§ 3. Философия как «наука наук» (Г. Гегель)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

В истории философии наиболее глубокое учение о на­уке, о научно-теоретическом знании разработано в фи­лософии Гегеля, который, принимая некоторые исход­ные идеи Канта о природе науки, принципиально по-новому трактовал ее сущность. Если Кант, исходя из анализа специфики эвклидовой геометрии и ньютоновс­кой физики, пытался выявить особенность и своеобразие науки в отличие от философии (метафизики), то Гегель стремился понять и осмыслить философию и науку в кон­тексте объективной, саморазвивающейся и самопознаю­щей духовной деятельности. Иными словами, он ото­шел от эмпирического, от непосредственного выявления наличных признаков науки, а пытался теоретически ос­мыслить феномен науки, т. е. рассмотреть ее в составе более широкого целого. Действительно, при всем идеа­лизме гегелевской философии такой подход в целом яв­лялся продуктивным. Хотя Гегель и не понимал пред­метную деятельность как подлинную субстанциальную деятельность, а потому воспринимал в качестве субстан­циальной только духовную деятельность, развитие созна­ния, самосознания и духа. В отличие от Канта, Гегель не противопоставляет на­уку и философию. По его мнению, как естествознание, так и философия могут выступать в форме науки, научно-теоретического познания. Познавательный процесс не есть отношение абстрактного индивида к объекту (природе), а есть историческое движение, самопознание духом самого себя, когда он систематически себя выставляет в качестве объекта, снимает его и снова формирует, пока не достига­ет тождества бытия и мышления, понятия и предмета. По этой причине весь познавательный процесс выступает как ряд формообразований сознания, самосознания, духа. Внутренним стержнем этого абсолютного движения явля­ется тождество противоположностей (противоречие).

В этом процессе самодвижения, самопознания духом самого себя занимают свои особые, определенные места наука и философия как особые формы духовного само­познания. Поскольку Гегель рассматривает рассудок и разум как ступени познания, постольку наука и филосо­фия также трактуются им как разные ступени духовно-теоретической деятельности. То обстоятельство, что есте­ствознание связано с рассудком, философия — с разу­мом, ни в коей мере не говорит об их изначальной разно­сти. В действительности, они являются только ступеня­ми в историческом развитии самосознания, духа.

Наука, по мнению Гегеля, ограничена и субъективна, ибо она выступает конечной формой постижения абсолю­та. В силу того что естествознание связано с рассудком, оно не способно постигать целостность, конкретность, про­тиворечивость предмета. Оно поэтому охватывает только некоторый срез, конечный аспект воплощения духа и по этой причине не способно познать живой, саморазвиваю­щейся целостности.

Согласно Гегелю, дух — это объективная, саморазвива­ющаяся духовная деятельность, субстанция — субъект. За­дача философии как науки — теоретически познать эту духовную деятельность на ее основе, т. е. как внутренне развивающуюся систему, систему ряда формообразований, внутренним стержнем которой является тождество проти­воположностей. Философ прямо отмечал, что форма бы­тия науки есть система. Это означает, что научное позна­ние духа прежде всего предполагает постижение его в форме органической системы, в форме системы понятий, зако­нов и принципов познания.

Философское познание духа Гегель начинает с логики как системы чистых сущностей, в форме которой постига­ются всеобщее условие, контуры, идея саморазвивающе­гося абсолютного духа. Поскольку логика является и нау­кой, постольку она также образует систему внутренне свя­занных категорий, понятий и т. п. Для того чтобы теоре­тически воспроизводить саморазвивающееся абсолютное мышление, надо руководствоваться методом восхождения от абстрактного к конкретному, т. е. надо начать теоре­тическое познание мышления с самого абстрактного и бед­ного по содержанию определения мысли.

В силу того, что в форме абсолютной идеи достигает­ся целостность, конкретность, мышление не может даль­ше развиваться в лоне логики. Поэтому в дальнейшем абсолютная идея переходит в свое инобытие, в природу и там продолжает свое развитие. На определенной ступе­ни развития природы возникает человек, посредством которого происходит самопознание абсолютным духом са­мого себя. Если природа выступает первым, конечным воплощением абсолютной идеи, то дух — наиболее адек­ватное ее воплощение.

Гегель полагал, что его философия является в высшей степени научной философией, «наукой наук». Ее науч­ность, по его мнению, состоит не только в систематич­ности, но также в последовательном применении науч­ного метода. В отличие от дедуктивного метода Декарта и индуктивного метода Бэкона, по Гегелю, истинным ме­тодом познания является диалектика: восхождение от аб­страктного к конкретному, совпадение исторического и логического, противоречие как универсальный принцип познания и т. п.

