Совет Безопасности ООН

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 

В соответствии с Уставом ООН, Совет Безопасности является

единственным органом, правомочным принимать решения,

связанные с действиями ООН по поддержанию и восстановлению

международного мира и безопасности. Только Совет Безопасности,

согласно Уставу, и никакой другой орган или должностное лицо

ООН, имеет право выносить решения о проведении операций с

использованием вооруженных сил ООН, а равно – решать вопросы,

связанные с созданием и использованием вооруженных сил ООН, в

частности такие, как определение задач и функций вооруженных

сил, их состава и численности, структуры командования этих сил,

сроков пребывания их в районах операций, а также вопросы

руководства операциями и определения порядка их

финансирования.

Согласно Уставу, на Совет Безопасности ООН возложена главная

ответственность за поддержание международного мира и

безопасности.

В общей форме компетенция Совета Безопасности изложена в ст.24

(пп.1 и 2) Устава. Согласно этой статье, члены ООН «возлагают на

Совет Безопасности главную ответственность за поддержание

международного мира и безопасности», и при исполнении своих

обязанностей, вытекающих из этой ответственности, Совет

Безопасности «действует в соответствии с Целями и Принципами

Объединенных Наций».

Данное положение Устава, как и многие другие, за годы

существования ООН было подвергнуто неоднократному

толкованию. На практике возник вопрос о том, что, если на Совет

Безопасности возложена не исключительная ответственность за

поддержание международного мира и безопасности, а «главная»,

значит любое государство-член ООН имеет право прибегать по

своему усмотрению к принудительным действиям против другого

государства и не предъявлять возникший спорный вопрос на

рассмотрение Совета Безопасности, или, другими словами, может

действовать в обход Совета Безопасности. Подобная аргументация

была использована дипломатами и юристами-международниками

Соединенных Штатов Америки относительно так называемого

«карантина» (морская блокада) у берегов Кубы в октябре 1962

года1, организации вооруженного вмешательства во внутренние

дела Доминиканской Республики в 1965 году и Гренады в 1983 году.

Определенные специфические функции и полномочия Совета

Безопасности изложены в различных главах Устава ООН (в

частности, в гл.VI-VII, XII и др.).

Следует иметь в виду, что предметом разбирательства Совета

Безопасности являются не все споры и ситуации, а только те,

которые представляют или могут представлять угрозу

международному миру и безопасности. Совет не имеет права

вмешиваться «в дела, по существу входящие во внутреннюю

компетенцию любого государства», и само государство не обязано

представлять такие дела на рассмотрение Совета Безопасности.

Необходимо отметить, что указанный принцип невмешательства в

дела не затрагивает применения Советом Безопасности

принудительных мер на основании гл.VII Устава.

Устав ООН предусматривает (ст.51), что члены ООН имеют право в

порядке индивидуальной или коллективной самообороны применить

вооруженную силу для отражения вооруженного нападения, до тех

пор, пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для

поддержания международного мира и безопасности.

В распоряжение Совета Безопасности Уставом ООН предоставлен

широкий арсенал средств и мер для выполнения им «главной

ответственности» за поддержание международного мира и

безопасности. Полномочия и функции в этой сфере деятельности

Совета Безопасности делятся на три основные группы: полномочия,

связанные с мирным разрешением споров между государствами;

полномочия, относящиеся к созданию системы регулирования

вооружений и разоружения; и полномочия, связанные с действиями

в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии.

В Уставе ООН функциям и полномочиям Совета по мирному

урегулированию международных споров и ситуаций посвящена

специальная гл.VI (ст.ст.33-38). Прежде всего, Устав возлагает на

членов ООН обязательство стараться разрешать свои споры путем

переговоров, посредничества, примирения, арбитража,

обследования, судебного разбирательства, обращения к

региональным органам или иными мирными средствами по своему

выбору (п.1 ст.33). Совет Безопасности имеет право, когда сочтет

это необходимым, потребовать от сторон разрешения спора при помощи таких средств (п.2 ст.33). Примером может служить

резолюция 395 (1976) Совета Безопасности от 25 августа 1976 г., в

которой Совет призвал правительства Греции и Турции возобновить

прямые переговоры по поводу их разногласий.

Немаловажное значение имеют и полномочия Совета Безопасности

при решении проблемы всеобщего и полного разоружения.

Согласно ст.26, Совет Безопасности несет ответственность за

формулирование планов создания системы регулирования

вооружений и разоружения. Устав ООН предусматривает, что в этой

области Совет Безопасности должен взаимодействовать с

Генеральной Ассамблеей, которая, согласно Уставу, имеет право

рекомендовать общие принципы сотрудничества по поддержанию

международного мира и безопасности, включая принципы,

относящиеся к разоружению и регулированию вооружений (ст.11).

