9.2.1. Механизм и фазы перехода к евро

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 
РЕКЛАМА
<

Формирование экономического и валютного союза (ЭВС) рассматривается ныне как главное условие создания единой Европы в рамках ЕС. «Сценарий» продвижения к ЭВС распа­дается на три фазы. Первый этап (подготовительный), начав­шийся 1 июля 1990 г., характеризовался полной либерализаци­ей движения капиталов в ЕС, усилением сотрудничества между центральными банками, свободой расчетов в ЭКЮ и был за­вершен до 1 января 1996 г. На втором (организационном), про­должавшемся до 31 января 1998 г., приняты более жесткие ме­ры по координации экономической и валютной политики на основе ратифицированного в 1993 г. Маастрихтского договора, начат процесс создания единой системы центральных банков: образован Европейский валютный институт (ЕВИ) предшест­венник Европейского центрального банка (ЕЦБ). И наконец, на третьем (финальном) этапе, который начался 1 января 1999 г, и закончится до июля 2002 г., происходит собственно введение евро — сначала в безналичных расчетных операциях, а затем с 2002 г. — внедрение банкнот и монет единого образ­ца*. При этом не произойдет повышения цен, прежними оста­нутся проценты по вкладам, сохранится банковская тайна, все расходы по пересчету в евро понесут банки. С 1 января 1999 г. курсы валют связываются окончательно: появляется единая бан­ковская ставка, устанавливаемая Европейским Центробанком.

Одиннадцать государств, которые названы в качестве осно­вателей зоны евро, отобраны на основе содержащихся в Маа­стрихтском договоре так называемых пяти критериев конвер­генции. Они установлены как «пропускные» для членства в ва­лютном союзе:

1) дефицит госбюджета не более 3% ВВП;

2) государственный долг не более 60% ВВП;

3) годовая инфляция не выше чем ±1,5%-ых пункта к ус­редненному уровню инфляции в трех странах ЕС с наибольшей стабильностью цен (в расчетных показателях 1996 г. — пример­но 3-3,3%).

4) средняя номинальная величина долгосрочной процент­ной ставки не выше +2%-ых пункта к усредненному уровню этих ставок в трех странах ЕС с наибольшей стабильностью цен (в расчетных показателях 1996 г. — около 9%);

5) соблюдение установленных пределов колебаний в суще­ствующем в ЕС механизме стабилизации обменных валютных курсов («ЕРМ-1»).

Крайне различный темп продвижения отдельных стран к установленным «пропускным» критериям стабильности их фи­нансов вынудил сессию в Дублине в декабре 1996 г. ввести сис­тему раннего предупреждения «нарушения критериев и предос­терегающих правил» и соответствующие санкции. Конкретно это выразится в том, что в марте каждого года страны-пре­тенденты обязаны представлять в КЕС свои бюджетные «наметки» на следующий финансовый год. По ним Совет ми­нистров финансов ЕС (Экофин) выносит свои заключения и рекомендации, обязательные к исполнению. В сентябре проис­ходит проверка, и если обнаружится, что рекомендации не вы­полняются, то в декабре вступают в силу санкции против стран-нарушителей, действующие до апреля следующего года (когда они в зависимости от обстоятельств могут быть либо от­менены, либо продлены). Санкции привязаны в основном к нарушению 3%-го лимита дефицита бюджета и сводятся к при­нудительному перечислению страной-нарушителем в КЕС бес­процентного депозита в размере 0,2% ВВП плюс 0,1% за каж­дый процентный пункт бюджетного дефицита свыше 3, но не более 0,5—0,6% ВВП в целом. Если избыточный дефицит со­храняется свыше двух лет, депозит удерживается КЕС как штраф.

Следует также отметить, что после сформирования первого эшелона присоединившихся к евро стран его платежные отно­шения с остальными государствами ЕС будут регулироваться и обслуживаться обновленным механизмом стабилизации обмен­ных курсов («ЕРМ-2»), в центре которого будет новая валюта, связанная с сохранившимися национальными валютами через индивидуальные обменные курсы (так называемый принцип оси и спиц в колесе). Эти курсы (с разрешенным лимитом ко­лебаний ±15%) будут устанавливаться совместными решениями ЕЦБ, национальных центральных банков данных стран и КЕС. При превышении разрешенных лимитов возможны совместные интервенции этих институтов в пользу колеблющейся валюты на денежных рынках. Взаимные официальные обменные курсы валют стран ЕС, сохранивших самостоятельность, также рас­считываются через евро. Предусмотрен и периодический кур­совой пересмотр «ЕРМ-2» к новым реалиям финансового рынка.

При этом принципиально важно, что главной целью нового механизма, в отличие от предшествовавшего «ЕРМ-1», является уже не стабилизация курсов сохранившихся национальных ва­лют, а прежде всего подготовка к их трансформации в евро, т.е. речь идет о «разноскоростной» валютной интеграции с учетом специфики отдельных государств. По мере их присоединения к Европейскому союзу к «ЕРМ-2» станут подключаться и другие страны, за счет которых будет расширяться Евросоюз*.

среди которых лидируют Польша, Венгрия, Чехия, Кипр, Словакия и Эстония.

Становление в Европе новой валютной зоны, на долю ко­торой приходится более 1/3 оборота внешней торговли России, требует подготовки к этой новой ситуации, профилактики ее возможных негативных последствий для нашей страны, квали­фицированного использования складывающихся позитивных возможностей. Конкретно речь идет о следующем:

• о переоценке в евро активов и пассивов России и ее хо­зяйственных субъектов в странах ЕС;

• о допуске евро к котировке на внутреннем валютном рынке страны, в ее валютные резервы и в «корзину» валют для определения курса рубля в случае перехода к его реальной (международной) обратимости;

• об обмене населением части наличной иностранной, ва­люты (как ее исчезающих, так и сохраняющихся разновидно­стей) на евро и о защите ее легальных владельцев и от паники и от обменного произвола банков*.

Опыт продвижения ЕС к евро небесполезен и для специа­листов, занимающихся хозяйственной реинтеграцией СНГ. Его основными особенностями являются: принятие политических решений лишь после «вызревания» для этого необходимых экономических предпосылок; приемлемость данных решений для субъектов хозяйства и населения, диалог с ними; концен­трация особого внимания на отработку технических деталей; развернутая правовая база, этапность, критериальность и, если необходимо, разная скорость преобразований. В большей сте­пени это относится к реализации ст. 7 «Четырехстороннего договора» (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия) и ст. 7 Дого­вора об образовании сообщества Россия — Белоруссия.