§ 6. РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ЗАБАСТОВОК И ЛОКАУТОВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 
РЕКЛАМА
<

Признание права на забастовку и допущение забастовок в определенных юридически фиксируемых рамках считаются на Западе необходимыми условиями нормального функциониро­вания общества, основанного на частной собственности, сво­бодном предпринимательстве и рыночной экономике при на­личии объективно существующих и официально признаваемых конфликтов интересов между предпринимателями и наемными работниками.

Право на забастовку рассматривается как важнейшая пред­посылка здорового развития системы коллективных договоров и разумного разрешения противоречий, возникших в сфере труда и трудовых отношений. Такие известные теоретики, как Р. Да-рендорф, Л. Коузер, Т. Гайгер, доказывают, что допущение в известных пределах права на стачку после полного исчерпания примирительной процедуры абсолютно необходимо для снятия напряженности, "выпуска пара", направления недовольства в юридическое, легитимное русло. При условии умелого социаль­ного управления и установления разумно допустимых рамок за­бастовочного движения право на забастовку, как утверждают названные и многие другие западные авторы, не ослабляет, а, наоборот, укрепляет существующую общественную систему, делает ее более гибкой и маневренной, примиряет с ней широ­кие народные массы, придает ей ореол демократичности и со­циальной справедливости.

255

 

В настоящее время право на забастовку закреплено почти во всех промышленно развитых странах с рыночной экономикой1. Оно либо провозглашается в конституции (Франция, Италия, Япония, Испания, Португалия, Греция, Швеция), либо выво­дится из конституционного права на ассоциацию (ФРГ, Кана­да, Австрия, Бельгия, Швейцария, Дания, Люксембург), либо специально закреплено в законодательстве (США, Новая Зе­ландия), либо основывается на международном акте (Нидер­ланды), либо опирается на общие принципы права, а именно на действие принципа "разрешено то, что не запрещено" (Фин­ляндия, Норвегия), либо выводится из совокупности иммуни­тетов, которые защищают профсоюзы и участников забастовок от доктрин общего права, от судебных прецедентов, направлен­ных против коллективных организованных действий работни­ков (Великобритания).

В последних двух случаях, как считают некоторые юристы, получает признание не право на забастовку, а свобода забасто­вок.

Признание права на забастовку сопровождается повсюду ог­раничительными и запретительными условиями. Они направле­ны против незаконных забастовок, к которым обычно относят политические забастовки без полной остановки работы, забас­товки, при которых бастующие работники не покидают пред­приятия, стачки судей, полицейских, работников тюрем и ра­ботников ряда других профессий.

В отношении разделения забастовок на законные и незакон­ные имеется значительная специфика в зависимости от страны.

Определенные виды забастовок незаконны в одних странах и законны в других. Так, "неофициальная" (не санкционирован­ная профсоюзным руководством) забастовка незаконна в США, ФРГ, Канаде, Греции, Швеции, Японии и законна в Велико­британии, Италии, Швейцарии. Стачка солидарности законна во Франции, Испании, Италии, ФРГ, Швейцарии, Швеции,

1 В последнее время в ряде стран Запада (Франция, Италия, Испания) подвергается критике традиционная трактовка права на забастовку как чисто коллективного права, реализуемого профсоюзами, трудовыми коллективами, и выдвигается новая концепция права на забастовку как права личности, как индивидуального права каждого отдельного работника самому решать вопрос об отказе выполнить главное обязательство по трудовому договору — предос­тавление трудовых услуг. Вместе с тем новая концепция не отрицает, что заба­стовка, будучи индивидуальным правом, все же реализуется, как правило, через коллективные действия работников, причем не обязательно большин­ства, но и меньшинства трудового коллектива. Это своего рода индивидуаль­ное право в коллективном исполнении.

256

 

 

 

Греции, Бельгии и незаконна во многих других странах, напри­мер в США и Великобритании, Канаде, Новой Зеландии, Япо­нии. В США, Канаде, ФРГ, Скандинавских странах законны лишь те забастовки, которые возникают из конфликтов, связанных с заключением и исполнением коллективных договоров.

По-разному решается вопрос о допустимости забастовок го­сударственных служащих. В США, ФРГ, Японии, Дании, Швей­царии такие стачки запрещены. Вместе с тем имеется немало стран, где право на стачку государственных служащих признано законным.

