8.5. Последствия притока иностранных инвестиций в российскую экономику : Международные экономические отношения - под ред. Е.Ф. Жукова : Книги по праву, правоведение

8.5. Последствия притока иностранных инвестиций в российскую экономику

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 
РЕКЛАМА
<

Макроэкономические последствия привлечения страной иностранных инвестиций однозначно определить невозможно. Как и любые другие экономические мероприятия, они приво­дят, с одной стороны, к положительным результатам, а с дру­гой — к отрицательным. От того, насколько продумана долго­срочная политика и эффективны мероприятия правительства страны по привлечению иностранных инвестиций, зависит преобладание положительных результатов над негативными по­следствиями притока иностранного капитала в национальную экономику. Рассмотрим некоторые аспекты результатов прито­ка иностранных инвестиций в Российскую Федерацию.

Приток прямых иностранных инвестиций в российскую экономику в определенной степени восполняет недостаток внутренних капиталовложений. По данным Госкомстата Рос­сии, в 1997 г. внутренний инвестиционный кризис продолжал­ся: общие инвестиции в основной капитал снизились по срав­нению с соответствующим периодом 1996 г. на 7% и составили 27% от уровня 1991 г. В этих условиях привлеченные в 1997 г. 3,9 млрд долл. США, в том числе 1,1 млрд долл. США за пакет акций ОАО «Связьинвест», способствуют некоторой стабилиза­ции российского инвестиционного кризиса.

При общем сокращении производства в стране выпуск про­дукции на предприятиях с иностранным капиталом постепенно увеличивается. Их доля в ВВП России повысилась с 1% в 1991 г. до 2% в 1996 г. Совместные предприятия способствуют росту занятости российских граждан. Объем производства в расчете на одного занятого на этих предприятиях многократно превышает средний уровень по народному хозяйству. Это сви­детельствует о том, что деятельность СП способствует модер­низации российской экономики и ее переходу к более эффек­тивным методам работы.

Основная часть продукции предприятий с иностранным ка­питалом реализуется на внутреннем рынке, что становится за­метным фактором его пополнения многими видами современ­ных товаров и услуг как в потребительском, так и в производ­ственном секторах. Уплачиваемые предприятиями налоги ста­новятся дополнительным источником доходов российского бюджета.

Работа на многих предприятиях требует высокой квалифи­кации, более интенсивного труда и дисциплины, чем это имеет место в среднем по России. Однако такая работа и компенси­руется более высокой заработной платой. С учетом членов се­мей совместные предприятия содействуют повышению жиз­ненного уровня примерно 1 млн человек.

Положительным для России является наметившийся сдвиг в отраслевой структуре иностранных инвестиций. На начальном этапе поступления иностранных частных инвестиций наиболее крупной сферой их приложения была торговля. В настоящее время около 2/3 инвестиций из числа действующих предпри­ятий приходится на различные отрасли промышленности. Од­нако первое место продолжает оставаться за торговлей и обще­ственным питанием, второе за промышленностью. Относитель­но важными сферами приложения иностранного капитала ста­ли строительство и промышленность стройматериалов, дерево­обрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность, транспорт и связь, наука, а также общая коммерческая дея­тельность по обеспечению функционирования рынка и другие отрасли.

Несмотря на преимущества, получаемые российской эконо­микой от привлечения иностранного капитала, необходимо от­метить их весьма невнушительный размер в масштабах отечест­венного народного хозяйства. Столь скромные результаты яв­ляются следствием сложившейся нерациональной структуры привлекаемых иностранных инвестиций, около 60% которых приходится на прочие иностранные инвестиции. По сути они представляют собой «горячие» деньги. На долю же прямых иностранных инвестиций, обеспечивающих рост реального сек­тора экономики России, приходится лишь 37%.

