2.1. Объект, предмет незаконного получения и разглашения тайны : Тайна государственная, коммерчкская, банковская, частной жизни - М.В. Мазуров : Книги по праву, правоведение

2.1. Объект, предмет незаконного получения и разглашения тайны

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
РЕКЛАМА
<

Одной из основных проблем уголовного права является проблема объекта преступления. Именно поэтому в науке уголовного права данная проблема постоянно находится в центре внимания. Значительный вклад в ее разработку внесли А. А. Пионтковский, А. Н. Трайнин, Н. Д. Дурманов, Б. С. Никифоров, Е. А. Фролов, В. К. Глистин и другие ученые-юристы.

См.: Не шпион, а «зеленый» // Российская газета. 2000. 18 апр. С. 2. 66

 

Первоначально в советском уголовном праве считалась общепризнанной трехчленная классификация объектов преступления (общий, родовой и непосредственный), предложенная В. Д. Менынагиным в 1938 г.

Трехчленная классификация впервые была поставлена под сомнение Б. С. Никифоровым и Е. А. Фроловым102. Б. С. Никифоровым была предложена классификация объектов преступления по вертикали, включающая в себя четыре ступени:

1.  Общий объект, который включает в себя всю систему отдельных общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Выделение общего объекта имеет важное познавательное и практическое значение. Как справедливо отмечает Н. И. Коржанский, общий объект преступления показывает общественную опасность и направленность преступного посягательства на общественные отношения. Отказ от общего объекта преступления приведет к затушевыванию и недооценке общественной опасности преступления и может нанести вред науке уголовного права и практике применения уголовного законодательства103.

2.  Родовой объект — это группа однородных и взаимосвязанных между собой общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступлений, которые по своей юридической природе также образуют

104

однородную группу    .

3.  Видовой объект — это группа общественных отношений одного вида, охраняемых уголовным законом. По поводу выделения видового объекта как самостоятельного в теории уголовного права высказывались различные точки зрения. Так, В. Я. Таций, поддерживая в целом идею о выделении наряду с родовым и видового объекта, вместе с тем оговаривался, что «...она не должна противоречить трехстепенной классификации объектов — наоборот, она может существовать только наряду с ней»105. Данное положение справедливо критикует Л. Л. Крутиков, который отмечает, что «...вряд ли такое суждение верно, ведь столь же успешно можно утверждать, что идея о выделении родового или непосредственного объекта не должна противоречить двухстепенной классификации. И вовсе непонятно, почему выделение видового объекта может существовать только «наряду» с трехстепенной классификацией, а не внутри ее, не преобразовывать ее в

См.: Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960. С. 108—112; Фролов Е. А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Сборник научных трудов Свердловского юрид. ин-та. 1969. Вып. 10. С. 109—110.

См.: Коржанский Н. И. Объект посягательства и квалификация преступлений. Волгоград, 1976. С. 25.

04 См.: Здравомыслов Б. В. Уголовное право. Общая часть. М., 1996. С. 116.

05 Таций В. Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. Харьков, 1988. С. 88.

67

 

четырехстепенную»106. Далее Л. Л. Кругликов отмечает, что классификация по вертикали должна охватывать четыре категории объектов: общий, родовой, видовой (групповой) и непосредственный. За исключением первого остальные имеют троякое значение: во-первых, помогают законодателю определить характер общественной опасности посягательств на эти отношения, объекты; во-вторых, позволяют осуществлять научную и законодательную классификацию преступлений и норм, предусматривающих ответственность за их совершение; в-третьих, служат основой расположения законодательного материала по определенной системе, подчиненной единому объективному критерию107.

4. Непосредственный объект — это конкретное общественное отношение, на которое направлено посягательство и которому преступлением причиняется вред либо создается угроза причинения такого вредаЗ^арактерной особенностью непосредственного объекта является то, что в отличие от общего, родового и видового объектов, которым вред непосредственно не причиняется, ущерб от преступления всегда терпит непосредственный объект. Так, Н. И. Коржанский отмечает, что видовому, родовому и общему объектам вред причиняется только через посредство повреждения непосредственно объекта. Видовой, родовой и общий объекты изменяются только в той части, в которой вред причиняется непосредственно объекту. При этом конкретное общественное отношение как непосредственный объект повреждается преступлением или даже уничтожается вовсе. Видовой объект может быть поврежденным лишь в единичных своих проявлениях, но он не может быть уничтожен, так как невозможно вообще уничтожить преступным путем отношения собственности, жизнь, здоровье людей и другие общественные отношения109.