Заслуживает быть отмеченным, что грань между законной и незаконной стачками подвижна: в зависимости от условий кон­кретной страны суды могут расширить или сузить границы за­конной стачки. Так, Конституционный суд Италии в решении от 14 декабря 1974 г. № 290 сделал шаг по пути частичной лега­лизации политической стачки, которая ранее считалась полнос­тью незаконной. В указанном решении объявлены законными забастовки, направленные на расширение и упрочение соци­альных завоеваний работников, на осуществление реформ, даже, если эти требования предполагают давление на государство, на побуждение его к изданию законодательных и правительствен­ных актов. Законной признается также политическая стачка как форма протеста против насилия, ограничения свобод, социаль­ного неравенства. Вместе с тем в этом решении признана недо­пустимость политической стачки, если она нацелена на подрыв конституционного строя или воспрепятствование осуществле­нию властями законных функций, сопровождается насилием, покушением на свободу труда, дезорганизацией общественных услуг.

Политическая стачка была в 70-х годах признана законной в Швеции (за исключением государственного сектора). В ФРГ счи­тается, что политическая забастовка возможна при нарушении государственной властью конституционных свобод. Во Франции суды долгое время признавали незаконной любую политичес­кую стачку как непозволительное вмешательство в прерогативы правительства. Однако с начала 60-х годов Кассационный суд в своих решениях обосновывает необходимость особого подхода к "смешанным стачкам", т.е. к таким, в которых сочетаются как экономические (профессиональные), так и политические моти­вы. Такие стачки признаются незаконными только при превали­ровании в них политических мотивов.

Особо регулируются забастовки работников, занятых в об­щественных услугах (электро-газо-водоснабжение, АЭС, почто-

257

 

во-телеграфная связь, общественный транспорт, пожарная ох­рана, больницы и т.п.). Такие забастовки трактуются как чрез­вычайно опасные для общества конфликты, ведущие к потен­циальному разрушению национальной экономики, поскольку специфика этих услуг требует их бесперебойного функциониро­вания. В большинстве стран забастовки в сфере общественных услуг запрещены либо полностью, либо в определенных отрас­лях, либо разрешены с большим числом оговорок и ограничи­тельных условий, определяемых в законодательстве. Например, во Франции: предупреждение за пять дней, запрет "неофици­альных", "шахматных" забастовок1 и потеря заработной платы, непропорциональная отсутствию на работе (за час отсутствия — потеря дневного заработка).

В Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Швеции порядок про­ведения забастовок в сфере общественных услуг установлен в кол­лективных договорах, действующих в этих отраслях. Там предус­матриваются особые условия проведения таких стачек: предуп­реждение; продолжение функционирования служб, необходимых для жизнеобеспечения населения; ограничение продолжительно­сти; одобрение забастовки квалифицированным большинством работников, высшим профсоюзным органом и др.

Наконец, в Италии, ФРГ, Испании порядок проведения за­бастовок в сфере общественных услуг в последние годы стали регламентировать сами профсоюзы в одностороннем порядке. Так, в Италии в сфере общественного обслуживания действуют проф­союзные кодексы саморегулирования, которые устанавливают порядок таких забастовок: предупреждение; максимальная про­должительность; продолжение работы служб, необходимых для жизнеобеспечения населения, и т.п.

В настоящее время в большинстве стран признано, что заба­стовка, будучи правом, установленным в законе, ведет к приос­тановлению трудовых правоотношений2, т.е. по окончании заба­стовки ее участники подлежат в принципе восстановлению на рабочих местах, а заменявшие их работники должны быть уво­лены.

Такое признание обычно сопровождается оговорками и огра­ничительными условиями, связанными с трактовкой самого

1              "Неофициальные" забастовки — забастовки, не санкционированные проф­

союзами. При "шахматной" забастовке бастуют различные группы работников

предприятия или отрасли в определенном заранее установленном порядке.

2              Исключением являются Великобритания и Ирландия, где забастовка влечет

за собой прекращение трудового договора.

258

 

понятия "право на забастовку". В большинстве случаев приоста­новление трудового договора толкуется весьма узко — как ре­зультат воздействия на трудовые договоры только "законных" забастовок и при отсутствии "грубой вины" со стороны забас­товщиков. Кроме того, договоры на определенный срок в ре­зультате забастовки не приостанавливаются, а их срок не про­длевается на период забастовки.