Важнейшим фактором значительного роста объемов при­влекаемых прочих инвестиций стала политика Министерства финансов РФ по решению проблем финансирования расходов федерального бюджета за счет внешних источников. В этом отношении решающее значение имела последовательная либе­рализация доступа капитала нерезидентов на рынок государст­венных ценных бумаг, которая в условиях высоких реальных процентных ставок стимулировала дополнительный приток иностранных инвестиций в ГКО — ОФЗ (см. табл. 8.7). Так, в 1996 г. на финансирование федерального бюджета было ис­пользовано 5,9 млрд долл. США, а в 1997 г. чистые поступле­ния составили уже 10,7 млрд долл. США.

Таблица 8.7

Инвестиции нерезидентов на рынок ГКО — ОФЗ, млрд долл.

 

Вид инвестиций

 

1996 г.

 

1997 г.

 

Всего за 1996—1997 гг.

Чистый приток средств нерези­дентов

5,9

 

10,7

 

16,6

 

Начисленные доходы

0,6

 

2,5

 

3,1

 

 

Однако использование Министерством финансов РФ и ЦБ РФ механизма финансирования расходов государственного фе­дерального бюджета за счет краткосрочных заимствований на внутреннем и внешнем рынке способствовали лишь временно­му разрешению накопившихся в экономике проблем. Высокая доходность рынка государственных облигаций и короткие сро­ки заимствования, неспособность Министерства финансов РФ и ЦБ РФ изменить сложившуюся практику неблагоприятных условий заимствования способствовали ускоренному росту «государственной пирамиды». Границами же ресурсов, необхо­димых для ее поддержания (кредитования и перекредитова­ния), с одной стороны, стали возможности российского фи­нансового рынка, а с другой — попадание в полную зависи­мость от конъюнктуры мирового рынка краткосрочных капита­лов.

В этих условиях разразившийся осенью 1997 г. и продол­жившийся в начале 1998 г. финансовый кризис в Юго-Восточной Азии, спровоцированный валютными, фондовыми спекуляциями и оттоком нерезидентов с национальных финан­совых рынков стран региона, выступил тем самым катализато­ром, который способствовал полному разрушению российского рынка государственных долговых обязательств и национальной банковской системы буквально в считанные дни. Однако ос­новные, глубинные причины российского кризиса формирова­лись в продолжение последних семи лет проведения в эконо­мике рыночных реформ.

Доля иностранных инвестиций в объеме внутреннего долга к 4-му кварталу 1997г. достигла своего критического значения — стала свыше 30%. Одновременно начался и отток иностранного капитала вследствие мирового финансового кризиса. Все это вкупе привело в конце 1997 г. — начале 1998 г. к значительному сокращению золотовалютных резервов России, дальнейшему повышению доходности рынка государственных бумаг, еще бо­лее резкому падению курсов акций российских компаний (цены на корпоративные бумаги упали в среднем на 20%).

Резко снизились курсовые цены на российские евробонды и облигации Внешэкономбанка РФ: облигации внутреннего ва­лютного займа (ОВВЗ) упали до 11—28% от номинала, а евро­облигации — до 28—38%. А в связи .с тем, что операции с ними особенно активно на внешних рынках осуществляли крупней­шие российские коммерческие банки, это привело к потере ими своей ликвидности. Однако первую половину 1998 г. Пра­вительству и ЦБ РФ все-таки удавалось поддерживать финан­совый рынок страны в более или менее стабильном положении.

Вторая волна финансового кризиса в Юго-Восточной Азии в начале 1998 г. привела к тому, что к середине года иностран­ные инвесторы пожелали вывести основную часть своих инве­стиций, сделанных в российские государственные ценные бу­маги, — порядка 15 млрд долл. США. Ситуация усугублялась еще и тем, что в сентябре — октябре 1998 г. Правительству РФ и крупнейшим банкам-резидентам предстояло выплатить зна­чительную сумму по погашению ранее полученных иностран­ных кредитов и процентов за пользование ссудами. С учетом всех краткосрочных обязательств России перед нерезидентами эта сумма составляла порядка 43 млрд долл. США.

