2.3. Субъективная сторона незаконного получения и разглашения тайны : Тайна государственная, коммерчкская, банковская, частной жизни - М.В. Мазуров : Книги по праву, правоведение

2.3. Субъективная сторона незаконного получения и разглашения тайны

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
РЕКЛАМА
<

Преступление как общественно опасное деяние совершается при взаимной связи объективных и субъективных признаков. В отличие от объективной стороны, субъективная сторона отражает внутренние процессы, происходящие в сознательной и волевой сферах лица, совершившего преступление. К признакам, характеризующим субъективную сторону, относятся вина, мотив, цель, эмоции; причем вина рассматривается как обязательный признак всякого преступления, а мотив, цель, эмоции — как факультативные признаки. Факультативные признаки становятся обязательными лишь при условии, что законодатель включает их в таком качестве в конструкцию данного состава преступления.

Правовое значение субъективной стороны состоит в том, что она является основанием для привлечения к уголовной ответственности, обеспечивает точную квалификацию преступления, дает возможность разграничить смежные составы преступлений, влияет на установление степени общественной опасности деяния и, как следствие, на индивидуализацию уголовного наказания.

116

 

Рассмотрим субъективную сторону преступлений, посягающих на тайну (частной жизни, коммерческую, банковскую, государственную).

Субъективная сторона преступлений, посягающих на тайну частной жизни

Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ) характеризуется умышленной формой вины. В научно-правовой литературе имеют место различные точки зрения относительно вида умысла. Одни авторы считают, что рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом174. Другие ученые считают, что умысел при совершении преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ, может быть как прямой, так и косвенный175.

Для ответа на этот вопрос целесообразно рассмотреть содержание субъективной стороны данного состава.

На наш взгляд, субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Виновное лицо осознает, что незаконно собирает или распространяет сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, предвидит возможность или неизбежность причинения ущерба правам и законным интересам потерпевшего (интеллектуальный элемент) и желает наступления этих последствий (волевой элемент). Желание причинения ущерба правам и законным интересам потерпевшего обосновывается мотивами совершения данного преступления — корыстная или иная личная заинтересованность.

Корысть (корыстные побуждения) — это стремление к наживе, обогащению путем совершения преступления176.

Корыстная заинтересованность при нарушении неприкосновенности частной жизни понимается как стремление виновного получить существенную выгоду имущественного характера.

Личная заинтересованность может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, получение услуги, сокрытие своей некомпетентности и т. п.

74 См.: Рарог А. И. Уголовное право России. Особенная часть. С. 92; Журавлев М. П., Никулин С. И. Российское уголовное право. Особенная часть. С. 104; Козаченко И. Я., Незнамова 3. А., Новоселов Г. П. Уголовное право. Особенная часть. С. 153.

175  См.: Наумов А. В. Комментарий к УК РФ. С. 359; Борзенков Г. Н., Комиссаров В. С. Уголовное право РФ. Особенная часть. С. 147.

176 См.: Румянцев О. Г., Додонов В. Н. Указ. соч. С. 15.

117

 

Таким образом, в характеристике побудительных мотивов достаточно четко просматривается стремление виновного лица к достижению конкретной цели. Из этого можно сделать вывод о целенаправленной, желаемой психической деятельности данного лица, что является характерным признаком прямого умысла при совершении преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ. Следовательно, вина характеризуется прямым умыслом —-лицо сознает незаконность своих действий по сбору или распространению сведений, составляющих личную или семейную тайну другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде вреда этому лицу и желает наступления этих последствий.

Субъективная сторона нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ) также характеризуется прямым умыслом. Виновное лицо сознает, что совершает действия, нарушающие тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный элемент) и желает этого (волевой элемент).

Мотивы и цели совершения данного преступления не указаны в диспозиции ст. 138 УК РФ и могут быть самыми различными (любопытство сотрудников учреждений связи; выполнение ими просьбы или задания по получению интересующей третьих лиц информации передаваемой по телефону, телеграфу, в почтовых отправлениях и т. п.).

