Глава XIV. Рассмотрение споров, связанных с обязательным государственным страхованием

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 
РЕКЛАМА
<

Статья 13. Рассмотрение споров

Комментарий к ст.13

Законодательством предусмотрен, в частности, судебный порядок разрешения спорных вопросов по рассматриваемой проблеме. Если застрахованный или выгодоприобретатель приходит к осознанию необходимости бороться за свои права только в судебном порядке, он "сталкивается" с соответствующими процессуальными нормами, среди которых есть нормы, определяющие понятие "подсудность".

Подсудность - это правила, изложенные в ГПК РФ, определяющие относимость подведомственного судам юридического дела определенному суду. Правила подсудности реализуют положения ч.1 ст.47 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждому гарантировано право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Перед застрахованным лицом встает вопрос: в какой конкретно суд необходимо обращаться с исковым заявлением? Поскольку в данной работе затрагивается тема защиты прав застрахованных и выгодоприобретателей в области обязательного государственного страхования жизни и здоровья, то в качестве примера будет рассматриваться вариант подачи искового заявления, в котором истец указывает на нарушение своих прав в оговоренных страховых правоотношениях.

В зависимости от рода подлежащих разрешению дел и от территории, на которой действует тот или иной суд, принято различать подсудность родовую, или предметную, и территориальную, или пространственную. Далее будут рассмотрены конкретные правила - правила территориальной подсудности.

Некоторые застрахованные считают, что достаточно отправить исковое заявление в ближайший суд (по месту жительства). Однако суд в соответствии с п.2 ст.135 ГПК РФ в этом случае возвратит истцу исковое заявление, так как дело неподсудно данному суду.

Территориальной именуется подсудность дела суду в зависимости от территории, на которую распространяется деятельность данного суда. Например, все имущественные споры между гражданами подсудны суду. Но какому из судов (по месту нахождения истца или по месту нахождения ответчика) подсудно конкретное дело, определяется процессуальными нормами о территориальной подсудности. Нормы права подразделяют территориальную подсудность на общую, по выбору истца (альтернативную), исключительную, договорную и подсудность по связи дел.

Общая подсудность (ст.28 ГПК РФ) определяется местом жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Альтернативной считается подсудность, при которой дело может рассматриваться одним из нескольких указанных в законе судов по выбору истца (ст.29 ГПК РФ).

Исключительной является подсудность, допускающая рассмотрение определенных категорий дел лишь судами, точно указанными в законе (ст.30 ГПК РФ).

Договорной называется подсудность, устанавливаемая по соглашению сторон (ст.32 ГПК РФ). Однако стороны при этом не могут изменять родовую, а также исключительную территориальную подсудность.

Застрахованный, проживающий, например в г.Урюпинске, собирается обратиться в суд с исковым заявлением о нарушении его прав по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья. Ответчиком по иску является юридическое лицо - страховщик (страховая компания, организация), находящийся в г.Москве.

В подобном случае следует руководствоваться прежде всего ст.28 ГПК РФ, устанавливающей общее правило территориальной подсудности. Как уже отмечалось ранее, данная статья устанавливает правило предъявления иска к организации по месту ее нахождения. В соответствии с п.2 ст.54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его регистрации. Поэтому прежде всего необходимо выяснить юридический адрес ответчика.

Нередко истцы, зная юридический адрес и местонахождение ответчика, не имеют ни возможности, ни желания ехать, например, в Москву и, решив воспользоваться альтернативной подсудностью, подают исковое заявление в суд по месту жительства.

Воспользоваться ст.29 ГПК РФ в рассматриваемом деле вряд ли возможно. Альтернативной подсудностью может воспользоваться определенная категория истцов, иски которых подпадают под установленные нормы. Анализ данных норм показывает, что при заявленном иске у истца, заявившего требование, касающееся обязательного государственного личного страхования, нет права воспользоваться ст.29 ГПК РФ.

