Глава I. Преамбула Федерального закона N 52-ФЗ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 
РЕКЛАМА
<

Федеральный закон "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (с изменениями от 21 июля 1998 г., 25 июля 2002 г., 30 июня, 7 июля 2003 г.)

Комментарий к абз.1

Страхование - особый вид экономической деятельности, связанный с перераспределением риска нанесения ущерба имущественным интересам среди участников страхования (страхователей) и осуществляемый специализированными организациями (страховщиками), аккумулирующими денежные средства (премии) с последующей страховой выплатой при наступлении оговоренного страхового случая.

Профессор М.И. Брагинский считает, что "смысл страхования можно выразить, с определенной долей условности, через понятие "разделение ответственности". При этом материальную основу такого разделения составляет создаваемый для этой цели фонд"*(1).

Видный теоретик страхования В.К. Райхер в своем исследовании "Общественно-исторические типы страхования" также убедительно показал, что история страхования - это история страховых фондов*(2).

Понятие страхования закреплено в ст.2 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации". Страхование представляет собой отношения по защите имущественных интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных событий (страховых случаев) за счет денежных фондов, формируемых из уплачиваемых ими страховых взносов (страховых премий). Закон определил также, что страхование может осуществляться в добровольной и обязательной формах (п. 1 ст.3 вышеназванного Закона).

Обязательным является страхование, осуществляемое в силу закона. Виды, условия и порядок проведения обязательного страхования определяются соответствующими законами (п.3 ст.3 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации").

Страхование охватывает различные категории страхователей. Его условия отличаются по объему страховой ответственности; оно может проводиться в силу закона или на добровольных началах. Для упорядочения страховых отношений и создания единой взаимосвязанной системы необходима классификация страхования.

Профессор Л.И. Рейтман под классификацией страхования понимал иерархическую систему взаимосвязанных звеньев, позволяющую создать стройную картину единого целого с выделением его совокупных частей. Классификация страхования призвана решить следующую задачу: разделить всю совокупность страховых отношений на взаимосвязанные звенья, находящиеся между собой в иерархической подчиненности*(3).

В основе классификации страхования, по мнению Л.И. Рейтмана, лежат два критерия: различия в объектах страхования и различия в объеме страховой ответственности. В соответствии с этим он применяет две классификации: по объектам страхования и по роду ответственности. Первая классификация является всеобщей, вторая - частичной, охватывающей только имущественное страхование. Л.И. Рейтман дает следующее определение всеобщей классификации страхования по объектам страхования: это иерархическая система деления страхования по отраслям, подотраслям и видам, которые являются звеньями классификации*(4).

Все звенья классификации располагаются так, чтобы каждое последующее звено являлось частью предыдущего. Высшее звено - отрасль, среднее - подотрасль, низшее - вид страхования. Все звенья классификации охватывают формы проведения страхования - обязательную или добровольную.

В основе деления страхования на отрасли лежат принципиальные различия в объектах страхования. В соответствии с этим критерием вся совокупность страховых отношений делится на три отрасли: личное страхование (имущественные интересы, связанные с жизнью, здоровьем, трудоспособностью и пенсионным обеспечением страхователя или застрахованного лица)*(5), имущественное страхование (имущественные интересы, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом)*(6) и страхование ответственности (имущественные интересы, связанные с возмещением страхователем причиненного им вреда личности или имуществу физического лица, а также вреда, причиненного юридическому лицу)*(7).

Для того чтобы страховщик вступил со страхователем в определенные страховые отношения, у страхователя должна возникнуть потребность застраховать те или иные объекты от тех возможных опасностей, которые угрожают этим объектам. Страхователь должен иметь представление о страховом тарифе, который лежит в основе уплачиваемых им страховых взносов. Такое проявление страховых интересов страхователя порождает необходимость деления подотраслей страхования на конкретные виды. При выявлении видов страхования происходит конкретизация страхователя, однородных объектов страхования, объема страховой ответственности и соответствующих тарифных ставок. Автор согласен с позицией профессора Л.И. Рейтмана, который под видом страхования понимает страхование конкретных однородных объектов в определенном объеме страховой ответственности по соответствующим тарифным ставкам*(8).