Сопоставив философское познание природы с иссле­дованием эмпирического естествознания, мыслитель под­черкивал продуктивность философского ее познания. Со­гласно гегелевскому пониманию, природа исследуется раз­личными науками, которые изучают различные силы при­роды, но не постигают целостности, сущности последней. Поэтому истинное содержание природы постигается толь­ко философией, которая рассматривает природу как звено в контексте исторического развития духа.

Что касается развития идеи в «духе» (в который перехо­дит природа), то в своем учении о духе Гегель стремится обосновать важность, значимость и содержание таких наук, как антропология, психология, этика, эстетика, история и др. При исследовании социально-исторической жизни человечества философ «вводит в оборот» и обновляет по­нятия права, моральности, добра и зла, нравственности, семьи, гражданского общества, государства, всемирной ис­тории и др. Особо следует выделить прозорливость Гегеля в том, что основой деятельности людей (т. е. всемирной истории) является деятельность экономическая, т. е. труд

— преобразование природы с помощью орудий труда. В своих орудиях, подчеркивал философ, человек обладает властью над внешней природой, но в своих целях он под­чинен ей. Это высказывание — «зародыш» материалисти­ческого понимания истории (исторического материализма). Абсолютный дух, согласно Гегелю, раскрывается в трех взаимосвязанных и субординированных основных формах: в искусстве, религии и философии. Сделав предметом ис­следования эти формы, мыслитель приходит к выводу о том, что в искусстве абсолютный дух познается в форме созер­цания, в религии — в форме представления, в философии

— в форме понятия. Но при этом он ставит философию выше частнонаучного знания, изображает свою философию как «науку наук» и «венец развития» духовной культуры. Гегель, как и его предшественники, хорошо понимал, что для науки необходим надежный метод (как система определенных принципов): нет метода — нет и науки. Та­ким надежным, «истинным методом» для науки и фило­софии (которая у него тоже есть наука) должна быть диа­лектика, диалектический метод, в основе которого лежит идея развития. Диалектика есть «движущая душа всякого научного развертывания мысли» и представляет собой принцип, который один вносит в содержание науки им­манентную (внутреннюю) связь и необходимость. Важ­ная заслуга Гегеля (несмотря на его идеализм) состояла в том, что он разработал диалектику как учение о развитии в систематической, целостной форме.

Его неоценимый вклад в науку состоял в том, что об­ладая огромным «историческим чутьем», Гегель впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изме­нении, преобразовании и развитии, и сделал попытку рас­крыть внутреннюю связь, законы этого движения и разви­тия. А это, как известно,"— важнейшая задача науки. В каждой из рассматриваемых в его философии сфер дей­ствительности — от чисто логических категорий до катего­риальной диалектики социальной жизни — он старался найти и указать проходящую через них «нить развития», хотя схематизма и искусственных построений при этом из­бежать не удалось. Гегель дал анализ законов, категорий и принципов диалектики, обосновал положение о един­стве диалектики, логики и теории познания, создал пер­вую в истории мысли развернутую систему диалектической логики. Философ выявил во всей полноте (насколько это можно было с позиций идеализма) роль и значение диа­лектического метода в познании, подверг критике метафи­зический метод мышления во всех его разновидностях.

Если Кант в форме трансцендентальной логики пред­ставил лишь «неясный абрис» диалектической логики, то Гегель вполне ясно изложил содержание последней как целостную систему категорий (логику разума). При этом он нисколько не принижал роль и значение формальной (рассудочной) логики в познании, а тем более не «трети­ровал» ее. Диалектика — основа, истинный центр всей проблематики у Гегеля. И хотя диалектика у него подвер­гнута мистификации, это не помешало ему первому дать всеобъемлющее и сознательное изображение ее всеобщих форм движения, как высших принципов разумного мыш­ления.

Гегель подчеркивал, что развитие происходит не по зам­кнутому кругу, а по спирали, поступательно, от содержа­ния к содержанию. В этом процессе совершается взаимо­переход количественных и качественных изменений. Ис­точником развития является противоречие, которое дви­жет миром, есть «корень всякого движения и жизненнос­ти», принцип всякого самодвижения и познания. Разра­батывая субординированную систему категорий диалекти­ки и выводя их друг из друга по ступеням логического вос­хождения от абстрактного к конкретному, Гегель гениаль­но угадал, что логические формы и законы — не пустая оболочка, а отражение объективного мира.