Рассмотрим конкретные нормы ст.29 ГПК РФ, которыми пользуются истцы. Согласно п.2 данной статьи иск, вытекающий из деятельности филиала организации, может предъявляться по месту нахождения филиала. Немало страховщиков имеют филиалы, расположенные в разных городах страны. Так, например, Росгосстрах, занимающийся вопросами обязательного бесплатного государственного страхования личности от риска радиационного ущерба вследствие чернобыльской катастрофы, имеет довольно широкую сеть своих филиалов во многих городах России. Использовать данную процессуальную норму истцу можно лишь тогда, когда филиал, находящийся в городе проживания истца, действительно имеет право заниматься вопросами обязательного государственного страхования. В соответствии с п.3 ст.55 ГК РФ филиалы не являются юридическими лицами и действуют на основании утвержденных юридическим лицом положений. Руководители филиалов назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности. И если страховщик представит доказательство того, что его филиалы вопросами обязательного государственного страхования не занимаются, то истец не будет иметь права подать иск по месту своего жительства, где находится и филиал страховщика.

Часто используется истцами и п.5 ст.29 ГПК РФ, в соответствии с которым иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом по месту его жительства или по месту причинения вреда. Обращаясь к данной норме, истцы отождествляют страховые правоотношения с правоотношениями по возмещению вреда, видимо, потому, что и в тех и в других правоотношениях фигурирует понятие "повреждение здоровья".

Однако страховщик и застрахованный не являются субъектами правоотношений по возмещению вреда. В гл.59 ГК РФ и Федеральном законе "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ четко определены субъекты правоотношений по возмещению вреда. Ответственность по возмещению вреда (внедоговорная ответственность) возникает, как правило, у лица, причинившего вред (имеются также правовые нормы, связывающие ответственность перед потерпевшим не самого причинителя вреда, а других лиц - ст.ст.1068, 1079 ГК РФ). Юридическим фактом, подлежащим обязательному установлению по делам о возмещении вреда, является установление лица, причинившего вред. Именно это лицо и потерпевший будут являться субъектами правоотношений по возмещению вреда.

Истцов вводит в заблуждение также некоторая "близость" предусмотренной законом (п.1 ст.935 ГК РФ) обязанности определенных лиц страховать свою гражданскую ответственность, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни и здоровью других лиц, и обязанностей сторон, вытекающих из договора страхования, предметом которого является обязательное государственное страхование жизни и здоровья застрахованных.

Предположим, что какое-либо министерство или ведомство заключило договор страхования своей гражданской ответственности за причинение вреда жизни и здоровью застрахованного. Такой договор является договором в пользу третьего лица. Основной смысл данного типа договора состоит в представлении третьему лицу (застрахованному, выгодоприобретателю) права самостоятельного требования к стороне (страхователю или страховщику) по договору, в заключении которого третье лицо участия не принимало.

Таким образом, если третье лицо (истец), предъявляет свои исковые требования к министерству, где оно проходит военную службу (службу), и требует полностью возместить ущерб, причиненный здоровью, то суд будет рассматривать правоотношения по возмещению ущерба здоровью и устанавливать причинителя вреда и его вину.

Если же истец предъявляет требования к страховщику (страховой компании, организации), то суть этих требований, естественно, будет связана с действиями (бездействиями) только страховщика (например, несвоевременная выплата страховой суммы, неверное исчисление суммы, отказ в выплате страховки и т.п.). Правоотношения между застрахованным и страховщиком, всегда были и будут только страховыми правоотношениями. И в данном конкретном споре не применяются нормы, регулирующие правоотношения по возмещению ущерба.

Все вышесказанное по поводу договора страхования некоторыми лицами своей гражданской ответственности вследствие причинения вреда жизни и здоровью военнослужащих - это только пример. В настоящее время ни одно министерство и ведомство такие договоры со страховщиками не заключало. А договоры, заключаемые страхователями со страховщиками о проведении обязательного государственного страхования жизни и здоровья застрахованных носят совершенно другой характер и не являются договорами о страховании гражданской ответственности.

При подготовке к судебному заседанию суд всегда устанавливает вид правоотношений, субъектами которых являются стороны. И даже если иск уже принят судом, процессуальный закон предусматривает возможность правильного применения правил территориальной подсудности.