Законом определено, что страхование может осуществляться в добровольной и обязательной формах*(9).

Таким образом, обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации является одной из форм обязательного страхования. А иерархическую систему страхования можно представить в следующем виде:

- отрасль - личное страхование;

- подотрасль - страхование жизни и здоровья;

- вид страхования - обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации.

В обязательном страховании именно государство, в лице тех или иных органов, организовывает работу по эффективной защите имущественных интересов определенных категорий граждан. На этой общей основе действуют и дополнительные специальные факторы, способствующие осуществлению принципа обязательности в той или иной отрасли страхового дела. Так, в обязательном государственном страховании жизни и здоровья принцип обязательности играет еще и важную социальную роль.

Большая часть договоров страхования заключается на основе свободного волеизъявления сторон: страхователь не обязан заключать договор страхования, так же как страховщик вправе отказаться от принятия на себя рисков страхователя. Однако в известных случаях, когда компенсация ущерба и участие в этом страховой организации представляют общественный интерес, необходимость, степень свободы сторон договора страхования существенно ограничивается. При этом вместо права на заключение договора у страхователя появляется обязанность его заключить. Появление такого рода обязанности возможно только в случаях, предусмотренных специальными федеральными законами, устанавливающими порядок и условия проведения обязательного страхования.

Такое понимание обязательного страхования сформировалось в Российской Федерации не так давно, после вступления в силу в 1993 г. Закона Российской Федерации "О страховании". В еще большей мере законодательные основы обязательности в страховании определены ст.ст. 927, 935-937 и 969 ГК РФ. До появления указанных законодательных актов в законодательстве Российской Федерации отсутствовали общие нормы, регламентирующие порядок проведения обязательного страхования. В каждом конкретном случае появление обязательного страхования было связано с принятием специального законодательного акта, устанавливающего главным образом обязанность страхователя заключать договор страхования и условия его проведения. Страховщиком всегда выступали органы государственного страхования (Госстрах).

Однако нельзя забывать, что даже в условиях государственной монополии страховое правоотношение может возникнуть исключительно между реальными субъектами: страхователем и страховщиком. Невозможно предположить наличие страховых правоотношений между страховщиком и всей совокупностью потенциальных страхователей без заключения договора страхования, так как страховой риск и объект страхования всегда конкретны, даже в тех случаях, когда общие условия обязательного страхования установлены федеральным законом.

М.И. Брагинский справедливо отмечает, что "обязательство страхования, которое возникает из закона, не может рассматриваться как особый вид страхования уже потому, что подлинные отношения страхования начинаются лишь с заключения договора"*(10). Он считает, что для установления юридической природы страхования необходимо обратиться к ст.421 ГК РФ, которая начинается с провозглашения общего для всего договорного права, как и гражданского права в целом, принципа: "граждане и юридические лица свободны в заключении договора". Данная статья разграничивает два вида понуждения к заключению договора: либо порожденного ГК РФ (иным законом), либо добровольно принятого на себя обязательством в силу заключенного договора. М.И.Брагинский считает, что приведенное в ст.421 ГК РФ деление принуждения на два вида имеет определенное значение для установления особенностей обязательного страхования. Он указывает, что "несмотря на его столь широкое наименование - "обязательное страхование", созданный для этого страхования ст.ст.935-937 ГК правовой режим не распространяется на случаи, при которых страхование становится обязательным в силу выраженной стороной воли, т.е. добровольного принятия на себя обязательства. Указание на этот счет включено в п.4 ст.935 ГК, которым предусмотрено: если обязанность страхования не вытекает из закона, а основана на договоре (в том числе обязанность страхования имущества - на договоре с владельцем имущества) или на учредительных документах юридического лица, являющегося собственником имущества, такое страхование не является обязательным в том смысле, в каком это имеет в виду ст.935 ГК. Это положение дополнено содержащимся в п.3 данной статьи указанием на неподчинение соответствующих отношений правовому режиму обязательного страхования"*(11).