В отношении понятия субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 142 УК РФ (нарушение тайны голосования), в научно-правовой литературе высказывается однозначное мнение. Субъективная сторона данного состава преступления характеризуется умышленной формой вины. Вид умысла прямой. Виновный осознанно совершает действия, направленные на нарушение тайны голосования (интеллектуальный элемент) и желает совершить эти действия (волевой элемент). Мотивы и цель данного преступления могут быть самыми различными, их установление не влияет на квалификацию содеянного, это могут быть и конкуренция кандидатов, и ложно понятые интересы государства, и личные мотивы, и получение задания от глав администраций либо влиятельных лиц, баллотирующихся по данному региону, и т. п.

Субъективная сторона разглашения тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК РФ) характеризуется умышленной формой вины. Преступление совершается из корыстных или иных низменных побуждений (мотив). Умысел прямой — виновное лицо осознает, что предает огласке тайн) усыновления, предвидит наступление общественно опасных последствий (интеллектуальный элемент) и желает, чтобы эти сведения стали достоянием посторонних лиц (хотя бы одного лица). Корыстным является побужде-

118

 

ние приобрести материальные блага любым незаконным способом. Иными низменными побуждениями могут быть месть, зависть и т. п. Мотив для наличия данного состава преступления необходим тогда, когда разглашение осуществляется лицом, не обязанным хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну.

Таким образом, субъективная сторона преступлений, посягающих на тайну частной жизни, характеризуется умышленной формой вины — прямой умысел (ст. 137, 138, 142, 155), а также мотивами — корыстная, личная . заинтересованность, низменные побуждения (ст. 137, 155).

Субъективная сторона незаконного получения или разглашения сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ), характеризуется умышленной формой вины.

Важным квалифицирующим признаком субъективной стороны незаконного получения сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, является цель — разглашение или незаконное использование этих сведений (ч. 1 ст. 183 УК РФ), и мотив незаконного разглашения или использования данных сведений — корыстная или иная личная заинтересованность (ч. 2 ст. 183 УК РФ).

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 183 УК РФ, совершается с прямым умыслом. Собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, способами, указанными в диспозиции, осуществляется виновным лицом осознанно, причем виновный сознает, что осуществляет незаконный сбор данных сведений, действует противоправно (интеллектуальный элемент) и желает этого (волевой элемент).

Субъективная сторона незаконного разглашения или использования сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ч. 2 ст. 183 УК РФ), характеризуется умышленной формой вины. В научно-правовой литературе различаются мнения только по виду умысла. По мнению одних авторов, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 183 УК РФ, совершается как с прямым, так и с косвенным умыслом. По мнению других — только с прямым умыслом.

На наш взгляд, для определения вида умысла необходимо учитывать мотив совершения данного преступления. Мотивом данного преступления является корысть или иная личная заинтересованность. Стремление к получению личной материальной выгоды путем незаконного разглашения или, тем более, использования чужих коммерческих или банковских секретов, осуществляется виновным лицом осознанно, с предвидением вредных последствий для владельца этих сведений и выгодных для виновного лица (интеллектуальный элемент). Волевой элемент включает в себя желание наступления этих последствий. Последствия могут быть различными — банкротство потерпевшего, потеря приоритета на рынке, прекращение выгодных для потерпевшего деловых контактов с партнерами по бизнесу,

119

 

отказ в получении кредита, лицензии на осуществление той или иной предпринимательской деятельности, т. е. они выражаются в причинении, главным образом, материального ущерба владельцу этих сведений или морального вреда.

Таким образом, субъективная сторона незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, характеризуется прямым умыслом и специальными целями — разглашение либо использование этих сведений (ч. 1 ст. 183 УК РФ) и мотивом — корыстной или иной личной заинтересованностью (ч. 2 ст. 183 УК РФ).

