2. Общественно-экономические формации и право

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 
РЕКЛАМА
<

В нашей стране в обществоведении в целом и в юридической науке в частности была общепринятой классификация этапов развития человечества по общественно-экономическим формациям. Соответственно история человечества распадалась на первобытнообщинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм и коммунизм (две фазы). Эта классификация охватывала и юриспруденцию. При изучении истории государства и права последовательно рассматривались рабовладельческий тип государства и права (в первобытнообщинном строе их не было), феодальный, буржуазный и социалистический типы (при коммунизме государства и права не будет). Достоинства формационной классификации заключаются в ее четкости и ясности. Каждый тип государства и права имеет исторические рамки. Каждый тип государства и права определяется классовым содержанием, что тесно увязывается с классовым предназначением государства и права, пониманием их как орудий и средства в руках господствующего класса для подавления классовых противников. Меняется господствующий класс - меняется тип государства и права.

Однако классификация по формации имеет много недостатков. И прежде всего с точки зрения соответствия фактам. Простая и четкая формационная классификация, увы, разошлась со сложностью и противоречивостью жизненных ситуаций. Далеко не все страны (не только в Азии, Африке и Америке, но даже и в Европе) прошли в своем развитии все те стадии, которые выделяет марксистское учение.

Далее, одни и те же правовые системы и идеи выходили за пределы определенной формации и охватывали разные формации, достаточно указать в качестве примера на римское право или идею естественного права. С другой стороны, в пределах одной и той же формации оказывались разные правовые системы, например системы общего права и романо-германского права в США, Англии и Западной Европе. Наконец, основной тезис о классовом содержании государства и права определенной формации также оказался уязвимым с точки зрения соответствия фактам. Еще в Афинах и Древнем Риме внутри класса рабовладельцев формировались столь различные интересы, что они влекли за собой кардинальные изменения в государстве и праве. Еще резче это несоответствие проявляется в современных условиях. Можно ли говорить, что демократическое государство и право, с одной стороны, и фашизм - с другой, соответствуют интересам одного и того же класса? А ведь с точки зрения формационной классификации и буржуазная демократия, и фашизм присущи капиталистической формации. Можно ли считать, что современные государство и право в развитых странах Западной Европы, особенно таких, как Швеция, Нидерланды, служат только интересам буржуазии и противостоят интересам трудящихся? Разумеется, нет. По-видимому, классовый признак, это основной признак той или иной формации, оказывается столь общим, что не позволяет использовать его в качестве классификационного фактора. В полной мере это относится и к классификации государства и права.