Специфические полномочия Совета Безопасности, перечисляемые

в гл.VII Устава, характеризуют его в качестве центрального органа,

главнейшего элемента всей системы коллективной безопасности

ООН.

Согласно ст.39 Устава, Совет может давать рекомендации и

принимать коллективные меры только после того, как он определит

наличие угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии. В этом

проявляется одна из существенных особенностей правового

положения Совета Безопасности по сравнению, например, с

Советом Лиги наций. Статут Лиги наций (ст.16), как уже

упоминалось выше, хотя и предоставлял Совету право определять

наличие нарушения каким-либо государством Статута и

рекомендовать на основании этого членам Лиги военные меры,

фактически оставлял на усмотрение ее членов определение вида и

размера принудительных действий против агрессора, что не могло

не приводить и на практике приводило к разобщению усилий Лиги

по борьбе с агрессией и к полной ее беспомощности. В отличие от

Лиги наций, обязанность противодействовать угрозе миру или

нарушениям мира по Уставу ООН возлагается на центральный

орган Организации, который и принимает принудительные меры от

имени членов ООН как единого целого.

В Уставе ООН не определяются конкретно вид и характер

рекомендаций по ст.39. Однако большинство комментаторов Устава

считают, что Совет Безопасности может принять любые

рекомендации, в том числе и те, которые указаны в главе VI1.

Помимо этих рекомендаций Совет Безопасности может, определив

наличие угрозы миру или его нарушения, принять, согласно ст.40,

временные меры. Необходимость принимаемых Советом

временные мер объясняется тем, что для выяснения положения и

определения степени обострения конфликта требуется некоторое

время1. По своему характеру временные меры являются

рекомендацией, что подтверждают большинство комментаторов

Устава и о чем свидетельствует практика Совета Безопасности.

Однако рекомендация Совета Безопасности по ст.40 – это

рекомендация особого рода, поскольку невыполнение ее может

повлечь за собой применение санкций, предусмотренных в ст.39

Устава. На основании этого, В. Федоров делает вывод о том, что

«временные меры по ст.40 могут иметь характер и простой

рекомендации, и «приказа», если Совет Безопасности заявит, что

несоблюдение этого «приказа» создаст угрозу миру или нарушение

мира, то есть если появятся условия для применения санкций,

предусмотренных ст.39»2.

Но компетенция Совета Безопасности в случае угрозы миру или

нарушения мира не ограничивается принятием рекомендаций и

временных мер. Отличительная особенность правового положения

Совета Безопасности в рамках ООН заключается в том, что этот

орган уполномочен принимать эффективные меры борьбы и

воздействия в случае определения угрозы миру, нарушения мира

или акта агрессии. Устав ООН указывает на два вида коллективных

принудительных действий: действия, не связанные с применением

вооруженных сил, и непосредственно действия вооруженными

силами, если они окажутся необходимыми для поддержания или

восстановления международного мира и безопасности.

Для оказания давления на государство, действия которого создают

угрозу международному миру или представляют собой нарушение

мира, Совет Безопасности может решить и потребовать от членов

ООН применения мер, не связанных с использованием

вооруженных сил, например таких, как полный или частичный

перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских,

воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств

сообщения, а также разрыв дипломатических отношений (ст.41).

Если указанные в статье 41 Устава меры Совет Безопасности

сочтет недостаточными или если эти меры уже оказались

недостаточными, Совет уполномочивается предпринимать

действия, связанные с использованием воздушных, морских и

сухопутных вооруженных сил. Такие действия могут включать

демонстрацию, блокаду, операции вооруженных сил членов

Организации и др. (ст.42). В случае необходимости предпринять

срочные военные мероприятия Совет Безопасности может

использовать для совместных международных принудительных

действий контингенты национальных военно-воздушных сил,

которые члены Организации должны держать в состоянии боевой

готовности (ст.45) в соответствии с особым соглашением или

соглашениями, упомянутыми в ст. 43.

Устав ООН (ст.49) предусматривает, что все государства-члены

должны помогать друг другу при проведении в жизнь мер, о которых

Советом Безопасности принято решение. Если какое-нибудь

государство, независимо от того, состоит оно членом ООН или нет,

столкнется при осуществлении превентивных или принудительных

мер, принятых Советом Безопасности, с какими-либо специальными

экономическими проблемами, оно имеет право консультироваться с

Советом Безопасности относительно методов разрешения таких

проблем (ст.50).

Ряд исследователей, анализируя полномочия Совета Безопасности

по гл.VII, приходят к выводу, что Совету, в отличие от Лиги наций,

основателями ООН была предоставлена «определенная

автономная компетенция принимать решения по поддержанию

международного мира и безопасности» и что такие права не были

даны ни Генеральной Ассамблее, ни Генеральному секретарю1.