Глава I. Единовременное пособие как особая форма социальной защиты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 

В данной главе речь пойдет о праве военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей на единовременное пособие, установленное пп.2 и 3 ст.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Впервые единовременное пособие как особый вид социальной защиты военнослужащих и членов их семей было введено пп.2 и 3 ст.18 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" от 22 января 1993 г.

Данный вид социальной защиты нередко отождествляют с обязательным государственным страхованием жизни и здоровья военнослужащих. Некоторые ошибочно считают, что единовременное пособие является одной из форм такого страхования. Это происходит, видимо, потому, что нормы, устанавливающие право военнослужащих на страховое обеспечение и единовременное пособие, находятся в одной статье Федерального закона "О статусе военнослужащих" - ст.18. При этом законодатель не совсем корректно назвал данную статью, указав только один из видов социальной защиты - страховые гарантии. Точнее говоря, законодатель установил еще и право военнослужащего на возмещение вреда, которое в рассматриваемые правоотношения не входит.

Выплата единовременных пособий не имеет никакого отношения к страхованию и с выплатой страховых сумм никак не связана. Условия и порядок выплаты единовременных пособий принципиально отличаются от условий и порядка выплаты страховых сумм. Это совершенно иные правоотношения.

Рассматривая все законодательные и нормативные акты, непосредственно регулирующие порядок и условия выплаты единовременных пособий, следует отметить их небольшое количество. Прежде всего это упомянутые выше пп.2 и 3 ст.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Гарантировав военнослужащим данную выплату, государство реализует ее через федеральные министерства и ведомства, где предусмотрена военная службы граждан.

Кроме законодательных норм, существуют и подзаконные акты, регулирующие рассматриваемые правоотношения.

Примечание

В Министерстве обороны Российской Федерации порядок и условия реализации вышеуказанных норм Федерального закона "О статусе военнослужащих" регулируются приказом министра обороны Российской Федерации "О порядке выплат единовременных пособий в Министерстве обороны Российской Федерации" от 2 февраля 1999 г. N 55.

В Федеральной службе безопасности Российской Федерации - приказом "Об утверждении Инструкции о порядке выплаты единовременных пособий военнослужащим органов Федеральной службы безопасности, гражданам, призванным на военные сборы, и членам их семей" от 29 мая 1999 г. N 232.

В Службе специальных объектов при Президенте Российской Федерации приказом начальника Главного управления специальных программ Президента Российской Федерации "О порядке выплаты в Службе специальных объектов при Президенте Российской Федерации единовременных пособий, установленных пунктами 2 и 3 статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 28 января 2000 г. N 6.

Единовременное пособие и возмещение ущерба,

причиненного здоровью

Весьма распространенным является ошибочное отождествление правоотношений по выплате единовременного пособия, установленного пп.2 и 3 ст.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", с правоотношениями по возмещению ущерба здоровью. Это связано с тем, что при рассмотрении вопросов о возмещении вреда, как и при решении вопросов о праве на единовременное пособие, установленное пп.2 и 3 вышеназванного ст.18 Закона, речь идет о повреждении здоровья или о смерти военнослужащего.

Кроме того, ст.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" называется - "Страховые гарантии военнослужащим. Право на возмещение вреда". Поэтому некоторые считают, что поскольку порядок и условия обязательного государственного страхования определены отдельным законом (об этом говорит отсылочная норма п.1 ст.18), то выплата единовременного пособия есть не что иное, как возмещение ущерба за повреждение здоровья, полученное во время службы. Однако в ст.18 семь пунктов, из которых 4-й, 5-й и 6-й регулируют правоотношения по возмещению вреда военнослужащим. Что касается пп.2 и 3, то вряд ли можно согласиться с тем, что они также регулируют правоотношения по возмещению вреда.

Несомненно то, что для понимания различия правоотношений по возмещению вреда и выплате единовременных пособий необходимо более детально их рассмотреть, а не только проанализировать название статьи.