Военнослужащий З. подал иск о выплате страхового обеспечения в городской суд г.Скалистый Мурманской области. Ответчиком по делу был указан страховщик, находящийся в г.Москве. Иск был судом принят. При подготовке к судебному заседанию ответчик заявил ходатайство о передаче данного дела по подсудности в г.Москву, по месту его нахождения. Истец возражал, утверждая, что иск связан с возмещением вреда его здоровью. Изучив материалы дела, суд удовлетворил ходатайство ответчика и на основании п.4 ч.2 ст.122 ГПК РСФСР принял определение о передаче гражданского дела по иску З. в московский суд. Примененная процессуальная норма дает право суду передавать дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно принято к производству с нарушением правил подсудности. В своем определении суд отметил, что "заявленный гражданский иск относится к спору, возникшему при страховых правоотношениях и не имеет отношения к видам споров, возникающих из причинения вреда здоровью или имуществу гражданина, следовательно, в данном случае не может применяться подсудность по выбору истца, предусмотренная ст.118 ГПК РСФСР" (решение было принято в период действия ГПК РСФСР).

Таким образом, рассмотренные выше доводы свидетельствуют о невозможности истца воспользоваться нормой п.5 ст.29 ГПК РФ и подать иск к страховщику в суд по месту своего жительства (редакция этой нормы соответствует редакции нормы ст.118 ГПК РСФСР).

Иногда истцы считают, что заявленный ими иск подпадает под действие п.9 ст.29 ГПК РФ, в соответствии с которым иски, вытекающие из договоров, в которых указано место исполнения, могут быть предъявлены по месту исполнения договора. Логика рассуждения истцов при этом заключается в том, что поскольку выплата страховых сумм может производиться через отделение сбербанка по месту жительства истца, то местом исполнения договора и следует считать место проживания истца.

Однако в данной норме говорится о договоре, в котором указано место исполнения, т.е. необходимо иметь неопровержимые доказательства того, что в договоре обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих указано место его исполнения. Вряд ли истец представит в суд такие доказательства. Согласно ст.942 ГК РФ место исполнения договора вообще не входит в существенные условия договора страхования. Письмом Министерства финансов Российской Федерации "Об особенностях порядка представления документов для получения лицензии на обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" от 30 июня 1998 г. N 24-05/01 утвержден образец договора обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих. В данном образце также не предусмотрено определение места исполнения договора. В договоре страхования, особенно обязательного государственного страхования, вообще нельзя оговорить место его исполнения, так как невозможно предположить, какой страховой случай произойдет, с кем и произойдет ли он вообще.

Что касается перечисления страховой суммы в отделение сбербанка по месту жительства застрахованного, то это не место исполнения, а способ исполнения договора страхования. Договором предусматриваются и другие способы выплат страховых сумм: перечисление денег на пластиковую карточку, выдача наличными в кассе страховщика и др. О возможности различных способов исполнения договора страхования указывается и в п.3 ст.11 Федерального закона N 52-ФЗ. Данным пунктом определено, что выплата страховых сумм застрахованным лицам (независимо от места прохождения ими военной службы), а в случае их гибели (смерти) - выгодоприобретателям (независимо от места их жительства) производится страховщиком на территории Российской Федерации путем перечисления причитающихся сумм в рублях способом, определенным договором страхования.

Встречаются случаи, когда альтернативная подсудность определяется не только ст.29 ГПК РФ. Так, п.2 ст.17 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 установлено, что иски, основанные на нормах этого Закона, могут предъявляться в суд по месту жительства истца, или по месту нахождения ответчика, или по месту причинения вреда.

Некоторые истцы считают, что Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" регулирует правоотношения, вытекающие из всех договоров страхования. Данная позиция находит отражение в литературе, предназначенной и для специалистов страхования, и для массового читателя.

Так, в книге большого коллектива авторов "Страхование от А до Я", достаточно фундаментальном труде, рассматривающем теоретические и практические вопросы страхования, в гл.10, член Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Д.Н. Одабашян рассматривает возможность регулирования нормами Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" страховых правоотношений. Данный автор отмечает особую важность надлежащей страховой выплаты гражданину, так как в отличие от страховщика гражданин не является профессионалом на крайне специфичном рынке страховых услуг, поэтому он нуждается в дополнительной защите его прав, регламентированной специальными нормами. Очевидно, считает автор, что со временем будет общепризнанно, что действие Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" распространяется на отношения, вытекающие из договоров страхования. Однако при этом он отмечает, что нельзя с уверенностью сказать, что конкретный суд, в который будет подано исковое заявление, признает, что действие Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" распространяется на рынок страховых услуг*(40).