Значение объекта достаточно широко и полно раскрывается в научно-правовой литературе. Данная проблема рассматривалась Б. С. Никифоровым, Е. А. Фроловым, Н. И. Коржанским, А. В. Кузнецовым, Ю. А. Демидовым и рядом других ученых-юристов. Анализ научно-правовых источников позволяет выделить наиболее важные особенности значения объекта в уголовно-правовой науке.

По мнению Н. И. Коржанского и Ю. А. Демидова, практическое значение объекта состоит в том, что как законодатель, так и суд дают социально-политическую и юридическую оценку преступлению, исходя из социальной ценности объекта, на который оно посягает. По их мнению, преступления различаются между собой прежде всего ценностью объектов, на

106 Кругликов Л. Л. Проблемы теории уголовного права. Ярославль, 1999. С. 12. См.: Там же.

108

См.: Здравомыслов Б. В. Уголовное право. Общая часть. С. 119. См.: Коржанский Н. И. Указ. соч. С. 27. 68

 

которые они посягают. Чем выше социальная ценность объекта, тем более общественно опасным признается посягательство на него" .

По объекту посягательства во многих случаях можно отграничить преступление от действия, не являющегося преступлением. Нарушение общественных отношений, не охраняемых уголовным законом, не образует состава преступления.

Немаловажное значение имеет объект посягательства для разграничения сходных преступлений при квалификации деяния.

По мнению Н. И. Коржанского, объект преступления имеет решающее значение для определения материального понятия преступления. Он считает, что с позиции объекта посягательства, с точки зрения социальной направленности, преступление можно определить как предусмотренное уголовным законом общественно опасное изменение общественных отношений1'1.

А. В. Кузнецов отмечает, что система Особенной части уголовного права строится с учетом определенных признаков, позволяющих выявить общие черты, объединяющие сходные между собой нормы, предусматривающие однородные или близкие по характеру и степени общественной опасности преступления или группы преступлений, расположенные в определенном порядке по главам, разделам на основании, главным образом, родового и непосредственного объекта посягательства. Именно объект преступления имеет решающее значение для построения системы Особенной части уголовного права. С учетом объекта уголовное законодательство объединяет различные преступления в отдельные группы и определяет их место в системе уголовного права. При этом на первом месте неизменно оказываются преступления, посягающие на важнейшие интересы, характерные для данного общества, представляющие для него наибольшую ценность112.

Значение объекта для составов преступлений, посягающих на тайну, заключается в следующем. Во-первых, по объекту посягательства выделены конкретные виды тайн, охраняемые уголовным законом, — частной жизни, коммерческая, банковская, государственная. Во-вторых, по родовому и видовому объектам осуществлено включение данных составов преступлений в соответствующие разделы и главы Особенной части УК РФ. В-третьих, данные разделы и главы сформулированы в определенной последовательности, отвечающей новой иерархии ценностей в российском об-

См.: Коржанский Н. И. Указ. соч. С. 5—6; Демидов Ю. А. Юридическая и моральная оценка преступления // Советское государство и право. 1970. № 2. (   См.: Там же. С. 8.

См.: Кузнецов А. В. Уголовное право и личность. М: Юридическая литература, 1977. С.65—66.

69

 

ществе: личность — общество — государство — уголовно-правовая защита тайны частной жизни (разд. 7, гл. 19, 20), коммерческой и банковской тайны (разд. 8, гл. 22), государственной тайны (разд. 10, гл. 29). В-четвертых, по объекту посягательства осуществляется разграничение видов тайн, охраняемых уголовным законом.

Немаловажное, а порой решающее значение для квалификации конкретных составов преступлений, в том числе и преступлений, посягающих на тайну, имеет предмет преступления. Вопрос о месте, значении предмета преступления, о его видах является дискуссионным в современной науке уголовного права.

Нередко в литературе в предмете преступления усматривается то, по поводу чего складываются общественные отношения, рассматриваемые авторами в качестве объекта преступления. В данном случае чаще всего констатируется, что: 1) предмет преступления есть составная часть охраняемых уголовным законом общественных отношений; 2) в качестве предмета выступает такой самостоятельный их элемент, который играет роль предмета общественных отношений, т. е. того, по поводу чего они складываются; 3) поскольку беспредметных отношений не существует, то в каждом преступлении предполагается наличие его предмета; 4) в одних посягательствах он предполагает собой материальные ценности, в других — нематериальные (духовные, моральные, организационные и т. п.); 5) причинение вреда общественному отношению как объекту преступления происходит путем воздействия на этот предмет.

Одним из дискуссионных вопросов является то, на что именно воздействует преступление: только на материальные ценности либо как на I материальные, так и на нематериальные.

Отличительным для первого варианта решения вопроса служит то, что в предмете преступления предполагается видеть лишь элементы общественного отношения, которые носят материальный характер. Сторонники такого решения вопроса считают обоснованным говорить о существовании «беспредметных» преступлений.