С введением обязательного страхования неоднократно обсуждался вопрос об отраслевой принадлежности складывающихся в этом случае отношений. Например, М.Д. Суворов утверждает, что "обязательное страхование относится всецело к области частного права, так как если какой-либо правовой институт основан на принципах частного права и входит в его систему, то он не может одновременно относиться к публично-правовой сфере"*(12).

М.И. Брагинский считает, что в обязательное страхование входят не только гражданско-правовые отношения, но и элементы публично-правовых отношений. В качестве обоснования своей позиции он анализирует п.3 ст.937 ГК РФ, который регулирует отношения вне рамок гражданского права. Речь идет о публично-правовых отношениях, в рамках которых выступает государство, реализуя свои властные функции. В случае когда лицо, на которое возложена обязанность заключить договор, неосновательно сберегло определенную сумму благодаря тому, что не выполнило эту свою обязанность либо выполнило ее ненадлежащим образом, сбереженная таким образом указанная сумма может быть взыскана по иску соответствующего органа в доход Российской Федерации с начислением на эти суммы процентов в соответствии со ст.395 ГК РФ. Все это позволяет сделать вывод, что вместе с частноправовыми отношениями в обязательном страховании существуют и публично-правовые отношения*(13).

Публично-правовые отношения проявляются особенно четко в обязательном государственном страховании.

Международное право и право зарубежных стран связывают обязательное страхование с необходимостью защиты интересов третьих лиц в случаях причинения им ущерба. Исключение составляют лишь требования, предъявляемые к международным перевозкам грузов и обязывающие застраховать интересы, связанные с перевозимым грузом. Эти обязанности грузоотправителя (или грузополучателя - в зависимости от условий договора купли-продажи или поставки) и перевозчика предусмотрены и в российском Кодексе торгового мореплавания в отношении грузов, перевозимых морскими судами. В такой же мере участие России в международных соглашениях обязывает российских авиационных и автомобильных перевозчиков заключать договоры страхования своей ответственности при совершении международных перевозок. При этом никакие национальные источники права таких обязанностей не содержат.

Наиболее распространенными в мировой практике являются виды обязательного страхования, связанные с источниками повышенной опасности. Повышенная опасность для окружающих может исходить от деятельности как физических, так и юридических лиц. Пожалуй, самым массовым среди видов обязательного страхования, связанных с источником повышенной опасности, является обязательное страхование гражданско-правовой ответственности автовладельцев. В каждой из стран перечень видов обязательного страхования различен.

Требование об обязательном страховании ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, понятно. Если кому-либо нанесен ущерб, он должен быть компенсирован независимо от того, достаточно ли для этого средств у причинителя вреда. Заключение договора страхования в таких случаях гарантирует защиту интересов потерпевших и выплату им сумм в размере причиненного страхователем ущерба или в размере, установленном законодательством страны и международными соглашениями в пределах страховой суммы.

Эту же цель - защита интересов потерпевших - преследуют и нормы, закрепленные в ГК РФ. Им, в частности, установлены следующие случаи обязательного страхования (ч.1 ст.935 ГК РФ):

- если такое страхование связано с риском гражданской ответственности гражданина или организации (любого юридического лица), которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами (обязательное страхование ответственности);

- если такое страхование предполагает обязанность заключить договор в пользу третьего лица (иного, чем страхователь) о страховании его жизни, здоровья или имущества на случай причинения вреда указанным имущественным интересам (обязательное личное страхование и обязательное имущественное страхование в пользу третьих лиц).

В тех случаях, когда страхователем выступают государство в лице своих органов или государственные унитарные предприятия и уплата страховых взносов осуществляется за счет средств, предоставленных из соответствующего бюджета, такое обязательное страхование называют государственным обязательным страхованием (ч.3 ст.927 и ст.969 ГК РФ). Данный вид страхования является единственным, особо выделенным в ГК РФ видом обязательного страхования.

ГК РФ в ст.969 указаны отличия между обязательным государственным страхованием, определенным данным Кодексом, и тем обязательным государственным страхованием, которое определено отдельными законами, в том числе и Федеральным законом N 52-ФЗ.