В результате совпадения по времени (в 4-м квартале 1998 г.) значительных планируемых и непланируемых объемов плате­жей частным иностранным инвесторам, которые практически невозможно было урегулировать, с отсутствием золотовалютных резервов (сокращение выручки от экспорта нефтепродуктов в результате падения цен на нефть) Правительство РФ 17 августа 1998 г. объявило односторонний мораторий на выплату по внутренним государственным заимствованиям, а также по внешним обязательствам российских коммерческих банков до 17 ноября 1998 г. Подобное решение полностью и надолго па­рализовало российский рынок государственных обязательств, подорвало доверие частных иностранных инвесторов и привело к краху российской банковской системы, которая в своих вло­жениях во многом была ориентирована на государственные об­лигации как внутреннего, так и внешнего долга России.

В этих условиях отсутствие у Правительства и ЦБ РФ воз­можности для поддержания курса рубля привело к его резкому падению по отношению к доллару США (в августе 1998 г. — в 3,5 раза), что привело в свою очередь к разовому взрывному росту цен в 1,3-1,5 раза, а затем к ускорению ежемесячных темпов инфляции.

Таким образом, в переживаемом страной кризисе россий­ских финансов немаловажную роль сыграл фактор нерацио­нальной структуры привлеченных иностранных инвестиций, когда упор Правительства РФ в политике привлечения ино­странного капитала был сделан не на качественный, а на коли­чественный аспект. Для массового притока краткосрочных, спекулятивных капиталов достаточно обеспечить минимум за­конодательных решений и максимум доходности. Для привле­чения же прямых иностранных инвестиций требуется проведе­ние комплекса долговременных и систематических мер по формированию благоприятного инвестиционного климата в России, в частности:

• оживление производства;

• соблюдение платежно-финансовой дисциплины;

• реформирование системы налогообложения;

• снижение реальной банковской ставки до уровня, стиму­лирующего значительный рост инвестиций;

• создание благоприятного налогового режима и системы государственных гарантий, предоставляемых частным инвесто­рам на приоритетных для государства направлениях инвестиро­вания;

• разграничение сфер ответственности федерального и ме­стного бюджетов;

• формирование институциональной среды инвестицион­ной деятельности;

• решение законодательных и организационных проблем развития ипотеки;

• дальнейшее совершенствование таможенного регулиро­вания;

• обеспечение инвесторов достоверной информацией;

• развитие рынка корпоративных ценных бумаг;

• обеспечение надежной законодательной защиты инве­сторов.

Однако, как уже отмечалось ранее, именно эти мероприя­тия не вошли в практику привлечения иностранных инвестиций в России. Действовавшее в 1993—1997 гг. Правительство РФ довольствовалось, хотя и наименее эффективными, но зато наиболее «легкими и быстрыми» способами привлечения ино­странного капитала, что и сыграло решающую роль в дальней­шем развитии кризисных явлений в экономике России.

При всех негативных последствиях оттока краткосрочных спекулятивных иностранных капиталов из российской эконо­мики, наблюдаемых в последнее время, нельзя не отметить и, несомненно, положительную их роль в развитии фондового рынка России, где присутствие нерезидентов составляло на ко­нец 1997 г. порядка 80% объемов совершаемых сделок. Для российских предприятий в условиях продолжающегося эконо­мического кризиса формирование рынка акций и продажа час­ти своих акций, даже недооцененных по сравнению с ценными бумагами компаний других стран, служили источником допол­нительного инвестирования в развитие производства. Точную оценку вложения иностранных инвесторов в акции российских предприятий сделать сложно, так как происходят существенные колебания курса акций российских предприятий, периодиче­ский сброс пакетов акций иностранными инвесторами, а также резкие падения курса российского рубля по отношению к СКВ.