При втором варианте предметом преступления признается любой эле-1 мент общественного отношения вне зависимости от того, является ли он материальным или нет. Поскольку с точки зрения сторонников такого по-1 нимания предмета преступления посягнуть на общественные отношения без воздействия на какой-либо из его элементов невозможно, то делается вывод об отсутствии «беспредметных» преступлений.

В литературе встречается и такое понимание предмета, которое вооб-1 ще выводит его за пределы объекта преступления.

Проблемы определения предмета преступления, его роль, место и | значение при квалификации преступлений, соотношение с объектом пре-1

70

 

ступного посягательства рассматриваются в работах Б. С. Никифорова, В. Я. Тация, Б. А. Куринова, Н. И. Коржанского и ряда других авторов113.

Справедливо критикуя сторонников отождествления объекта и предмета преступления, Б. С. Никифоров отмечал: «... Предмет преступления — это всего лишь составная часть объекта преступления — общественного отношения. Отношения между людьми в обществе часто включают в себя различного рода состояния и процессы и разнообразные предметы материального и нематериального мира — орудия и средства труда, его предмет и результаты, различного рода документы, всякого рода сведения и т. д. Не будучи сами по себе общественными отношениями, они в соответствующих случаях входят в «состав» этих последних и являются их неотъемлемой частью»"4.

В. Я. Таций, признавая правильным решение вопроса о соотношении объекта и предмета общественного отношения, предложенного Б. С. Никифоровым, выделяет три группы предметов: 1) предмет охраняемого общественного отношения; 2) предмет преступления; 3) предмет преступного воздействия115. «Предмет общественного отношения является лишь элементом этого системного образования, он присущ любому общественному отношению и в его структуре может выполнять только одно социальное предназначение — является его предметом»1   .

Наряду с предметом общественного отношения В. Я. Таций выделяет предмет преступления как самостоятельный признак состава преступления. По мнению В. Я. Тация, предметом преступления следует считать любые вещи материального мира, с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков конкретного состава преступления.

Из приведенного определения вытекает, что к предмету преступления относятся только определенные вещи материального мира, а не любые иные ценности.

Наряду с предметом общественного отношения и предметом преступления В. Я. Таций выделяет предмет преступного воздействия. «Под предметом преступного воздействия необходимо понимать тот элемент охраняемого уголовным законом общественного отношения, который подвергается непосредственному воздействию и которому, следовательно, в первую

J См.: Никифоров Б. С. Указ. соч. С. 122—133; Таций В. Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1982. С. 29—58; Курников Б. А. На-Учные основы квалификации преступлений. М.: Изд-во МГУ. 1976. С. 76—78; Кор-жанский Н. И. Указ. соч. С. 112—113. Никифоров Б. С. Указ. соч. С. 132. 115 См.: Таций В. Я. Указ. соч. С. 32, 58. Гам же. С. 46.

71

 

очередь причиняется ущерб». Таким предметом, по мнению В. Я. Тация, может быть субъект, сама социальная связь, а также предмет общественного отношения. Установление предмета преступного воздействия в каждом конкретном преступлении облегчает выяснение «механизма» причинения ущерба самому объекту, а также способствует установлению размера и характера последствий общественно опасного деяния"7.

С учетом приведенных точек зрения относительно объекта и предмета преступления рассмотрим характеристики объекта и предмета преступлений, посягающих на тайну.

Объект, предмет преступлений, посягающих на тайну частной жизни

Общественная опасность незаконного получения и разглашения тайны частной жизни заключается, прежде всего, в том, что нарушаются конституционные права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, тайну голосования и тайну усыновления. Распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, создает реальную угрозу личности, семейным отношениям конкретного лица, нанесения морального или материального вреда, который может выразиться в недоверии со стороны других лиц, отказе в приеме на работу или увольнении с нее, в срыве выгодной сделки, в разладе в семье. В случае разглашения тайны усыновления страдают интересы несовершеннолетнего, его достоинство, особенно если его кровные родители по каким-то социальным или нравственным качествам не соответствуют тому представлению, которое он получил в новой семье. В некоторых случаях разглашение тайны усыновления может быть причиной конфликтов несовершеннолетнего с приемными родителями, ухода из семьи, иногда приводит к самоубийству. Кроме этого, отдельные «родители», которые в свое время сами сдали ребенка в детский дом или отказались от него после рождения, вели (или ведут) аморальный образ жизни, а по истечении времени осуществляют попытки найти «своего» ребенка и затем шантажируют усыновителей и занимаются вымогательством, т. е. создаются возможности не только нанесения вреда усыновленному и усыновителям, но и совершения иных преступлений и правонарушений.

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 142 УК РФ состоит в том, что демократические принципы формирования и функ-

117 См.: Таций В. Я. Указ. соч. С. 58.