Приостановление на время забастовки трудовых правоотно­шений ведет к тому, что предприниматель в этот период не отве­чает за ущерб, причиненный работником третьим лицам; несча­стный случай на предприятии в период забастовки не рассматри­вается как производственная травма; заболевшему забастовщику обычно не выплачивается пособие по болезни.

Забастовка влечет за собой прекращение выплаты заработ­ной платы. Забастовщикам не выплачивается и пособие по без­работице, поскольку считается, что их безработица имеет "доб­ровольный характер". Это пособие не выплачивается обычно и тем, кто оказался без работы в результате забастовок рабочих предприятий-смежников.

Бастующие работники могут существовать при отсутствии у них личных сбережений только за счет забастовочного пособия, предоставляемого профсоюзом, средств социального вспомоще­ствования, а также материальной помощи, оказываемой в по­рядке солидарности другими трудящимися.

Наказания за "незаконные" забастовки в странах Запада весьма дифференцированны, и применение их показывает гибкость со­циальной политики.

Различаются дисциплинарные, административно-правовые, гражданско-правовые и уголовно-правовые меры против заба­стовок. Объектом их являются и организаторы забастовок, глав­ным образом профсоюзы и их функционеры, и рядовые забас­товщики.

Профсоюзы как таковые за организацию "незаконной" заба­стовки подвергаются гражданско-правовой ответственности (до­говорной либо деликтной).

В ряде случаев такие иски включают не только нанесенный ущерб, но и упущенную выгоду. Размер ущерба взыскивается из профсоюзных фондов. Отказ выполнить решение суда грозит профсоюзам секвестром их средств1 и в конечном счете уголов­ной ответственностью их руководителей за "неуважение к суду" или по другим основаниям.

1 Только в некоторых странах (Франция) установлена неприкосновенность имущественных фондов профсоюзов.

259

 

В ФРГ профсоюзы за организацию "незаконной" стачки не­сут материальную ответственность на том основании, что такая забастовка — покушение на гарантированное законом право предпринимателей беспрепятственно владеть и управлять своим предприятием ("заниматься производственной деятельностью").

Во Франции профсоюз может быть подвергнут гражданско-правовой (договорной) ответственности за нарушение положе­ний коллективного договора о предварительном предупрежде­нии о стачке или об осуществлении примирительной процедуры.

В некоторых странах (ФРГ, Великобритания, Нидерланды) для срыва забастовок широко используются судебные приказы, оперативно издаваемые по просьбе предпринимателей судами. Нарушение этих приказов грозит организаторам забастовок дли­тельным тюремным заключением за "неуважение к суду", а проф­союзам — секвестором их фондов. Выдача судебного приказа — верный способ сорвать стачку, даже если впоследствии она бу­дет признана законной, поскольку не используется подходящий момент для начала забастовки и, кроме того, со временем заба­стовочный дух работников может иссякнуть.

Рядовые участники "незаконных" забастовок подвергаются прежде всего дисциплинарной ответственности. Теоретически против них можно применить всю гамму дисциплинарных нака­заний, в том числе и штрафы. Однако наиболее частой реакцией администрации на "незаконную" забастовку или "незаконные" действия в связи со стачкой является крайняя мера — увольне­ние без предупреждения и выплаты выходного пособия. Эта мера может быть осуществлена выборочно — в отношении либо за­чинщиков, либо части стачечников, либо всех забастовщиков в порядке локаута. В последнем случае не действует особый поря­док увольнения членов комитетов предприятий, профсоюзных делегатов (согласие на увольнение комитета предприятия, инс­пектора труда).

Хотя против отдельных забастовщиков или профсоюзных ак­тивистов, членов забастовочных комитетов может быть возбуж­ден гражданско-правовой иск о возмещении вреда, на практике такой иск направляется главным образом против профсоюзов, которые чаще всего выступают инициаторами и организатора­ми забастовок. Иски против отдельных работников учиняются относительно редко и носят характер не столько возмещения вреда, сколько штрафной санкции, как, например, при нару­шении "обязательства мира", установленного в коллективном договоре, или штрафа за участие в тех или иных видах "незакон­ных" забастовок.

260

 

««.

 

Нормы, охраняющие собственность, имущественные права, — особенно серьезная угроза для участников "сидячих" стачек.