Преобладание иностранных игроков-спекулянтов над стра­тегическими инвесторами на отечественном фондовом рынке, конечно же, способствовало его нестабильности и злоупотреб­лениям на курсовой игре, вследствие чего реальная стоимость акций не соответствует их котировкам, осуществляемым ос­новными участниками рынка. Тем не менее российские участ­ники получили возможность освоить в российской практике основные финансовые инструменты современного фондового рынка, сформировать их конъюнктуру, хотя подчас и в гипер­трофированных, уродливых формах.

На этом фоне вполне естественно, что наибольшие потери от финансового кризиса в России потерпел национальный фондовый рынок, который прекратил работу на несколько не­дель из-за катастрофического обвала котировок российских корпоративных бумаг. Цены на российские облигации в начале кризиса, по данным «J. P. Morgan Emerging Markets Bond Index Plus», снизились на 54,2% по сравнению с аналогичным пока­зателем на начало года. При этом значительные потери, естест­венно, понесли основные игроки — иностранные инвесторы.

Так, финансовый кризис в России привел к серьезным по­терям для акционеров американских паевых и пенсионных фондов, вложивших инвестиции в экономику России. Сущест­венно пострадали: «Morgan Stanly Emerging Market Date Funds», «Scudder Emerging Market Bond Fund», «Aim Global High-income Fund». Большинство из них разместили около 20% своих акти­вов на рынке государственных облигаций Российской Федера­ции, a «Morgan Stanly» — 27% капиталов в российские долговые обязательства.

Объявление о чрезвычайных мерах по стабилизации финан­совой ситуации, предусматривающих, в частности, мораторий по краткосрочным долговым обязательствам на сумму около 43 млрд долл. США, привело к новому обвалу на российском рынке. Из-за массового оттока покупателей с рынка долговых обязательств иностранные инвесторы не имеют возможности на практике подсчитать стоимость своих капиталовложений в российские облигации.

Обеспокоенность иностранных инвесторов вызвала и объ­явленная российским Правительством реструктуризация внут­ренних долговых обязательств, срок погашения которых исте­кал 31 декабря 1998 г. Большинство американских и европей­ских инвесторов хеджеровали вложения в рублевые облигации форвардными контрактами, которые предусматривают конвер­тацию рублевых выплат по облигациям в доллары США по га­рантированному курсу 6,25—6,5 рублей за доллар. Однако после сообщения о расширении «валютного коридора» российские ком­мерческие банки не придерживались этого обменного курса.

Российская практика привлечения иностранного капитала еще раз подтверждает, что положительные или негативные по­следствия в экономике страны зависят не столько от величины привлеченного иностранного капитала, сколько от его структу­ры и концентрации в отдельных отраслях и сферах националь­ной экономики. Так, общий объем накопленных Россией ино­странных инвестиций в 1998 г. составляет всего 35 млрд долл. США, или около 6-7% произведенного страной за год ВВП, на фондовом рынке доля его присутствия в спекулятивной форме равна 80%, а в краткосрочном кредитовании дефицита феде­рального бюджета — свыше 40%. Этих значений присутствия нерезидентов в наиболее динамичных секторах российского финансового рынка оказалось достаточно, чтобы спровоцировать ситуацию международного банкротства такого крупного и мощного в экономическом и финансовом отношении государ­ства, как Российская Федерация.

Необходимо также помнить, что одной из важнейших задач в деятельности государства по привлечению иностранных инве­стиций является своевременное обслуживание накопленного долга — уплата процентов и погашение ссудной задолженно­сти. В некоторых случаях своевременное и полное выполнение страной обязательств перед иностранными кредиторами по об­служиванию накопленной задолженности государства перед нерезидентами становится тяжелым и непосильным бременем для экономики страны. В результате страна попадает в тиски финансовой зависимости от государств-кредиторов, что приво­дит к потере ею своей политической и экономической само­стоятельности.

