Верховный комиссар ООН по правам человека

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 
РЕКЛАМА
<

20 декабря 1993 года сорок восьмая сессия Генеральной

Ассамблеи ООН одобрила резолюцию 48/141 «Верховный

комиссар по поощрению и защите всех прав человека». Верховный

комиссар по правам человека назначается Генеральным

секретарем ООН и утверждается Генеральной Ассамблеей.

Кандидат должен характеризоваться «высокими моральными

устоями и честностью» и обладать «опытом, в том числе в области

прав человека, и общими знаниями и пониманием разных культур,

что необходимо для беспристрастного, объективного,

неизбирательного и эффективного выполнения обязанностей

Верховного комиссара».2

Верховный комиссар по правам человека занимает должность,

равную Заместителю Генерального секретаря ООН. Он является

«должностным лицом Организации Объединенных Наций,

несущим… основную ответственность за деятельность

Организации Объединенных Наций в области прав человека».1

Свою деятельность он осуществляет под руководством

Генерального секретаря и «в рамках общей компетенции,

полномочий и решений Генеральной Ассамблеи, Экономического и

Социального Совета и Комиссии по правам человека».2

Комиссар вправе вносить рекомендации указанным органам «в

целях содействия эффективному поощрению и защите всех прав

человека».

Г.Е. Лукьянцев подразделяет полномочия Верховного комиссара на

четыре группы:3

1. Поощрение и защита всех прав человека, в том числе

поощрение и защита эффективного осуществления всех

гражданских, культурных, экономических, политических и

социальных прав; оказание консультативных услуг и технической и

финансовой помощи по просьбе заинтересованных государств и,

при необходимости, региональных организаций по правам

человека с целью поддержать осуществление мер и программ в

области прав человека; координация деятельности в области

поощрения и защиты прав человека в рамках всей системы ООН.

2. Развитие международного сотрудничества в области

поощрения и защиты прав человека, в том числе расширение

такого сотрудничества.

3. Реагирование на ситуации, угрожающие правам человека, в

том числе выполнение активной роли в деле устранения нынешних

препятствий и решении новых задач на пути к полной реализации

всех прав человека и в недопущении продолжения нарушений прав

человека во всем мире, как это отражено в Венской декларации и

Программе действий; поддержание диалога с правительствами

всех стран в целях обеспечения уважения всех прав человека.

4. Осуществление рационализации, адаптации, укрепления и

оптимизации механизмов Организации Объединенных Наций в

области прав человека в целях повышения их действенности и

эффективности.

Особенностью института Верховного комиссара, делающей его

скорее политическим и аналитическим нежели адресным и

действенно правозащитным, является отсутствие у него

полномочий по рассмотрению частных жалоб о нарушении прав и

свобод человека на то или иное государство.

При подготовке резолюции 48/141, пишет Г.Е. Лукьянцев, было

высказано предложение наделить Верховного комиссара ООН по

правам человека возможностью напрямую обращаться в Совет

Безопасности ООН в целях гарантии инкорпорации правозащитных

элементов в решения Совета и в операции, проводимые на основе

таких решений (в том числе миротворческие), а также для

повышения эффективности превентивной и последующей

деятельности в области прав человека. Однако ряд государств

посчитал, что вопросы прав человека находятся вне компетенции

Совета Безопасности, как она определена в Уставе ООН, и

поэтому всякое упоминание о Совете было изъято из

окончательного текста резолюции.1

Это, по меньшей мере, странно, поскольку согласно тому же Уставу

ООН, Совет Безопасности вправе рассматривать любую ситуацию,

угрожающую миру и безопасности. Последнее десятилетие ХХ

века убедительно подтвердило, что массовые нарушения прав

человека являются чрезвычайно серьезным источником такой

угрозы.

В очередной раз механизм защиты прав человека столкнулся с

догмой: сотрудничество с государствами возможно только при

условии согласия на то самих государств. Без сомнения, этот факт

не мог не сказаться на снижении эффективности действий

Верховного комиссара ООН по правам человека.