72

 

ционирования государственной власти и местного самоуправления, заложенные Конституцией РФ, остаются нереализованными. К власти могут прийти люди, которые, учитывая их личные и деловые качества, не должны занимать государственные посты. В литературе общественная опасность данного преступления связывается и с тем, что оно представляет собой посягательство на право граждан России осуществлять свое избирательное право или право на участие в референдуме, а также на установленный порядок голосования и порядок подведения итогов голосования118.

В ст. 2 УК РФ в числе первоочередных задач уголовного закона указывается охрана прав и свобод человека и гражданина. Именно поэтому в УК РФ Особенная часть начинается с разд. 7 «Преступления против личности...». В указанном разделе, в гл. 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», предусмотрена ответственность за посягательство на неприкосновенность частной жизни (ст. 137), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138), нарушение тайны голосования (ст. 142), а в гл. 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» предусмотрена ответственность за разглашение тайны усыновления (ст. 155).

Родовым объектом преступлений, входящих в указанный раздел, в том числе и рассматриваемых составов, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную жизнедеятельность личности.

Видовым объектом преступлений, предусмотренных ст. 137, 138, 142 УК РФ являются общественные отношения, обеспечивающие конституционные права и свободы человека и гражданина.

Видовым объектом преступлений, предусмотренных ст. 155 УК РФ выступают общественные отношения, обеспечивающие как материальные, так и нематериальные условия для нормального физического, интеллектуального, духовного и нравственного формирования личности несовершеннолетнего, а так же нормальное существование детей и родителей.

Конституция РФ устанавливает право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, а сбор, использование и распространение этой информации не допускается. Поэтому непосредственным объектом нарушения неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ) являются общественные отношения, обеспечивающие право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

Предметом преступления по ст. 137 УК РФ являются сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну. Однозначно определить перечень указанных сведений, на наш взгляд, весьма проблематично, так как нет конкретного закона, как, например, относительно   сведений,   составляющих   государственную   тайну.   В   научно-

118

См.: Рарог А. И. Уголовное право России. Особенная часть. М, 1996. С. 82.

73

 

правовой литературе отражены различные характеристики сведений, относимых к личной или семейной тайне, имеющие, вместе с тем, характерные признаки, объединяющие данное понятие. Так, И. Л. Петрухин, И. В. Смоль-кова и ряд других авторов считают, что личную тайну составляют сведения, имеющие сугубо личный характер — взаимоотношения, связи, привычки, взгляды, встречи, обстоятельства интимной жизни, склонности, пристрастия, скрытые физические недостатки, порочное прошлое, нервно-психические аномалии, тайна творчества и общения, дневников и личных бумаг и т. п. Семейную тайну составляют такие обстоятельства, которые касаются семьи конкретного лица и по этическим соображениям скрываются от посторонних лиц. И. В. Смолькова справедливо отмечает, что понятия личной и семейной тайн тесно связаны между собой и во многом совпадают119.

Особенность предмета рассматриваемого состава преступления, по мнению ряда авторов, заключается в том, что его характеристика зависит от способа собирания и распространения сведений о личной и семейной тайне. Предметом могут быть сведения, зафиксированные в документах, фотографиях, видеокассетах и иных носителях информации. В то же время указанные сведения могут носить не зафиксированный характер, например, в случае собирания сведений о личной и семейной тайне с использованием специальных технических средств негласного получения информации (телефон, радиоперехват), а также путем опроса.

В ч. 2 ст. 23 Конституции РФ закреплено право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Названное право представляет собой разновидность права на неприкосновенность частной жизни.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 138 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционного права каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Предметом данного состава преступления являются сведения, передаваемые по почтовому, телеграфному, телефонному и иным каналам связи. В отличие от сведений, составляющих содержание предмета преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ, сведения, составляющие предмет преступления по ст. 138 УК РФ, могут быть самыми разнообразными, в том числе и являться личной или семейной тайной.

Указанные сведения могут быть зафиксированы в письмах, телеграммах, иных носителях информации, а также могут передаваться устно, например, по телефону.

См.: Петрухин И. Л. Личные тайны. М, 1998. С. 104; Смолькова И. В. Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе. С. 44—45. 74

 

Уголовно-правовая ответственность за посягательство на тайну голосования предусмотрена в ст. 142 УК РФ «Фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов». В данной статье УК РФ установлена ответственность за действия, посягающие на основы демократии в Российской Федерации и, в частности, препятствующие реализации ст. 32 Конституции Российской Федерации, федеральных законов «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации», «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», «О выборах Президента Российской Федерации», предусматривающих порядок формирования и функционирования органов государственной власти.