Субъективная сторона преступлений, посягающих на государственную тайну

В научно-правовой литературе субъективная сторона государственной измены характеризуется умышленной формой вины. Виновное лицо сознает общественно опасный характер своих действий и их направленность в ущерб внешней безопасности Российской Федерации и желает совершить их177. Аналогично рассматривалось понятие субъективной стороны измены Родине учеными-юристами в 60-х гг., т. е. после вступления в силу УК РСФСР 1960 г. Так, Е. А. Смирнов, М. И. Якубович, В. А. Владимиров считали, что субъективная сторона измены Родине выражается в умышленной вине, что специально подчеркнуто в законе. Умысел при этом независимо от формы и характера совершенного деяния может быть только прямым178. Вместе с тем, некоторые авторы высказывали мнение о возможности совершения измены и шпионажа с косвенным умыслом179. Но данная точка зрения не нашла своего подтверждения на практике и в теории уголовного права180. По мнению С. В. Дьякова, важную роль играет направленность умысла — нанесение ущерба внешней безопасности России. При этом мотивы могут быть самыми разнообразными: корысть, месть, националистические побуждения и т. п. Мотивы не указаны в диспо-

1 См.: Кудрявцев В. Н., Наумов А. В. Российское уголовное право. Особенная часть. С. 365; Борзенков Г. Н. Комиссаров В. С. Уголовное право РФ. Особенная часть. С. 555; Дьяков С. В. Указ. соч. С. 27.

178 См.: Курляндский В. И., Михайлов М. П. Особо опасные государственные преступления. М, 1963. С. 78; Якубович М. И., Владимиров В.Л. Государственные преступления. М, 1961. С. 31.

См.: Курс уголовного права. Т. 4. М.: Наука, 1970. С. 77, 87, 89; Анашкин Г. 3. Ответственность за измену Родине и шпионаж. М., 1964. С. 142—162. 180 См.: Дьяков С. В. Указ. соч. С. 27—28; Козаченко И. Я., Незнамова 3. А., Новоселов Г. П. Уголовное право. Особенная часть. С. 570. 120

 

зиции ст. 275 УК РФ, но они имеют большое значение в раскрытии механизма совершения преступления, определении степени вины и назначении наказания181.

Таким образом, субъективная сторона государственной измены выражается только в умышленных действиях, причем исключительно с прямым умыслом. Прямой умысел предполагает различные мотивы поведения при одной и той же цели — причинить ущерб внешней безопасности государства. Отсутствие указанной цели позволяет квалифицировать преступное деяние как разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ).

Субъективная сторона шпионажа также характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что передает, собирает, похищает либо хранит в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведения, составляющие государственную тайну, для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации (интеллектуальный элемент) и желает этого (волевой элемент). Обязательным признаком субъективной стороны является цель — нанесение ущерба внешней безопасности Российской Федерации.

В научно-правовой литературе отмечается неразрывная связь умысла и мотивов преступлений. Так, С. В. Дьяков, А. А. Игнатьев, М. П. Карпу-шин отмечают, что совершаемые с прямым умыслом преступления не могут быть безмотивными. По их мнению, желание действовать в ущерб охраняемым законом общественным отношениям как направленность воли преступника возникает под влиянием определенных мотивов (побуждений). Без выяснения этих мотивов нельзя правильно оценить преступление, дать ему правильную юридическую квалификацию, нельзя понять содержание умысла182. В подтверждение своих выводов авторы приводят положения постановления Пленума Верховного Суда СССР, в котором указывалось на необходимость тщательного выяснения и изложения в пригово-pax мотивов и целей совершенного деяния   .

Исчерпывающий перечень мотивов шпионажа, государственной измены сформулировать затруднительно, однако в научно-правовой литературе осуществлялись попытки разработать возможно более подробный перечень этих мотивов, классифицировать их и раскрыть содержание наиболее распространенных из них. Так, Е. А. Смирнов классифицировал мотивы следующим образом: политические мотивы, которые в свою очередь он подразделял на антисоветские и другие политические мотивы, низменные,

181 См.: Дьяков С. В. Указ. соч. С. 28.