Сомнения указанного автора, видимо, следует разделить. Сам по себе вопрос о применении норм Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" к отношениям, вытекающим из различных договоров страхования, весьма проблематичен. Но нас интересует конкретный договор страхования - договор обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и возможность применения к нему норм указанного Закона.

Из вступительной части Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" ясно, вытекающие из каких договоров отношения он регулирует. В п.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" от 29 сентября 1994 г. N 7 сказано, что эти отношения вытекают из договоров купли-продажи, имущественного найма, в том числе бытового проката и т.д. Другими словами, все эти договоры объединяет то, что они публичные, т.е. это договоры, заключенные коммерческой организацией и устанавливающие ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (ст.426 ГК РФ).

Что касается договора обязательного государственного страхования жизни и здоровья, то он не является публичным, так как не может быть заключен с каждым, кто обратится к страховщику. Не все российские граждане подлежат обязательному государственному страхованию, а только те, которые определены соответствующим законом.

В ст.12 вышеназванного Закона установлено право потребителя в определенных условиях расторгать договор об оказании услуги. Однако договор об обязательном государственном страховании застрахованным расторгнуть быть не может, так как не им заключался.

Есть немало и других норм Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", которые не могут быть применены в отношениях, вытекающих из договора обязательного государственного страхования. Однако даже приведенные выше доводы уже достаточно убедительно свидетельствуют об этом.

Приведенные выше положения касаются в основном норм ст.ст.28 и 29 ГПК РФ. Остальные статьи ГПК РФ, о которых упоминалось, - ст.30 и ст.32, подробно не рассматривались, так как в этом нет особой необходимости. Из содержания этих статей ясно, что они также не могут быть использованы истцами для обоснования права на подачу искового заявления в суд по месту своего жительства.

Все претензии застрахованного излагаются в исковом заявлении. Именно в исковом заявлении, а не в заявлении о неправомерных действиях, т.е. речь идет об исковом производстве. Рассмотрим данный вопрос подробнее.

Прежде всего застрахованный (выгодоприобретатель) должен определить, как он сформулирует свои претензии к страховщику: исковое заявление о конкретных нарушениях и неисполнении обязательств ответчиком либо заявление о неправомерных действиях страховщика с просьбой обязать страховую компанию исполнить определенные действия. Во втором случае суд, приняв такое заявление, признает, что рассматривает публичные правоотношения.

Однако вряд ли можно согласиться с тем, что при наличии претензий застрахованный (выгодоприобретатель) имеет право на подачу именно заявления о неправомерных действиях страховщика.

Производство по делам, возникшим из публичных правоотношений, определяет право гражданина на подачу заявления об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (ч.2 ст.245 ГПК РФ).

Данный вид судопроизводства отличается от искового производства несколькими правовыми обстоятельствами: 1) неравноправным положением участников публичных правоотношений, поскольку с одной стороны в них выступает орган государственной власти или орган местного самоуправления, должностное лицо, наделенное властными полномочиями, с другой стороны - гражданин, не имеющий таких полномочий; 2) специфической функцией суда при рассмотрении этих дел, состоящей не в разрешении спора, как в исковом производстве, а в осуществлении контроля за законностью действий органов управления по отношению к гражданам.

В России ни одна страховая компания не является органом государственной власти и не наделена властными полномочиями.

Наконец, как бы это странно ни звучало, в страховых компаниях нет: должностных лиц. Понятие "должностное лицо" весьма часто встречается в различных законодательных и нормативных актах Российской Федерации: в Конституции Российской Федерации, ТК РФ, УК РФ, КоАП РФ и др. Однако в настоящее время лишь УК РФ в примечании 1 к ст.285 дано понятие должностного лица. В примечании указано, что должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Таким образом, в негосударственных страховых компаниях и организациях нет и не может быть должностных лиц.