Статья 969 ГК РФ определяет ряд конкретных особенностей, присущих обязательному государственному страхованию:

а) особый источник финансирования. Обязательное государственное страхование осуществляется за счет средств, выделенных на эти цели из соответствующего бюджета министерствам и ведомствам, иным федеральным органам исполнительной власти, которые выступают в роли страхователей;

б) специальный состав застрахованных лиц. Данный вид страхования распространяется на государственных служащих определенных категорий;

в) конкретный круг объектов страхования. Ими могут быть только жизнь, здоровье и имущество государственных служащих;

г) основанием для возникновения отношений по обязательному государственному страхованию служит либо закон или иной правовой акт о таком страховании, либо договор;

д) страховщиком выступает только государственная организация;

и) размер страховой премии, выплачиваемой страховщику, определяется в самом законе (ином правовом акте) о таком виде страхования;

ж) для обязательного государственного страхования правила гл.48 ГК РФ применяются субсидиарно, т.е. только тогда, когда иное не предусмотрено законами, иными правовыми актами или не вытекает из существа соответствующих отношений.

В настоящее время существует немало правовых актов, в том числе и Федеральный закон N 52-ФЗ, которые не соответствуют вышеизложенным признакам. В связи с этим нельзя не согласиться с М.И. Брагинским, который дает отрицательный ответ на вопрос: должны ли применяться нормы ст.969 ГК РФ к отношениям, именуемым обязательным государственным личным страхованием, которые не отвечают признакам, указанным в данной статье?

М.И. Брагинский справедливо отмечает, что "указанная статья представляет собой исключение из ст.ст.935-937 ГК. Как и всякая иная исключительная норма, она не подлежит распространительному толкованию. Последнее означает, что хотя обязательное страхование и называется в законе подобно наименованию ст.969 "обязательным государственным страхованием", соответствующие отношения могут подчиняться, в отличие, в частности, от того, что указано в п.4 ст.969, действию норм гл.48 ГК, включая ст.ст.935-937. И только для случаев, когда закон об обязательном государственном страховании имеет в виду отношения, соответствующие ст.969 ГК, вступает в силу тот особый режим, который идет так далеко, что изымает соответствующие отношения из-под действия режима, который установлен для договоров страхования в целом, и специального, предусмотренного для обязательного страхования как такового, имея в виду ст.ст.935-937 ГК)"*(14).

По поводу юридической природы обязательного государственного страхования в том виде, в каком оно представлено в ст.969 ГК РФ, есть и другие мнения. Так, например, Ю.Б. Фогельсон считает, что ""в тех случаях, когда страховщиками являются государственные организации, весь оборот денежных средств регулируется не гражданским, а специальным финансовым правом. Следовательно, отношения по обязательному государственному страхованию являются в своей основе не гражданско-правовыми, а финансово-правовыми, и нормы гражданского права применимы к ним лишь в тех случаях, когда обязательное государственное страхование осуществляется на основании договоров"*(15).

Автор же согласен с позицией М.И. Брагинского, у которого вышеуказанные доводы вызывают некоторые возражения. Во-первых, бюджетные средства не исключены из гражданского оборота. В противном случае не могли бы быть признаны субъектами гражданских правоотношений ни Российская Федерация, ни субъекты Российской Федерации, ни муниципальные образования, что противоречит гл.4 ГК РФ. Во-вторых, граждане, в пользу которых заключен соответствующий договор, в финансовых отношениях вообще не состоят, а отношения между страхователем и страховщиками в качестве сторон договора страхования, независимо от предшествующих им отношений, сами по себе являются обычными гражданско-правовыми отношениями*(16).

Конституционно-правовой смысл обязательного государственного страхования жизни и здоровья сформулирован Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 26 декабря 2002 г. N 17-П по делу о проверке конституционности абз.2 п.4 ст.11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" в связи с жалобой гражданина М.А. Будынина.