Уголовно-правовые наказания могут применяться за участие в некоторых видах "незаконных" забастовок за акты насилия, сопровождающие забастовку, либо за "действия, вытекающие из забастовок". Приведем некоторые примеры. В Японии, согласно Закону о государственной службе (ст. ПО) 1948 г., государствен­ные чиновники — участники стачек караются тюремным зак­лючением до трех лет или штрафом до 10 тыс. иен. По толкова­нию Верховного суда уголовной ответственности подвергаются только зачинщики и руководители таких забастовок. В Италии уголовной ответственности подлежат участники стачек в госу­дарственных и общественных службах, если такие стачки под­рывают порядок и дезорганизуют "существенные услуги". В США забастовка чиновников федеральных государственных учрежде­ний наказывается как уголовное преступление, а забастовщики лишаются права работать в государственном аппарате.

Чаще всего забастовщики становятся объектом уголовных санкций за "действия, вытекающие из забастовки". В этом слу­чае участники подвергаются ответственности за преступления, имеющие подчас косвенное отношение к забастовкам как к та­ковым. К ним относятся преступления против государственных властей (восстание, мятеж, заговор), против общественного порядка, личности (угрозы, оскорбления, запугивание, шан­таж, побои, обман, захват заложников — членов администра­ции, блокирование движения транспорта) или против имуще­ства предпринимателя (захват предприятия, воспрепятствование вывоза продукции). Эти действия иногда именуются промыш­ленным саботажем.

На практике уголовные санкции большей частью применяют­ся в двух случаях: против покушений на "свободу труда", т.е. про­тив действий, предпринимаемых забастовщиками (забастовочными пикетами) с целью не допустить на предприятие штрейкбрехе­ров, и против участников "сидячих" забастовок.

В числе новейших методов борьбы с забастовками в ряде стран (США, Нидерланды, Израиль) — предоставление любым граж­данам, испытавшим неудобство в связи с забастовкой, или за­интересованным организованным группам права требовать при­нятия судом приказа, запрещающего стачку, нанесшую ущерб "общественности", и добиваться возмещения такого ущерба.

Комитет экпертов МОТ по применению конвенций и реко­мендаций охарактеризовал эти законодательные новшества как "еще одно препятствие осуществлению права на забастовку пу-

261

 

тем предоставления неопределенному числу третьих лиц, инте­ресы которых косвенно затронуты забастовкой, возможности воевать с забастовщиками и профсоюзами"1.

Хотя в регламентации забастовок на Западе нередко прояв­ляются открыто насильственные аспекты, следует признать, что она далеко не сводится к прямым запретам и подавлению, явля­ется довольно гибкой и подчинена главной стратегической за­даче — институционализировать трудовые конфликты.

Этой же цели подчинена регламентация локаутов. В этой об­ласти наблюдается значительные различия по странам. Суще­ствуют следующие варианты регулирования локаутов:

локауты незаконны (Италия, Португалия, Греция);

локауты законны (Швеция, Новая Зеландия).

В остальных странах законность или незаконность локаутов зависит от обстоятельств трудового конфликта и определяется в каждом конкретном случае судом. Обычно наступательный ло­каут, т.е. локаут, используемый предпринимателем для того, чтобы навязать свои условия работникам при отсутствии забас­товки, признается незаконным, а оборонительный локаут, осу­ществленный как реакция на забастовку, — законным.

Во многих странах судами сформулированы критерии закон­ности локаутов и иные регулирующие их нормы. Так, в ФРГ законный локаут должен быть крайней мерой "трудовой борь­бы"1 и не иметь целью уничтожение другой стороны; не выхо­дить за рамки коллективно-договорных споров; быть пропорци­ональным действиям профсоюзов. Во Франции локаут законен, если он является ответом на стачку, которая привела к полному разрушению предприятия или угрожает безопасности персона­ла или других лиц или сохранности собственности предприятия. Как правило, локаут не прерывает, а лишь приостанавливает трудовое отношение. В Испании локауты допускаются, когда они необходимы для защиты жизненных интересов предпринимате-лей.Эта необходимость может возникнуть, когда стачка создает угрозу насилия в отношении персонала или повреждения иму­щества предпринимателя. Предприниматель должен сообщить за 12 часов о предполагаемом локауте, и он может продолжаться только необходимое время. Локауты не прекращают, а приоста­навливают трудовые отношения и могут быть прекращены по

1 Comparative Labour Law and Industrial Relations in Industrialized Market Economies. P. 498.

262

 

решению властей. В Ирландии незаконным считается локаут, объявленный в ответ на забастовку, если предприниматель не восстанавливает всех работников после прекращения забастов­ки и возобновления работы.