2. Некоторые следствия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 
РЕКЛАМА
<

Соотношение права и государства. Близость исторических судеб права и государства, близость их роли в обществе известны и понятны. Если право - определенный порядок в обществе, то оно не может не опираться на государство как на механизм, который формирует и поддерживает этот порядок. Понимание права как общественного согласия, социального компромисса обусловливает и понимание государства как институционной основы такого компромисса. Точно так же, если видеть в праве средство насилия и подавления, то и государство нужно будет понимать как орудие насилия и подавления. Право и государство тесно и органично связаны.

Кому принадлежит приоритет в этой связке? Вопрос отнюдь не только теоретический. Его сугубо практическое значение состоит в том, связано ли государство правом, распространяется ли на государство и его органы управления установленный в обществе порядок, либо оно (государство) может по своему усмотрению изменить этот порядок.

Ответить на этот вопрос, исходя только из самого общего определения права как средства компромисса, невозможно. Потребуется более глубокое проникновение в суть проблемы, так как в зависимости от того, чему отдается приоритет в определении права - идеям, нормам или реальным отношениям, зависят и представления о соотношении права и государства.

Если исходить из нормативного понимания права, сводящего право к нормам, то в соотношении право - государство ведущая, главная роль принадлежит государству. Это естественно. Правовые нормы издаются государством, отсюда и подчиненное отношение права, как системы норм, к государству, творцу этих норм. Об обусловленности государства правом при таком подходе говорить не приходится: если что-либо в праве не устраивает государство (его органы), то правовые нормы просто изменяются.

Если исходить из социологического понимания права, где право понимается как реально сложившиеся отношения (право - это то, что делает судья), то право и государство оказываются на равном уровне, "в равных весовых категориях". При таком понимании право формируется как через государство (законы), так и в фактически складывающихся отношениях людей. Как право не предопределяется государством, поскольку право складывается и минуя государство, так и государство не связано правом, поскольку право формируется и через посредство государства.

Наконец, если исходить из ценностного понимания права, согласно которому содержание права составляют общечеловеческие идейные ценности, то можно говорить о приоритете права перед государством. Государство не произвольно в установлении правовых норм, оно связано идейным содержанием права; далеко не все законы, принятые государством, оказываются правовыми. Именно при таком понимании права, когда оно приобретает приоритет перед государством, можно говорить о правовом государстве. Определяющий содержательный признак правового государства - связанность государства правом. Вовне этот содержательный признак проявляется, по крайней мере, в двух важнейших ипостасях. Во-первых, основное направление деятельности правового государства состоит в закреплении и обеспечении прав человека (идея приоритета человека перед обществом и государством) и, во-вторых, в последовательном проведении разделения властей (идея предотвращения тирании, демократической организации государственной власти). О практическом претворении этих принципов в нашей российской действительности мы будем говорить позже, когда речь пойдет о теории, российского права (см. главы 9 и 10).

О прошлом и будущем права. История права, хотя и насчитывает многие тысячелетия, все же гораздо короче истории человечества. Многие тысячелетия (при так называемом первобытнообщинном строе) люди не знали ни права, ни государства. Человеческие отношения в те далекие времена были столь просты, что складывались сами по себе, в силу традиций и обычаев, и не требовали особой регламентации. По мере усложнения общественных отношений потребовалась их специальная регламентация, в связи с чем возникло право. Потребовался и специальный, отделенный от общества аппарат профессионального управления, что вызвало появление государства.

Что явилось определяющим признаком усложнения общественных отношений, породившего право и государство"^ По-видимому, дифференциация общества, выделение в нем групп людей с разными, подчас противоречивыми интересами. Ф. Энгельс, а вслед за ним В. Ленин объясняли происхождение права и государства непримиримостью классовых противоречий: государство и право возникают там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены. Государство - по этой доктрине - аппарат в руках господствующего класса для подавления своих классовых противников, а право - возведенная в закон воля господствующего класса, с помощью права исполнение воли господствующего класса становится обязательным для всех под угрозой принуждения и подавления.

Другие теории также связывают происхождение права и государства с' дифференциацией общества и возникновением групп с разными интересами. Однако другие теории исходят не из необходимости для одной части общества подавить другую часть, а из необходимости сочетать и учитывать разные интересы. Государство - по этому объяснению - комитет для ведения общих дел, а право - результат социального компромисса. Древняя история знает подтверждения и одной и другой теории. По-видимому, различие теорий стало в какой то степени следствием разной исторической практики, разных путей возникновения права и государства.

И в отношении будущего права высказаны разные версии. По марксистско-ленинской теории, разделение общества на классы исторически преходящее явление, в коммунистическом обществе не будет классов с противоположными историческими интересами, а значит, развитие общества приведет к отмиранию государства и права. В интерпре-тации И. Сталина такое отмирание должно было быть достигнуто через всемерное укрепление государства и права. Практика бывшего СССР подтвердила тезис о всемерном укреплении государства и права как средств принуждения и подавления, но не дала ни малейшего намека на их последующее отмирание. Эта теория не была подтверждена общественной практикой.

Понимание права и государства как средства социального компромисса приводит к выводу не об их отмирании, но всемерном их развитии. С течением времени, от одной эпохи к другой, человеческое общество все более и более дифференцируется, и объективная потребность в компромиссах усиливается. Наше время является убедительным тому подтверждением. И в будущем невозможно прогнозировать социальную однородность общества. Более того, в перспективе дифференциация общества еще более усилится. Поэтому еще более возрастет роль права и государства как средств социального компромисса. Можно думать, что этот вывод, в отличие от идеи отмирания права и государства, получает подтверждение в общественной практике.