Определяя конституционно-правовой смысл обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, Конституционный Суд Российской Федерации (далее - Суд) отметил, что данный вид страхования "... наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, могут быть установлены им на основании других законов (статья 1084 ГК Российской Федерации, статья 29 Закона Российской Федерации "О милиции" и др.), - входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса застрахованного лица вследствие наступления страхового случая, включая причиненный материальный и моральный вред".

Поскольку постановление Суда окончательное и обжалованию не подлежит, толкование конституционно-правового смысла обязательного государственного личного страхования требует определенного анализа.

А. Как указывает Суд, государство, учитывая особый статус военнослужащих, гарантирует им и членам их семей полную компенсацию за полученное повреждение здоровья и реализует эту гарантию не только путем выплаты страховых сумм по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих, но и путем производства иных выплат:

- денежных сумм в целях возмещения вреда (ст.1084 ГК РФ);

- единовременных пособий, установленных пп.2 и 3 ст.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих";

- единовременных пособий, установленных пп.3 и 4 ст.20 Федерального закона "О борьбе с терроризмом";

- социальных пособий и компенсаций, установленных Федеральным законом "О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих, выполнявших задачи на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации и погибших (пропавших без вести) при исполнении служебных обязанностей".

Все указанные выплаты входят в общий, гарантированный государством объем возмещения вреда, однако реализуются они в рамках совершенно разных правоотношений (страховые правоотношения, правоотношения по возмещению вреда, правоотношения по выплате единовременных пособий).

Б. Суд определил, что смысл обязательного государственного страхования жизни и здоровья - компенсация последствий изменения материального и (или) социального статуса застрахованного лица вследствие наступления страхового случая. Другими словами, страховым событием по данному виду страхования является только такое повреждение здоровья военнослужащего, вследствие которого:

- изменился материальный статус военнослужащего;

- изменился его социальный статус.

- одновременно изменились его материальный и социальный статусы.

Материальный статус военнослужащего характеризуется его материальным благополучием, уровнем денежного, вещевого, продовольственного обеспечения и торгово-бытового обслуживания.

Социальный статус - положение военнослужащего в общественной иерархии, совокупность прав и свобод, гарантированных государством военнослужащим, а также объем их обязанностей и ответственности.

Рассмотрение страховых событий по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья в свете указанной позиции, определенной Судом, показывает ее неоднозначность. Используя определенные выше критерии (наличие или отсутствие изменения материального и (или) социального статуса), можно установить двух группы страховых случаев: 1) характеризующиеся изменением материального и (или) социального статуса военнослужащего вследствие страхового случая; 2) характеризующиеся отсутствием изменений материального и (или) социального статуса военнослужащего вследствие страхового случая.

К первой группе страховых случаев можно отнести: гибель (смерть) военнослужащего, установление застрахованному инвалидности (как правило, повреждение здоровья, в результате которого военнослужащему установлена группа инвалидности, приводит к его увольнению с военной службы по состоянию здоровья), досрочное увольнение военнослужащего, проходящего службу по призыву, с военной службы, признанного ограниченно годным к военной службе вследствие повреждения здоровья, полученного в период прохождения военной службы. В результате наступления указанных страховых случаев члены семьи военнослужащего теряют своего кормильца либо сам застрахованный теряет статус военнослужащего и связанный с этим объем материального обеспечения.

Ко второй группе страховых случаев следует отнести случаи получения военнослужащим тяжелых и легких травм, связанных с временной потерей трудоспособности. Военнослужащим, в отличие от других граждан, вне зависимости от сроков временной потери трудоспособности и нахождения на стационарном или амбулаторном лечении, заработная плата (денежное довольствие) выплачивается в полном объеме, без каких-либо вычетов. Вследствие наступления указанных страховых случаев ни материальный, ни социальный статус военнослужащего не меняется.

В. Суд определил, что выплачиваемая застрахованным и выгодоприобретателям страховая сумма включает в себя компенсацию материального ущерба и морального вреда, связанного с наступлением страхового случая, т.е. страховая сумма по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья представляет собой денежную сумму, состоящую из двух частей: суммы, предназначенной для компенсации материального вреда, и суммы, предназначенной для компенсации морального вреда.

Рассмотрим более подробно природу части страховой суммы, предназначенной для компенсации материального вреда.