Непосредственным объектом преступления, посягающего на тайну голосования, являются общественные отношения, обеспечивающие реализацию прав граждан на участие в выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Предметом преступления данного состава являются сведения, зафиксированные в избирательном бюллетене в момент его заполнения гражданами в избирательной кабине.

В ст. 139 СК РФ отмечается, что тайна усыновления ребенка охраняется законом, а лица, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке120. Наличие указанной статьи обусловлено, прежде всего, заботой об укреплении и сохранении созданной усыновителями семьи, предупреждения возможных случаев шантажа и вымогательства со стороны недобросовестных кровных родителей, нанесения психических травм усыновленным.

Уголовный кодекс РФ (ст. 155) предусматривает ответственность за разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений.

Непосредственным объектом этого преступления выступают общественные отношения, создающие условия для нравственного развития и формирования личности несовершеннолетнего, а также интересы семьи усыновителя.

Предметом преступления данного состава являются сведения, составляющие тайну усыновления. Указанные сведения могут быть зафиксированы в документах — в справках, выписках, копиях документов (решение суда, документы ЗАГСа, детского дома, органов опеки и попечительства и т. п.).

20 См.: Кузнецова И. М. Комментарий к Семейному кодексу РФ. М, 1996. С. 340.

75

 

Объект, предмет преступлений, посягающих на коммерческую и банковскую тайну

Уголовная ответственность за посягательство на коммерческую и банковскую тайну (ст. 183 УК РФ) предусмотрена в разд. 8 УК РФ «Преступление в сфере экономики», в гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности».

Родовым объектом рассматриваемого состава преступления является совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование и развитие экономики Российской Федерации как единого народно-хозяйственного организма.

Видовым объектом является группа однородных взаимосвязанных общественных отношений в сфере экономической деятельности.

Относительно непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ, в научно-правовой литературе высказываются различные точки зрения. Так, одни авторы считают, что непосредственным объектом преступления данного состава являются общественные отношения по поводу нормальной предпринимательской деятельности121. На наш взгляд, данное определение непосредственного объекта не раскрывает в полной мере суть этого понятия, т. к. нормальная предпринимательская деятельность — довольно широкое понятие и включает в себя не только сферу отношений по защите коммерческой или банковской тайны, но и иные направления предпринимательской деятельности.

Другие авторы под объектом незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, понимают общественные отношения, обеспечивающие защиту коммерческой или банковской тайны122; установленный законом порядок, обеспечивающий сохранение в тайне сведений, составляющих коммерческую или банковскою тайну123. Данные определения непосредственного объекта более конкретизированы. Существует и третье определение непосредственного объекта,, которое, на наш взгляд, достаточно полно раскрьгвает данное понятие. Объект рассматриваемого преступления — общественные отношения, возникающие по поводу осуществления основанной на законе предпринимательской деятельности и обеспечивающие сохранность коммерческой или

См.: Козаченко И. Я., Незнамова 3. А., Новоселов Г. П. Уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С. 301. " См.: Здравомыслов Б. В. Уголовное право. Особенная часть. М., 1999. С. 212.

См.: Борзенков Г. Н., Комиссаров В. С. Уголовное право РФ. Особенная часть. М., 1997. С. 265.

76

 

банковской тайны124. В указанном определении объекта отмечается и сфера деятельности — предпринимательская, и то, что она осуществляется на законном основании, и не вся предпринимательская деятельность, а только в части обеспечения сохранности коммерческой или банковской тайны.

Предмет преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ — сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну. Согласно ГК РФ коммерческая тайна представляет собой объект гражданских прав — информацию. Информация — это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях и процессах. В качестве объекта гражданского права информация составляет коммерческую или банковскую тайну в тех случаях, когда имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности (ст. 139 ГК РФ). К коммерческой тайне относится не подлежащая разглашению управленческая, производственная, научно-техническая и иная деловая информация, представляющая ценность для хозяйствующего субъекта в плане достижения преимущества над конкурентами и извлечения прибыли, зафиксированная в письменной или иной материальной форме и находящаяся в его исключительном владении.

Банковской тайной являются не подлежащие разглашению сведения о банковском счете и банковском вкладе, операциях по счету и клиенте (ст. 857 ГК РФ).

Сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну, могут быть зафиксированы в документах (планы, протоколы намерений, схемы, чертежи, отчеты и т. п.), на магнитных носителях (дискеты, кассеты), а также могут представлять собой опытные образцы изделий, технологии и т.п. Указанные сведения, как и сведения, составляющие тайну частной жизни, могут быть и не зафиксированы в документах, изделиях и т. п. (телефонные переговоры, радиосвязь, сведения, полученные с использованием специальных технических средств негласного получения информации, опрос, визуальное наблюдение и т. п.).