Следует также учесть, что в заявлении речь идет о нарушенном праве на страховую сумму, которая выражена в конкретной денежной сумме, т.е. прямо указывается на то, что имеется спор о материальном праве. В подобной ситуации согласно п.3 ст.247 ГПК РФ судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления его заявления как искового заявления с соблюдением требований ст.ст.131 и 132 ГПК РФ. В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья отказывает в принятии заявления.

Таким образом, заявленный спор может быть рассмотрен только в исковом производстве с соблюдением правил территориальной подсудности, т. е. военнослужащий имеет право не жаловаться в суд на неправомерные действия страховщика, а просить суд в своем исковом заявлении восстановить законность в конкретных страховых правоотношениях.

Итак, в суд подается исковое заявление, в котором изложены, по мнению истца, нарушения закона, допущенные страховщиком (отказ в выплате страховой суммы, неправильное определение страховой суммы, задержка в выплате и т.п.). Судебная практика свидетельствует о том, что в настоящее время очень редко встречаются исковые требования, в которых не были бы выдвинуты, кроме основного, требования и о возмещении морального вреда.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право пользоваться своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результат интеллектуальной деятельности) либо имущественные права. Это определение морального вреда дано в п.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 г. N 10.

В связи с вышесказанным вопрос, требующий разрешения, можно сформулировать следующим образом: применимы ли нормы о возмещении морального вреда при рассмотрении ответственности страховщика по своим обязательствам перед застрахованным? При этом следует заметить, что ответственность в виде возмещения морального вреда не может возникнуть из договорного обязательства. Основанием такой ответственности является факт причинения гражданину физических и нравственных страданий. Размер компенсации морального вреда, при наличии оснований, устанавливается судом и не может быть предусмотрен сторонами в договоре.

Очень важна в данной ситуации принципиальная позиция законодателя - компенсация гражданину морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе (п.2 ст.1099 ГК РФ).

Вопросы возмещения морального вреда в различных правоотношениях регулирует довольно значительное количество законодательных актов, введенных в действие в разное время. Например:

- ст.151 ГК РФ;

- ст.62 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г.;

- ст.13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" от 7 февраля 1992 г.;

- п.5 cт.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ.

Ни в одном из указанных нормативных актов не затрагиваются интересующие нас страховые правоотношения, нет нормы, определяющей возможность компенсации морального вреда в страховых правоотношениях по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих.

В ст.151 ГК РФ говорится об обязанности компенсации морального вреда в случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Данная статья ГК РФ не применима в нашем случае, так как относится только к неимущественному праву гражданина, а в заявленном иске речь идет об имущественном праве, о конкретной страховой сумме.

В п.5 ст.18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" говорится о возмещении военнослужащим морального вреда, причиненного государственными органами и органами местного самоуправления, которыми страховщики не являются. Данная норма также не имеет отношения к страховым правоотношениям, как и другие упомянутые законы.

Таким образом, вряд ли могут закончиться успехом попытки истца решить вопрос о взыскании со страховщика денежной суммы в возмещение морального вреда. Об этом свидетельствует и судебная практика.

В Мещанском межмуниципальном суде рассматривался иск военнослужащего Б., обвинявшего страховщика в несвоевременной выплате ему страховой суммы в связи с получением тяжелой травмы. Истец считал, что своими действиями страховщик нанес ему нравственные и физические страдания и просил суд взыскать в возмещение морального вреда 10000 рублей. Суд отказал истцу в его требованиях о возмещении морального вреда, указав, что "заявленные истцом требования о взыскании за моральный вред 10000 рублей не подлежат удовлетворению, так как не основаны на нормах действующего законодательства о компенсации морального вреда". Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, куда обратился истец, недовольный решением суда первой инстанции, отказала ему в удовлетворении кассационной жалобы и признала решение суда законным.

Нередки случаи, когда истцы вместе с требованиями о возмещении вреда заявляют и требования об индексации страховой суммы, которая, по их мнению, была выплачена несвоевременно. В обоснование своих требований они применяют нормы Закона РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" от 24 октября 1991 г. N 1799-1, в частности, последний абзац ст.2 Закона, который гласит, что суммы, взыскиваемые в установленном порядке за повреждение здоровья, смерть гражданина и иной нанесенный ему ущерб, наравне с государственными пенсиями подлежат индексации за счет предприятий и граждан, причинивших вред.