182 См.: Дьяков СВ.. Игнатьев А. А., Карпушин М. П. Указ. соч. С. 18.

183 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. № 4. С. 10.

121

 

бытовые мотивы1 . Предложенная Е. А. Смирновым классификация не вызывала возражений со стороны ученых-юристов, однако, по мнению Н. Ф. Кузнецовой и ряда других авторов, она имеет скорее криминологическое, чем уголовно-правовое значение185.

Мотивами шпионажа могут быть ненависть к Российскому государству, классовая, национальная месть, корысть, личные обиды, зависть, честолюбие. Если шпионаж осуществляется кадровым разведчиком иностранной спецслужбы, то мотивы находятся в рамках выполнения им своих служебных функций. Б. С. Волков, рассматривая мотивы шпионажа, государственной измены, подчеркивал, что эти мотивы могут быть как враждебными, так и просто низменными, бытовыми186.

Субъективная сторона разглашения государственной тайны (ч. 1 ст. 283 УК РФ) характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом.

При прямом умысле лицо, сознавая общественно опасный характер действий, связанных с разглашением государственной тайны, предвидит, что оглашаемые сведения воспримут посторонние лица (интеллектуальный элемент), и желает этого (волевой элемент). Это может произойти, например, в доверительном разговоре с родственниками или близкими людьми.

Действуя с косвенным умыслом, субъект сознает общественно опасный характер своих действий, предвидит, что сведения, составляющие государственную тайну, могут стать достоянием посторонних лиц (интеллектуальный элемент) и допускает факт восприятия этих сведений посторонними лицами (волевой элемент). Так оценивается ведение разговоров между сослуживцами по закрытой тематике в общественном транспорте, на различного рода мероприятиях с присутствием лиц, не имеющих допуска к государственной тайне.

Цель и мотивы разглашения государственной тайны не отражены законодателем в диспозиции ст. 283 УК РФ. Мотивами разглашения чаще всего выступают бахвальство, стремление показать постороннему свою осведомленность, компетентность, подчеркнуть важность и значимость своей персоны при решении практических вопросов. В основе мотивации могут быть и иные побудительные стимулы, например, оказать «помощь» близкому человеку в выполнении научной работы, выступлении с лекцией и т. п. Важным отличительным признаком разглашения тайны (ст. 283) от

184  См.: Смирнов Е. А. Особо опасные государственные преступления. Киев, 1975. С. 173.

185  Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984. С. 56; Дьяков С. В., Игнатьев А. А., Карпушин М. П. Ответственность за государственные преступления. М.: Юридическая литература, 1988. С. 19.   ■

Волков Б. С. Мотив и квалификация преступлений. Казань, 1968. С. 43; Волков Б. С Мотивы преступлений. Казань, 1982. С. 34—42. 122

 

государственной измены (ст. 275) является цель совершения преступления. При разглашении государственной тайны отсутствует цель — причинить ущерб внешней безопасности государства. Виновное лицо в данном случае не преследует цель передачи иностранному государству сведений, составляющих государственную тайну, не выполняет задания иностранной разведки.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется и неосторожной формой вины (ч. 2 ст. 283 УК РФГ Федеральный закон от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ»). При преступном легкомыслии лицо предвидит, что сведения, составляющие государственную тайну, могут стать достоянием гласности других лиц, но полагает, что в необходимых случаях может предотвратить утечку информации, однако его надежды оказываются недостаточными и она происходит. При преступной небрежности лицо не предвидит, что разглашаемые им сведения станут известны лицам, не имеющим допуск к государственной тайне, хотя должно и могло это предвидеть. Разглашение сведений, составляющих государственную тайну, происходит, главным образом, в результате нарушения режима работы с такого рода информацией: беседы с сослуживцами в присутствии посторонних лиц, обсуждение деловых вопросов в помещениях в плохой звукоизоляцией, оставление в кабинете, куда заходят посторонние лица, секретных документов, развешанных таблиц, схем, графиков и т. п.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 284 УК РФ «Утрата документов, содержащих государственную тайну», характеризуется неосторожной формой вины. При легкомыслии лицо предвидит возможность утраты соответствующих документов и предметов в результате нарушения правил обращения с документами, содержащими государственную тайну, а равно с предметами, сведения о которых составляют государственную тайну, (интеллектуальный элемент), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий (волевой элемент). При небрежности лицо не предвидит возможности утраты указанных документов и предметов и наступление тяжких последствий (интеллектуальный элемент), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно и могло было это предвидеть (волевой элемент). Указанной точки зрения придерживаются А. В. Наумов, А. Е. Беляев, М. И. Ковалев и ряд других авторов187.