Разновидностью недобросовестной конкуренции является в настоящее время незаконное получение и разглашение информации, составляющей коммерческую или банковскую тайну. Предпринимательская деятельность основана на соблюдении всеми хозяйствующими субъектами и гражданами принципа сохранности коммерческой и банковской информации. Общественная опасность разглашения информации, составляющей коммерческую или банковскую тайну, вопреки воли ее владельца состоит в

См.: Журавлев М. П., Никулин С. И. Российское уголовное право. Особенная часть. М, 1998. С. 182; Рарог А.И. Уголовное право России. Особенная часть. С 174.

77

 

том, что эти действия образуют одну из форм недобросовестности конкуренции, влекут причинение серьезного ущерба экономической деятельности коммерческих и некоммерческих организаций, индивидуальных предпринимателей, нарушают права и законные интересы граждан.

Объект, предмет преступлений, посягающих на государственную тайну

Основы конституционного строя и безопасности государства, как и нормальное функционирование государственных органов, относящихся к различным ветвям власти, являются составной частью большой группы общественных отношений, обеспечивающих легитимность, нормальное существование и функционирование государственной власти в Российской Федерации. Ответственность за посягательство на основы конституционного строя и безопасность государства предусмотрена в разд. 10 УК РФ. Наиболее опасными из числа преступлений этого раздела являются преступления, посягающие на основы общественного, политического и государственного строя Российской Федерации, ее суверенитет, внешнюю и внутреннюю безопасность. К таким преступлениям относятся государственная измена (ст. 275 УК РФ), шпионаж (ст. 276 УК РФ), разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ) и утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК РФ).

В научно-правовой литературе одни авторы считают, что родовым объектом указанных преступлений являются основы конституционного строя и безопасность государства125. По мнению других авторов, родовым объектом этих преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность и нормальное функционирование государственной власти в целом, а также ее отдельных институтов и органов126. На наш взгляд, наиболее полно сформулировано понятие родового объекта С. В. Дьяковым и А. И. Рарогом. По их мнению, родовым объектом рассматриваемых составов преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие защиту основ конституционного строя и государства, нормальное функционирование государственных органов, относящихся к различным ветвям власти127.

'

125 См.: Борзенков Г. Н., Комиссаров В. С. Уголовное право РФ. Особенная часть С. 548.

См.: Рарог А. И. Уголовное право. Особенная часть. С. 327.

27 См.: Дьяков С. В. Государственные преступления против основ конституционного строя и безопасности государства и государственная преступность. М, 1999 С. 13; Здравомыслов Б. В. Уголовное право. Особенная часть. С. 363. 78

 

 

Основы конституционного строя и безопасность государства составляют видовой объект данных составов преступлений.

В ст. 1 Закона РФ «О безопасности» безопасность определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. К основным объектам безопасности закон относит государство — его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность128.

Непосредственным объектом государственной измены и шпионажа является внешняя безопасность Российского государства, которая включает в себя совокупность общественных отношений, установленных Конституцией РФ и другими важнейшими законодательными актами, гарантирующими неприкосновенность государственной безопасности от различных посягательств извне.

Внешняя безопасность включает в себя:

— суверенитет государства, который означает верховенство государственной власти внутри страны и ее независимость во внешней сфере, т. е. полнота законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории, исключающая всякую иностранную власть, а также неподчинение государства властям иностранных государств в сфере международного общения, кроме случаев явно выраженного и добровольного согласия со стороны государства на ограничение своего суверенитета;

—  территориальную неприкосновенность как государственную безопасность, выражающуюся в незыблемости коренных устоев и целостности территорий;

— обороноспособность, которая определяется военной доктриной государства, состоянием Вооруженных сил, развитием экономического потенциала;

— экономические, политические, национальные и социальные ценности, неприкосновенность государственного общественного строя.

Такой точки зрения относительно непосредственного объекта данного состава придерживаются В. И. Курляндский, М. П. Михайлов, С. В. Дьяков, А. А. Игнатьев, М. П. Карпушин, П. И. Гришаев, Б. В. Здравомыслов и ряд других авторов12 .

28 См.: Закон РФ от 5 марта 1992 г. № 2646-1 «О безопасности». Ст. 1 // Ведомости РФ. 1992. № 15. Ст. 769.

Курляндский В. И. Особо опасные государственные преступления. М., 1962. С. 77; Гришаев П. И., Здравомыслов Б. В. Особо опасные государственные преступления. М, 1959. С. 19; Дьяков С. В., Игнатьев А. А., Карпушин М. П. Ответственность за государственные преступления. М., 1988. С. 12; Дьяков С. В. Государственные преступления против основ конституционного строя и безопасности государства и государственная преступность. С. 19.