Согласно абз.1 п.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме. Этот объем включает не только возмещение утраченного заработка, но и дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение (п.1 ст.1085 ГК РФ).

Страховая же сумма, подлежащая выплате по каждому страховому случаю, строго фиксирована (5 окладов денежного содержания, 10, 25, 50, 75, 120). Поэтому в страховке, по всей видимости, заложена лишь часть суммы, входящей в общую сумму возмещения вреда. Хотя, наверное, бывают и такие случаи, когда выплаченная страховая сумма может включать в себя полный объем материального вреда, причиненного повреждением здоровья. Например, при выплате достаточно крупных денежных сумм по случаям установления инвалидности застрахованным, имеющим высокие воинские звания и должности (в среднем полковник по II группе инвалидности получает страховую сумму в размере 170000 руб.). Другая ситуация при досрочном увольнении с военной службы признанного ограниченно годным к военной службе солдата, проходящего службу по призыву, который получает 5 окладов денежного содержания (6800 руб.). Таким образом, выплата страхового обеспечения и выплата сумм по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью военнослужащего, взаимосвязаны.

Однако в соответствии с п.4 ст.10 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховое обеспечение выплачивается независимо от сумм, причитающихся по социальному страхованию, социальному обеспечению и в порядке возмещения вреда. Исключение возможности вступления в противоречие двух правовых норм определяет следующий вариант толкования п.4 ст.10 вышеназванного Закона: независимы друг от друга не суммы страховки и возмещения вреда, а сами по себе факты выплат этих сумм. Страховая сумма, выплачиваемая в рамках страховых правоотношений, хотя и включает в себя часть суммы, возмещающей материальный вред, может быть выплачена в любое время, вне зависимости от того, выплачена или нет к этому времени компенсация в рамках правоотношений по возмещению вреда.

Подобное толкование рассматриваемой правовой нормы можно было бы принять, если бы не требования п.2 ст.1085 ГК РФ, которые однозначно определяют, что пенсии, пособия и иные выплаты, причитающиеся пострадавшему в связи с полученным повреждением здоровья, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). Возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью пострадавшего, должно быть произведено только в рамках правоотношений по возмещению вреда. Часть страховой суммы, предназначенной для компенсации материального вреда, выплаченная в рамках страховых правоотношений по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья, не засчитывается в счет возмещения вреда.

Далее рассмотрим вопрос о той части страховой суммы, которая предназначена для компенсации морального вреда.

Несмотря на то, что пострадавший претерпевает физические и нравственные страдания при получении повреждения здоровья, он не всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение морального вреда. Согласно правовым нормам, регулирующим правоотношения по возмещению морального вреда (ст.151 ГК РФ, постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 г. N 10), обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

- нравственных и физических страданий потерпевшего;

- неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда;

- причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

- вины причинителя вреда.

Действующим законодательством установлены также и случаи, когда наличие вины не является необходимым условием ответственности за причинение морального вреда. Статья 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

- вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности;

- вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

- вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

- в иных случаях, предусмотренных законом.

Федеральным законом "О статусе военнослужащих" в п.5 ст.18 определено, что возмещение морального вреда и убытков, причиненных военнослужащим государственными органами и органами местного самоуправления, производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Условия выплаты страховой суммы по обязательному государственному страхованию не предполагают установления ни одного из фактов, определяющих общие условия компенсации морального вреда. По всей видимости, Суд, определяя то, что в страховую сумму по данному виду страхования включается и причиненный моральный вред, имел в виду такую ситуацию, когда получение военнослужащим повреждения здоровья происходит действительно при наличии неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом и вины причинителя вреда (либо тех условий, когда компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда). Но все эти обстоятельства устанавливаются вне страховых правоотношений. Таким образом, не все страховые суммы по обязательному государственному страхованию содержат денежную составляющую, предназначенную для компенсации морального вреда, а только те, которые выплачиваются по страховым случаям, наступившим при наличии условий компенсации морального вреда.