Возмещение причиненного вреда - одна из форм гражданско-правовой ответственности. Она именуется внедоговорной ответственностью, т.е. это ответственность по обязательствам, возникшим не из договора, а по другим основаниям. Как подчеркивал известный ученый-цивилист О.С. Иоффе "внедоговорная ответственность осуществляется путем установления между сторонами особого обязательства - по возмещению причиненного вреда"*(41).

Участниками обязательства из причинения вреда могут быть граждане, юридические лица и государство, причем каждый из указанных субъектов может выступать в качестве причинителя вреда или потерпевшего. Основанием возникновения данных обязательств служит правонарушение - деликт, поэтому такие обязательства именуются деликтными.

Нормы, регулирующие правоотношения по возмещению вреда, изложены в гл.59 ГК РФ. В ст.1064 данной главы определены общие основания и объем ответственности за причинение вреда: а) наступление вреда здоровью; б) причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме причинителем вреда; в) вред может быть возмещен и не причинителем вреда в случаях, определенных законом; г) вина причинителя вреда; д) обязанность возмещения вреда и при отсутствии вины в случаях, определенных законом; ж) противоправное поведение лица, причинившего вред. Представляется, что важнейшими среди перечисленных условий являются наличие вреда и вины причинителя вреда в одной из его форм (умысла и неосторожности).

Принцип ответственности за вину - основной принцип имущественной ответственности. Поскольку вина представляет собой внутреннее состояние лица, его психическое отношение к совершенному им действию и наступившим последствиям, она является субъективным условием ответственности. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, наличие вины - общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно*(42).

Что касается других норм, которые устанавливают ответственность не причинителей вреда, то они строго определены законом. Так, например, юридические лица или граждане несут ответственность за вред, причиненный их работниками при исполнении трудовых обязанностей (ст.1068 ГК РФ).

Вина причинителя презюмируется, т.е. предполагается. В соответствии с п.2 ст.1064 ГК РФ обязанность доказывания своей невиновности возлагается на причинителя вреда. Потерпевший же должен доказать только то, что он получил определенный вред здоровью и этот вред является следствием поведения причинителя вреда.

В отдельных случаях закон устанавливает деликтную ответственность независимо от вины. Но такие случаи также строго оговорены законом. Так, организации и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности (ст.1079 ГК РФ), независимо от наличия вины.

Для российского гражданского законодательства характерен принцип полного возмещения вреда. Реализация данного принципа при возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, повлекшего травму, увечье или смерть, весьма проблематична. Возмещение вреда в виде заранее определенной денежной компенсации не может привести к полному восстановлению нарушенного здоровья потерпевшего. Это обстоятельство также определяет характерную специфику рассматриваемой ответственности. Объем возмещаемого потерпевшему вреда складывается из нескольких частей: компенсации неполученного заработка или иных доходов, расходов на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение (ст.1085 ГК РФ). При таких условиях речь не может идти и не идет о какой-то фиксированной сумме, определенной в законе как полное возмещение вреда, причиненного здоровью.

Рассмотренные выше нормы, регулирующие правоотношения по возмещению вреда здоровью, свидетельствуют об их особенности, специфичности и невозможности их отождествления с правоотношениями по выплате единовременных пособий.

Условия и порядок выплаты единовременных пособий, определенных пп.2 и 3 ст.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", не предусматривают ни установления причинителя вреда, ни установления его вины, ни полного возмещения вреда. Данное пособие, гарантированное государством, представляет строго фиксированную денежную сумму и является особой формой социальной защиты военнослужащих, получивших повреждение здоровья в связи с исполнением обязанностей военной службы, а также членов их семей.

По мнению автора, выплата единовременного пособия выполняет функцию охраны жизни и здоровья военнослужащего. Эта функция, несомненно, реализуется во взаимодействии с другими гражданско-правовыми институтами, в том числе и с обязательствами по возмещению вреда. Именно в результате взаимодействия этих разноотраслевых институтов права возможно и необходимо обеспечение согласованности в регламентации правоотношений по возмещению вреда и правоотношений по выплате единовременных пособий, что исключило бы совершенно необоснованные выплаты.