79

 

Предметом рассматриваемых составов являются сведения, составляющие государственную тайну и включенные в соответствующий перечень.

В качестве предмета шпионажа в действующем уголовном законодательстве рассматриваются и иные сведения, передаваемые или собираемые по заданию иностранной разведки для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. В законодательстве и юридической литературе не раскрывается содержание этих сведений, что, безусловно, создает определенные сложности практического применения ст. 275 и 276 по привлечению конкретных лиц за шпионаж.

Попытаемся раскрыть содержание данных сведений и рассмотреть целесообразность включения их в предмет указанных составов преступлений.

Если в содержание иных сведений входит информация с ограниченным доступом (об общедоступной информации по понятным причинам речь идти не может), к которой относятся охраняемые законом тайны — частной жизни, профессиональная, служебная, коммерческая, то за их незаконное получение предусмотрена ответственность в самостоятельных статьях УК РФ. Нарушение режима работы с документами, предметами, содержащими указанную информацию, влечет за собой дисциплинарную, административную ответственность.

До принятия и вступления в силу законов «О безопасности», «О государственной тайне» и разработанных на их основе иных нормативных актов, в которых сформулированы основные положения и принципы отнесения сведений к государственной тайне, а также вступления в силу нового УК РФ, в котором предусмотрена ответственность за посягательство на иные виды тайн, отсутствующие в УК РФ советского периода, необходимость включения иных сведений в качестве предмета шпионажа, на наш взгляд, нецелесообразна.

Современный период, характеризующийся качественными изменениями в международных отношениях, внутриполитической, экономической сферах жизнедеятельности нашего государства, совершенствованием российского законодательства, направленного на дальнейшую демократизацию, строительство правового государства, позволяет делать вывод о необходимости включения в предмет преступления ст. 275, 276 только сведений, составляющих государственную тайну, исключив при этом из диспозиции ст. 276 УК РФ ответственность за передачу и собирание иных сведений.

Преступления, предусмотренные ст. 283 и 284 УК РФ, в отличие от деяний, ответственность за которые установлена ст. 275, 276 УК РФ, хотя и сопряжены с распространением государственных секретов, но не с целью причинить ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

80

 

Вместе с тем они непосредственно посягают на сохранность государственной тайны, и поэтому видовым объектом здесь выступает безопасность государства.

В научно-правовой литературе 50—60-х гг. высказывались различные точки зрения относительно объекта разглашения государственной тайны.

Так, В. Д. Меныпагин и X. А. Ахметшин считали, что непосредственным объектом данного состава преступления является сохранность государственной тайны130. М. А. Шнейдер, критикуя такое определение непосредственного объекта, утверждал, что им являются интересы обороноспособности СССР131. Другие авторы считали, что непосредственным объектом этого преступления являются основы государственного управления, хозяйственная мощь, а также внешняя безопасность и интересы обороны СССР132. В. И. Курляндский и М. П. Карпушин, анализируя приведенные выше определения объекта разглашения государственной тайны, дают собственное определение: «непосредственным объектом составов разглашения государственной тайны и утраты документов, содержащих государственную тайну, следует считать установленный порядок сохранения государственной тайны»133.

Приведенные определения непосредственного объекта разглашения государственной тайны, на наш взгляд, носят общий, неконкретный характер, не раскрывают его сути. Так, определение непосредственного объекта как интересов обороноспособности страны (М. А. Шнейдер) включает в себя один из видов сведений, составляющих государственную тайну, военную тайну. Установленный порядок сохранения государственной тайны (В. И. Курляндский, М. П. Карпушин) также не раскрывает в полной мере понятия рассматриваемого объекта. В целом, в приведенных определениях не учитываются основные требования к объекту преступления, в частности то, что под объектом понимаются конкретные общественные отношения, возникающие в процессе правомерной деятельности, на которое осуществлено преступное посягательство.

В современной научно-правовой литературе даются следующие понятия объекта рассматриваемых составов (ст. 283, 284 УК РФ). Наиболее удачное определение, на наш взгляд, сформулировал А.И. Рарог, который считает, что непосредственный объект преступления, предусмотренного

См.: Меньшагин В. Д. Уголовная ответственность за разглашение государственной тайны. Труды ВЮА. Вып. 13. М., 1951; Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 2. М., 1959. С. 559; Ахметшин X. М. Указ. соч. С. 10.

См.: Шнейдер М. А. Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1959. С. 37. (32 См.: Советское уголовное право. Особенная часть. Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. С. 72.

Курляндский В. И., Карпушин М. П. Ответственность за государственные преступления. М., 1965. С. 107—108.