Краткий анализ сформулированного Судом конституционно-правового смысла обязательного государственного страхования жизни и здоровья порождает ряд вопросов. В связи с тем, что право разъяснить свое постановление имеет только сам Суд и к моменту написания данной работы такое разъяснение не дано, у автора возникает вопрос: поскольку выплата страховых сумм по обязательному государственному страхованию компенсирует последствия изменения материального и (или) социального статуса застрахованного лица вследствие наступления страхового случая, правомерно ли относить к страховым случаям такие случаи, наступление которых не изменяет материального и (или) социального статуса застрахованного? Если такая постановка вопроса ошибочна, то можно предположить, что в результате редакционной погрешности в постановлении Суда пропущены (либо подразумеваются) слова "в том числе и", и заключительная фраза, раскрывающая истинный конституционно-правовой смысл обязательного государственного страхования жизни и здоровья, может иметь следующую редакцию: ": входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать в том числе и последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред".

Поскольку, по мнению Суда, страховая сумма включает в себя суммы, предназначенные для компенсации морального вреда, то это касается только тех сумм, которые выплачиваются по страховым случаям, наступившим при наличии условий, определенных законодательством в качестве обязательных для компенсации морального вреда.

Страховые суммы включают в себя компенсации материального и морального вреда без определения их соотношения (половина - для компенсации материального вреда, половина - для компенсации морального вреда; большую часть суммы составляет компенсация материального вреда либо большая часть - для компенсации морального вреда). Но поскольку иные выплаты, причитающиеся пострадавшему в связи с полученным повреждением здоровья, не засчитываются в счет возмещения вреда, то нанесенный вред будет возмещаться полностью вне зависимости от выплаченной страховой суммы.

В Федеральном законе N 52-ФЗ дан исчерпывающий перечень тех лиц, жизнь и здоровье которых подлежат обязательному государственному страхованию:

- военнослужащие;

- граждане, призванные на военные сборы;

- лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации;

- лица рядового и начальствующего состава Государственной противопожарной службы;

- сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

В соответствии с п.2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" к военнослужащим относятся:

- офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты и старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по контракту;

- офицеры, призванные на военную службу в соответствии с указом Президента Российской Федерации;

- сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта.

Граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы.

На граждан, призванных на военные сборы, статус военнослужащих распространяется в случаях и порядке, которые предусмотрены указанным Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с п.1 ст.17 Закона Российской Федерации "О милиции" от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 сотрудниками милиции в Российской Федерации являются граждане Российской Федерации, состоящие на должностях рядового или начальствующего состава органов внутренних дел, которым в установленном порядке присвоены специальные звания рядового или начальствующего состава милиции.

Статьей 7 Федерального закона "О пожарной безопасности" от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ определено, что личный состав Государственной противопожарной службы включает в себя состоящих на соответствующих штатных должностях:

- лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел (далее- сотрудники);

- военнослужащих;

- лиц, не имеющих специальных или воинских званий (далее - работники).

В Государственную противопожарную службу принимаются граждане Российской Федерации не моложе 17 лет, способные по своим личным и деловым качествам, образованию и состоянию здоровья выполнять обязанности, возложенные на личный состав Государственной противопожарной службы.

На сотрудников и военнослужащих Государственной противопожарной службы распространяются положения, регламентирующие прохождение службы соответственно в органах внутренних дел и в Вооруженных Силах Российской Федерации. На работников Государственной противопожарной службы распространяются права, обязанности и льготы, установленные законодательством Российской Федерации о труде, федеральными законами.

Статьей 24 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" от 21 июля 1993 г. N 5473-1 определено, что к работникам уголовно-исполнительной системы относятся сотрудники, имеющие специальные звания рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, рабочие и служащие учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, предприятий учреждений, исполняющих наказания, центральных и территориальных органов управления уголовно-исполнительной системы, а также следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в уголовно-исполнительную систему.

Комментарий к абз.2

В период мобилизации, военного положения и в военное время осуществление обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним в обязательном государственном страховании лиц определяется законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Осуществление обязательного государственного страхования в период мобилизации и в военное время действующим законодательством не определено.