание диалектических формул в качестве универсальных схем, правил деятельности субъекта, «дея-тельностных программ», где формулируется категориальный аппарат, разрабатываются определенные приемы, последо­вательность и порядок действий и т. п. Иными словами, все элементы диалектики (а не только те, которые именуются принципами в отличие от ее законов и категорий) должны быть представлены в виде регулятивов, норм, обладающих свойствами объективности, всеобщности и необходимости.

Должно быть понятно, что даже самое глубокое знание диалектики как системы универсальных регулятивов и са­мое искреннее желание руководствоваться ею как общефи­лософским методом не помогут делу, если при этом тща­тельнейшим образом не будет освоен огромнейший факти­ческий и теоретико-методологический материал данной области знания, в том числе и специфические приемы и способы его исследования.

Разработка диалектики как совокупности всеобщих нор­мативов, схем активной познавательной и практической деятельности включает в себя не только исследование того, как надо действовать, чтобы достигнуть успешных резуль­татов, но и анализ того, как не надо действовать, какие существуют пути, приемы, способы ухода от истины, веду­щие к заблуждению в теории и к ошибкам на практике. «Нормы науки формулируются не только в форме «пози­тивных» эталонов и предписаний... Роль норм-запретов в регулировании науки весьма существенна»1.

Данный вывод в полной мере относится к требованиям и принципам диалектики, которые одновременно выступа­ют как всеобщие позитивные нормы-предписания и всеоб­щие запрещающие нормативы. При построении диалекти­ческой программы действий нужно иметь в виду, что она одновременно является не только «положительной», но и «отрицательной» эвристикой. Это и означает, что регуля­тивные принципы и требования гносеологии и методоло­гии научного исследования выступают в двоякой форме — как рекомендации и как запреты. Например, требование объективного подхода к познаваемому объекту есть в то же время запрет «примысливания» субъекта к объективной ситуации (что, кстати, весьма трудно выполнимо).

Таким образом, диалектико-материалистическая мето­дология реально функционирует не в виде жесткой и одно­значной совокупности норм, «рецептов» и приемов, а в качестве диалектической и гибкой системы всеобщих прин­ципов и регулятивов человеческой деятельности — в том числе мышления в его целостности. Дело в том, что «...мыш­ление по своему характеру есть нечто довольно однородное и универсальное; Влекомое глубочайшим внутренним све­том, оно не сводится к набору механически применяемых правил и не может быть разделено водонепроницаемыми переборками на такие отсеки, как мышление историчес­кое, философское, математическое и другое»1.

Поэтому важная задача диалектико-материалистической методологии состоит в разработке всеобщего способа дея­тельности, в развитии таких категориальных форм, кото­рые были бы максимально адекватны всеобщим законам существования самой объективной действительности. Од­нако каждая такая форма не есть зеркальное отражение пос­ледней, и она не превращается автоматически в методоло­гический принцип.

Чтобы стать им, всеобщие диалектические положения должны принять форму нормативных требований, своеоб­разных предписаний, которые (в сочетании с регулятива­ми других уровней) определяют способ действия субъекта в познании и изменении реального мира. Объективная детерминированность диалектико-логических принципов, как и вообще всех социальных норм, 'служит основанием для последующего субъективного использования их в ка­честве средства познания и практического овладения дей­ствительностью.

Диалектический метод нельзя, разумеется, сводить к уни­версальным логическим схемам с заранее отмеренными и гарантированными ходами мысли. Однако ученых интере­суют, строго говоря, не сами по себе категории «развитие, «противоречие», «причинность» и т. п., а сформулирован­ные на их основе регулятивные принципы. При этом они хотят четко знать, как последние могут помочь в реальном научном исследовании, каким образом они могут способ­ствовать адекватному постижению соответствующей пред­метной области и познанию истины. Вот почему все чаще приходится слышать от ученых призывы к созданию при­кладной философии — своеобразного моста между всеоб­щими диалектическими принципами и методологическим опытом решения конкретных задач в той или иной науке. Как пишет в этой связи академик А. Б. Мигдал, «законы диалектики можно превратить в нетривиальные высказыва­ния, только наполнив их конкретным содержанием. Это и должна делать прикладная философия для каждой науки в отдельности»1. Разработка диалектико-материалистического метода в этом аспекте, несомненно, будет способствовать как повышению качества методологических исследований в целом, так и его «экспансии» на новые предметные обла­сти, расширению спектра проблем, решаемых с его актив­ным «участием».

Проиллюстрируем сказанное на примере двух важней­ших принципов диалектического метода — принципов ис­торизма и противоречия.