Как видно из приведенной нормы, она регулирует правоотношения по возмещению ущерба гражданину и не имеют отношения к страховым правоотношениям.

В российском законодательстве, регулирующем страхование, вообще не существует норм, предусматривающих какую-либо индексацию страховой суммы.

В п.1 ст.947 ГК РФ указано, что сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком.

В соответствии с п.1 ст.10 Федерального закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховой суммой является определенная договором страхования или установленная законом денежная сумма, исходя из которой устанавливаются размеры страхового взноса и страховой выплаты, если договором или законодательством Российской Федерации не предусмотрено иное.

Страховые суммы, которые выплачиваются страховщиком при наступлении страхового случая по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих, строго определены законом. Так, в ст.5 Федерального закона N 52-ФЗ определены конкретные, строго фиксированные размеры страховых сумм - в кратности окладов месячного денежного содержания военнослужащих, установленных на день выплаты страховых сумм. Никакая индексация данных сумм не предусмотрена.

Глава XV. Вступление Федерального закона N 52-ФЗ в силу

Статья 14. Вступление в силу настоящего Федерального закона

Комментарий к ст.14

Основанием возникновения страховых правоотношений всегда являются юридические факты: в добровольном страховании и в большей части обязательного страхования - договоры страхования, в обязательном государственном страховании жизни и здоровья - сочетание нескольких факторов: наличие правовых норм, определяющих условия обязательного страхования, и фактических обстоятельств (юридических фактов), позволяющих распространить указанные в законе права и обязанности на конкретных лиц (на страхователя, страховщика, застрахованного и выгодоприобретателя).

Подробное рассмотрение вопроса, касающегося возникновения прав и обязанностей, необходимо для понимания проблемы, возникающей при введении новых законодательных норм, регулирующих правоотношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья. Этот вопрос прямо связан с применением норм законодательства, регулирующих действие законодательства во времени.

Речь идет о тех случаях, когда страховое событие произошло в период действия постановления Правительства Российской Федерации 1993 г. N 295, а документы по данному страховому событию поступают к страховщику и им производится выплата страховой суммы уже в период действия Федерального закона N 52-ФЗ.

Некоторые застрахованные и выгодоприобретатели считают, что не имеет значения, когда произошло страховое событие, самое главное, что страховщик получил документы для расчета и выплаты страховой суммы уже в период действия Федерального закона N 52-ФЗ. Поэтому он должен применять нормы данного Закона. Например, они считают, что размер страховой суммы по страховому событию, наступившему до 1 июля 1998 г. (вступление в силу Федерального закона N 52-ФЗ), должен рассчитываться исходя из окладов денежного содержания застрахованного на день выплаты, только потому, что документы поступили к страховщику, например, 10 сентября 1998 г., уже после вступления Закона в силу. Представляется, что такие требования основаны на незнании заявителями законодательных норм, регулирующих действие гражданского законодательства во времени.

В соответствии с п.1 ст.4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Вступивший в силу с 1 июля 1998 г. Федеральный закон N 52-ФЗ не имеет ни одной нормы, определяющей, что он распространяется и на другие правоотношения, возникшие до даты вступления его в силу, т.е. данный Закон регулирует правоотношения только по страховым случаям, наступившим после 1 июля 1998 г., и юридически значимым фактом является время наступления страхового случая и ничто иное.

Только после наступления страхового случая у сторон появляются соответствующие права и обязанности. Это отмечено и в п.2 ст.9 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации", в котором подчеркивается, что права и обязанности сторон появляются только после совершившегося события - страхового случая. Именно после наступления страхового случая у застрахованного (выгодоприобретателя) возникает право на получение страховой суммы, т.е. возникают определенные юридические возможности (правомочия), использовав которые, он реализовывает свое право на страховую сумму (обращение к соответствующему должностному лицу, оформление документов, сбор необходимых документов, представление документов страховщику, получение страховой суммы).

У страховщика после наступления страхового случая возникают обязательства, заключающиеся в необходимости совершения определенных действий (получения всех необходимых документов, проверки документов и, при необходимости, запроса дополнительных документов, касающихся страхового случая, расчета страховой суммы, выплаты страховки), реализация которых приводит к полному исполнению обязательств.