Единовременные пособия наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда установлены другими законами, входят в общий объем гарантированного государством возмещения вреда и не обусловлены какими-либо сборами, взносами в тот или иной фонд. Данная конституционная обязанность государства имеет публично-правовой характер и не тождественна обязанностям по возмещению вреда. Подобную характеристику денежным компенсациям, выплачиваемым во исполнение рассматриваемой конституционной обязанности государства, дает и Конституционный Суд Российской Федерации*(43).

Следовательно, гражданин, уволенный из Вооруженных Сил Российской Федерации по состоянию здоровья и получивший по этому основанию единовременное пособие в размере 60 окладов денежного содержания, имеет право (при наличии оснований) добиваться полного возмещения повреждения здоровья, полученного при исполнении обязанностей военной службы (ст. 1084 ГК РФ). А указанное различие рассмотренных правоотношений и необходимость их согласованности будут иметь значение в целях полного возмещения вреда, а также недопущения завышенных, не соответствующих размеру вреда выплат в пользу потерпевшего.

Нет сомнения в том, что все без исключения граждане Российской Федерации имеют право на полное возмещение вреда, причиненного их здоровью. Однако, учитывая особую специфику труда определенных категорий граждан (военнослужащих, сотрудников МВД), государство установило для них дополнительные формы социальной защиты. В случае получения ими повреждения здоровья при исполнении служебных обязанностей им подлежат выплате фиксированные суммы единовременного пособия. Эти два различных вида правоотношений (правоотношения по возмещению вреда и правоотношения по выплате единовременного пособия) реализуются в единой по социальному значению сфере - сфере защиты жизни и здоровья указанной категории граждан. Конституционный Суд определил данную сферу более конкретно - гарантированный государством объем возмещения вреда, который был причинен жизни и здоровью военнослужащих при прохождении ими военной службы, в целях защиты их социальных интересов и интересов государства*(44).

В данный общий объем возмещения ущерба, гарантированный государством, входят и иные виды выплат, производимых в рамках разных правоотношений: выплаты в возмещение вреда, определенные ст.1084 ГК РФ, денежные компенсации, определенные Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", страховые суммы по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья, единовременные пособия, установленные п.п.3 и 4 ст.20 Федерального закона "О борьбе с терроризмом", социальные пособия и компенсации, установленные Федеральным законом "О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих, выполнявших задачи на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации и погибших (пропавших без вести) при исполнении служебных обязанностей", единовременные пособия, установленные п.3 ст.9 Закона Российской Федерации "О статусе Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы".

При таком подходе к реализации различных правоотношений особую значимость приобретает их согласованность.

Цель такой согласованности одна - в случае получения повреждения здоровья при исполнении служебных обязанностей гражданин должен получить от государства в конечном итоге такую социальную защиту (в виде конкретного вида выплат), которая бы, с одной стороны, соответствовала полному возмещению вреда, а с другой стороны, не допускала завышенных, не соответствующих размеру вреда выплат в пользу потерпевшего.

Пока же рассматриваемые нормы не урегулированы должным образом, нередки случаи, когда некоторые суды первой инстанции допускают "вольное" обращение с нормами, регулирующими правоотношения по возмещению вреда и применяют их при разрешении споров о выплате единовременных пособий. Такие решения судов противоречат нормам материального права и отменяются.

В Ленинский районный суд г.Ставрополя обратилась жена умершего военнослужащего В. с исковым заявлением, в котором требовала выплатить ей единовременное пособие, установленное п.2 ст.18 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих". Обосновывая свое право на единовременное пособие, В. применила нормы гл.59 ГК РФ и Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей. Ленинский районный народный суд согласился с доводами истицы и разрешил вопрос о праве жены умершего военнослужащего на единовременное пособие на основе тех правовых норм, которые приводила истица.

Кассационная инстанция подтвердила выводы суда первой инстанции и оставила решение суда в силе.

Однако данное решение суда было признанно необоснованным и подлежащим отмене. В своем протесте заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации указал на нарушение судом норм материального права, поскольку суд применил закон, не подлежащий применению в рассматриваемых правоотношениях, отметив, что ссылка на данную норму о возмещении вреда ошибочна, "поскольку в ней содержатся правила возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, тогда как суд разрешал спор о выплате истице единовременного пособия, условия которого определены ст.18 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих".