Военные санкции

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 

Согласно ст. 42 Устава ООН, Совет Безопасности

«уполномочивается предпринимать ... действия воздушными,

морскими или сухопутными силами». Именно на основе этой нормы

строится вся современная концепция военных санкций.

В актуальное и сегодня положение о военных действиях в рамках

ООН меморандума правительства СССР «О некоторых мерах по

усилению эффективности ООН в обеспечении международного

мира и безопасности» от 10 июля 1964 года говорится: «Решения

такого рода должны приниматься, однако, лишь в качестве самой

крайней меры и при тщательном взвешивании всех относящихся к

делу обстоятельств, имея в виду, что использование иностранных

войск, в том числе и войск ООН, для урегулирования конфликтов и

даже одно только присутствие их на чужих территориях может, как

показывает опыт, вести к прямо противоположным результатам - к

вмешательству во внутренние дела государств, к серьезным

международным осложнениям, к обострению напряженности.

Непременным условием такой крайней меры, как использование

вооруженных сил ООН, должно быть - всегда и при всех

обстоятельствах - точное соблюдение всех положений Устава ООН,

относящихся к вопросам применения силы для поддержания или

восстановления международного мира».2

Как справедливо заметил Д.Б. Левин, «особенность принудительных

мер невоенного характера, предусмотренных ст. 41 Устава ООН,

заключается в том, что их применение может быть эффективным

лишь тогда, когда они выполняются всеми членами ООН или, во

всяком случае, всеми теми из них, которые поддерживают

экономические и дипломатические отношения с государством,

против которого эти меры применяются, в то время как военные

меры могут быть эффективными и тогда, когда применяются лишь

некоторыми государствами».3

 «Когда речь идет о международных преступлениях, - писал Д.Б.

Левин в 1966 году, - представляющих собой посягательство на

коренные основы международного общения, таких как агрессия, как

преступления колониализма, расизма и т.д., то международные

санкции применяются к виновному государству непосредственно,

как правило, включают принудительные меры и могут в случае

необходимости включать меры военного принуждения».1

Профессор Г.М. Мелков в числе мер принудительного характера,

которые могут быть приняты Советом Безопасности ООН,

выделяет, в частности, меры, связанные с использованием

вооруженных сил для подавления агрессора силой и

восстановления международного мира и безопасности.2 Далее он

пишет: «международное право... разрешает обращаться к силе в

следующих случаях: в порядке осуществления права на

индивидуальную или коллективную самооборону от агрессии (по

статье 51 Устава ООН); во время национально-освободительной

войны против колонизатора и оккупанта; при возникновении

гражданской войны или военного мятежа в какой-либо стране; при

подавлении агрессора силой по решению Совета Безопасности

ООН (по ст. 42 Устава ООН); для защиты миротворческих сил ООН,

ОБСЕ или другой региональной международной организации при

нападении на них враждующих сторон (или одной из них); при

выполнении государством своих договорных обязательств».3

О.Н. Хлестов и А.И. Никитин выделяют лишь два случая

применения вооруженных сил в современном международном

праве, однако, как и Г.И. Мелков одним из них они признают

применение вооруженных сил «против государства, совершившего

акт агрессии или нарушившего мир».4

Касаясь случаев применения военных санкций, Г.И. Мелков указал,

что «перед международным сообществом в конце XX века во весь

рост встали вопросы о правомерности применения силы для:

- предотвращения войны между государствами (в том числе между

теми, кто уже имеет ядерное оружие или находится на пороге его

создания собственными силами);

- для предотвращения войны внутри одного государства

(ликвидации угрозы гражданской войны, военного мятежа или

вооруженных действий сепаратистских группировок, направленных

на разрушение государства или на выход из его состава какой-либо

части территории, для пресечения этнических или религиозных

междоусобиц);

- для защиты вооруженных сил ООН или миротворческих сил ООН и

ОБСЕ в случаях нападений на них».1

Развивая эту мысль, О.Н. Хлестов и А.И. Никитин указывают, что

«Совет Безопасности ООН в последние годы начинает более

широко интерпретировать содержащиеся в Уставе понятия «угроза

миру, любое нарушение мира», дающие ему право применять

принудительные действия... Совет расценил международный

терроризм как создание угрозы миру и безопасности».2 В решении

Совета Безопасности, в частности, по ливийскому случаю,

устанавливающем санкции против Ливии с целью добиться от нее

выдачи террористов, обвиняемых в организации взрывов двух

гражданских самолетов, указывалось, что «...пресечение актов

международного терроризма, включая те из них, к которым прямо

или косвенно причастны государства, имеет существенное значение

для поддержания международного мира и безопасности.»3 Далее

авторы статьи обращают внимание на еще одну тенденцию - «все

более частое применение Советом Безопасности вооруженных сил

не только в межгосударственных вооруженных конфликтах, но и в

немеждународных, возникающих между различными политическими

или этническими группами в пределах государства или на

территории сразу нескольких государств».

О.Н. Хлестов и А.И. Никитин, анализируя практику использования в

международных отношениях вооруженных сил в 1992-1995 годах,

выделили следующие стадии и формы применения вооруженных

сил:

Несиловая стадия:

1. Предварительное «упредительное» развертывание вооруженных

сил в конфликтном регионе с целью предотвращения эскалации

конфликта, которое включает в себя:

- демонстрацию сил в поддержку политических предупреждений

конфликтующим сторонам;

- разделение потенциальных позиций враждующих сторон, с

которых могут начаться провокации и вооруженные действия;

- оказание, в случае необходимости, медицинской,

продовольственной, гуманитарной помощи населению.

2. Создание демилитаризованных зон в районах конфликта,

означающее:

- контроль коммуникаций, используемых конфликтующими

сторонами в оперативных целях;

- контроль за соблюдением режима прекращения огня;

- осуществление режима запрещения авиаполетов в районе

конфликта;

-обеспечение режима для доставки гуманитарных грузов.

Силовая стадия:

1. Разоружение и ликвидация незаконных вооруженных

формирований в районе конфликта.

2. Защита законных гражданских властей в районе конфликта.

3. Восстановление нарушенного режима государственных или

административных границ.

4. Защита беженцев и вынужденных переселенцев, организация и

охрана лагерей для беженцев, обеспечение поступления

медицинской помощи.

5. Охрана этнических меньшинств, подвергшихся давлению,

провокациям со стороны своего этнического окружения.

6. Межпозиционное размещение вооруженных сил для разделения

(«экранирования») друг от друга враждующих группировок на время

организации и проведения переговоров.

7. Постадийное разделение враждующих сторон (создание

расширяющейся демилитаризованной зоны).

8. Обеспечение условий для проведения свободных выборов

гражданской власти по завершении конфликта.

9. Эскортирование эшелонов гуманитарной помощи,

предоставленных по национальным каналам и каналам

международных организаций.

10. Обеспечение защиты основных прав человека в районе

конфликта.

11. Защита от разрушения или повреждения стратегических

объектов в районе конфликта (арсеналов оружия массового

поражения и обычных вооружений, дамб, крупных народно-

хозяйственных объектов и т.д.).

12. Защита посреднических, дипломатических, переговорных миссий

международных и неправительственных организаций, ведущих

деятельность по разрешению конфликта.1

По мнению подавляющего большинства ученых, Устав ООН прямо

запрещает осуществление принудительных мер в силу

региональных соглашений или региональными органами без

полномочий от Совета Безопасности. Таким образом, без

разрешения Совета Безопасности региональные организации не

обладают полномочиями в отношении принудительных мер по

поддержанию или восстановлению международного мира.2

Для применения принудительных мер региональными

организациями, по мнению Д.Б. Левина, необходимы четыре

обязательных условия: «во-первых, чтобы эти меры применялись

организациями, объединяющими государства одного

географического региона; во-вторых, чтобы они применялись в

отношении угрозы миру, нарушений мира или актов агрессии,

направленных против государств этого региона; в-третьих, чтобы

они осуществлялись по уполномочию и под руководством Совета

Безопасности (исключая меры по ст.107 3); и, в-четвертых, чтобы

Совет Безопасности был всегда полностью информирован как о

принятых, так и о намечаемых мерах».4

Во-вторых, факт грубого нарушения международного обязательства

в виде международного преступления, являющегося угрозой

международному миру и безопасности, должен быть определен в

качестве такового. Такое определение должно быть оформлено в

виде резолюции Совета Безопасности ООН. В резолюции должен

быть указан состав (субъект, объект, субъективная и объективная

стороны) преступления, квалификация (указание на нарушенные

договорные и/или обычные нормы), цели военных санкций, рамки их

применения, театр войны, состав вооруженных сил, сроки и

отменительные условия. Подобное условие позволяет исключить

неопределенность применения военных санкций.

В-третьих, применяемые военные санкции должны в полной мере

соответствовать требованиям права вооруженных конфликтов

относительно средств и методов ведения войны. Тем самым на

субъекты возлагается ответственность за соблюдение

процессуальных обязательств в ходе применения военных санкций.

В-четвертых, использование военных санкций допускается лишь

при невозможности восстановления status quo мирными

средствами. Это не означает, что обязательно соблюдение

принципа исчерпания всех мирных средств, поскольку не исключены

случаи, когда обстоятельства свидетельствуют о невозможности их

применения в силу характера правонарушения либо его

последствий. Однако факт невозможности восстановления status

quo мирными средствами должен быть установлен Советом

Безопасности ООН. Соблюдение этого условия усиливает

превентивный, устрашающий характер военных санкций.