81

 

ст. 283 УК РФ, — общественные отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации, регламентированные Законом РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г. в редакции Федерального закона от 6 октября 1997 г.134. Имеют место и другие точки зрения. По мнению М. И. Ковалева, объектом данного преступления является сохранность государственной тайны, которая обеспечивается установленным порядком ее хранения, и его нарушение может причинить ущерб государственной безопасности России как суверенному государству135. В. В. Лунеев считает, что непосредственным объектом преступления по ст. 283 УК РФ является внешняя и внутренняя безопасность и обороноспособность государства, а также установленный порядок обращения с документами и другими материалами, содержащими сведения государственной тайны136.

В приведенных определениях непосредственного объекта в основу положены:

— общественные отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне;

— сохранность государственной тайны;

— внешняя и внутренняя безопасность, обороноспособность государства;

—г порядок обращения с документами и другими материалами, содержащими государственную тайну.

Таким образом, на основе анализа рассматриваемых определений понятие непосредственного объекта разглашения государственной тайны можно сформулировать следующим образом.

Непосредственный объект разглашения государственной тайны — это общественные отношения, возникающие в связи с закреплением неприкосновенности сведений, составляющих государственную тайну, в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации.

Относительно непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 284 УК РФ «Утрата документов, содержащих государственную

34 См.: Здравомыслов Б. В. Уголовное право. Особенная часть. С. 379—380. 135 См.: Козаченко И. Я., Незнамова 3. А., Новоселов Г. П. Уголовное право. Особенная часть. С. 572.

См.: Кудрявцев В. Н., Наумов Н. В. Российское уголовное право. Особенная часть. М, 1997. С. 367. 82

 

тайну», в научно-правовой литературе высказывается мнение о его совпадении с объектом разглашения государственной тайны137.

Предметом преступлений, посягающих на государственную тайну, являются сведения, составляющие государственную тайну. Учитывая повышенную важность по сравнению с другими видами тайн, охраняемых уголовным законом, сведения, составляющие государственную тайну, строго регламентированы в Перечне сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденном Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. № 1203 и включают в себя сведения в военной области, сведения о внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, сведения в области экономики, науки и техники, сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности.

Сведения, составляющие государственную тайну, могут быть зафиксированы, во-первых, в документах (текстовые, графические, иные материалы независимо от способа исполнения), во-вторых, могут представлять собой предметы (образцы изделий, действующие модели приборов и аппаратов, их макеты и т. п.).

Документ, содержащий государственную тайну, — это письменный акт, имеющий регистрационный номер и гриф секретности. В отношении таких документов устанавливается особый порядок хранения, использования и выдачи. К названным документам следует относить также иные носители соответствующей информации (аудио-, видеозаписи, фотопленки, дискеты и т. д.).

Социально-правовое содержание, присущее рассматриваемой группе преступлений, свойственная им исключительная общественная опасность определяются характером преступных деяний, последствиями, которые наступают или могут наступить в результате их совершения: причинение ущерба государственной независимости, территориальной неприкосновенности или военной мощи России, нанесение серьезного вреда экономической основе государства, денежной системе, торговле, иным отраслям экономики (ст. 275, 276 УК РФ).

Строгое и неуклонное соблюдение установленных правил обращения с документами и предметами, содержащими государственную тайну, — важнейшая обязанность всех лиц, которым такие документы или предметы доверены. Нарушение установленного порядка подготовки, изготовления, хранения, размножения, передачи, пересылки указанных документов и предметов может привести к их утрате. Утраченные же документы и пред-

37 См.: Здравомыслов Б. В. Уголовное право. Особенная часть. С. 382; Кудрявцев В. Н., Наумов А.В. Российское уголовное право. Особенная часть. С. 369; Козаченко И. Я., Незнамова 3. А., Новоселов Г. Н. Уголовное право. Особенная часть. С. 572.

83

 

меты, содержащие государственные секреты, могут попасть в руки иностранных разведок и быть использованы во вред нашему государству.

Разведывательные органы иностранных государств достаточно активно используют возможность получения интересующей их информации, в том числе составляющей государственную тайну, путем создания условий для ее возможного разглашения лицами, имеющими к ней доступ. В этих целях организуются различного рода научно-культурные обмены между государствами, проводятся конференции, симпозиумы за границей с участием российских граждан, пресс-конференции и т. п. Серьезную опасность представляет то, что разглашение государственной тайны создает реальные предпосылки совершения другого, более тяжкого и общественно опасного преступления — государственной измены. Практика работы контрразведывательных органов нашего государства показывает, что отдельные разоблаченные агенты иностранных спецслужб из числа российских (советских) граждан, находясь за границей, попадали в искусственно созданные ситуации, допускали разглашение сведений, составляющих государственную тайну, что использовалось разведывательными органами иностранных государств для привлечения их к сотрудничеству на долговременной основе.


<