Вместо с тем, в литературе отдельными авторами высказывается иная точка зрения относительно субъективной стороны рассматриваемого соста-

187 См.: Наумов А. В. Комментарий к УК РФ. С. 682; Козаченко И. Я., Незнамов 3. А., Новоселов Г. П. Уголовное право. Особенная часть. С. 575; Журавлев М. П., Никулин С. И. Российское уголовное право. Особенная часть. С. 359.

123

 

ва. Так, по мнению С. В. Дьякова, А. А. Игнатьева, М. П. Карпушина, субъективная сторона утраты документов, содержащих государственную тайну, характеризуется двойной (смешанной) формой вины, т. е. они считают, что по отношению к факту нарушения правил обращения с документами вина может быть как в форме умысла, так и неосторожности. По отношению же к наступлению последствий вина может быть только в форме неосторожности188. Свой вывод о двойной форме вины указанные авторы осуществляют, ссылаясь на ст. 27 УК РФ «Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины».

На наш взгляд, данная точка зрения является спорной. Во-первых, в ст. 27 УК РФ отмечается, что если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность наступает только в случае, если вина по отношению к последствиям характеризуется преступным легкомыслием или преступной небрежностью. Ответственность за умышленное нарушение установленных правил обращения с содержащими государственную тайну документами, предметами может иметь место в случаях выдачи государственной тайны иностранному государству или шпионаже. Таким образом, субъективная сторона рассматриваемого состава характеризуется неосторожной формой вины. Ответственность за нарушение режима секретности может быть дисциплинарной либо административной, например, лишение допуска к работе с документами, предметами, содержащими государственную тайну; понижение в должности, звании; увольнение с работы и т. п.

Во-вторых, в диспозиции ст. 284 УК РФ прямо отмечается психическое отношение виновного лица к наступлению последствий — неосторожность, т. е. основополагающим субъективным фактором данного состава является психическое отношение лица к последствиям, независимо от того, осознанно или не осознанно оно относилось к нарушению правил обращения с документами, содержащими государственную тайну.

Таким образом, анализ субъективной стороны составов преступлений, посягающих на тайну, позволяет сделать вывод о том, что незаконное получение и распространение сведений, составляющих тайну частной жизни (ст. 137, 138, 142, 155 УК РФ), коммерческую, банковскую тайну (ст. 183 УК РФ), государственную тайну (ст. 275, 276 УК РФ), характеризуется умышленной формой вины (прямой умысел), корыстными мотивами, иной личной заинтересованностью или иными низменными побуждениями (ст. 137, 155, ч. 2 ст. 183 УК РФ), целями — разглашение либо незаконное использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую

См.: Дьяков С. В., Игнатьев А. А, Карпушин М. П Указ. соч. С. 134; Дьяков С. В. Указ. соч. С. 39; Скуратов Ю. И., Лебедев В. М. Указ. соч. С. 437—438. 124

 

тайну (ч. 1 ст. 183 УК РФ), использование сведений в ущерб внешней безопасности Российской Федерации (ст. 275, 276 УК РФ).

Субъективная сторона разглашения государственной тайны характеризуется как умышленной, так и неосторожной формой вины, причем по ч. 2 ст. 283 УК РФ вина может быть только неосторожной. Субъективная сторона утраты документов, содержащих государственную тайну, характеризуется только неосторожной формой вины.


<