В качестве оценки степени платежеспособности страны или тяжести ее долгового бремени рассматриваются в основном не размер внешнего долга и платежей по нему, а показатели, ха­рактеризующие ресурсы страны-должника, т.е. объем ВВП, а также экспортная база, поскольку платежи по обслуживанию внешнего долга обычно производятся в иностранной валюте.

Исправно платят внешние долги страны с динамично раз­вивающейся экономикой и особенно ее экспортным сектором. Исходя из этих критериев международные финансовые инсти­туты (прежде всего МБРР) используют следующие показатели для анализа платежеспособности стран-должников.

1. Доля внешнего долга в ВВП страны; сумма внешнего долга/ВВП х 100.

2. Доля платежей по обслуживанию долга в ВВП страны: сумма платежей по обслуживанию долга (проценты + суммы по возврату долга)/ВВП х 100. Считается, что если стране прихо­дится направлять на обслуживание долга 5% и более ВВП, то долговое бремя на данный момент является тяжелым.

3. Поскольку платежи по обслуживанию долга производятся в конвертируемой валюте, то необходимо учитывать объемы экспорта страны-должника. В связи с этим рассчитываются следующие показатели:

3.1) сумма внешнего долга/экспорт х 100%;

3.2) коэффициент обслуживания долга, %: сумма платежей по обслуживанию внешнего долга (проценты + суммы по воз­врату долга)/экспорт х 100.

Последний показатель называется еще нормой обслуживания долга (НОД) и считается главным при анализе платежеспособ­ности. Принято считать, что если НОД превысила 20%, то воз­никает угроза срыва графика платежей по обслуживанию долга. В среднем по развивающимся странам НОД в 1970 г. составля­ла около 10%, в 1986 г. — 30, в 1991 г. — 21%.

4. Особое внимание уделяется анализу процентных плате­жей. Они сопоставляются как с валовым внутренним продук­том: сумма процентных выплат/ВВП х 100, так и экспортом: сумма процентных выплат/экспорт х 100. При отсрочке плате­жей, как правило, переносятся сроки погашения основной суммы долга, а в отношении процентных выплат кредиторы придерживаются жесткой позиции.

5. Ликвидные позиции страны-должника характеризуются показателем, который рассчитывается: сумма золотовалютных резервов страны/сумма долговых платежей.

Кроме того, можно проводить анализ по соотношению суммы платежей по внешнему долгу и доходов государствен­ного бюджета страны.

Рассмотрим значение некоторых показателей, характеризую­щих платежеспособность Российской Федерации (см. табл. 8.8).

Таблица 8.8

Динамика обслуживания внешнего долга России

 

Показатели

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997г.

Плановые платежи, млрд долл. США

14,4

20,7

20,2

20,2

18,1

13,7

Фактические платежи, млрд долл. США

3,6

3,6

5,6

7,1

7,1

6,4

Коэффициент обслужи­вания долга, % (соотношение суммы обслужи­ваемого долга к стоимо­стному объему экспорта):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

по плану

26,9

34,7

29,9

24,9

20,3

15,8

фактически

6,7

6,0

8,3

8,8

8,0

7,9

Источник: Экономический мониторинг РФ: глобальные тенденции и конъ­юнктура в отраслях промышленности. — 1995. — № 4—5. — С. 56; Обзор эконо­мики России. — 1998. — № 1. — Табл. 44, 53.

В соответствии с данными табл. 8.8 величина нормы обслу­живания долга России согласно обязательствам по графику за период с 1992 г. по 1996 г. превышала пограничное значение в 20%. Наиболее тяжелыми годами для России в отношении об­служивания долга были 1993—1994 гг., когда НОД в расчете по плановым обязательствам составляла 34,7% и 29,9% соответст­венно. Однако за счет использования возможностей по урегу­лированию внешнего долга фактическое значение НОД сокра­тилось до значений 6—8%. В последующие годы наблюдается та же тенденция: значение НОД по плановым платежам близко к критическому, а фактически — в 2 раза меньше.

Но такое положение с обслуживанием Россией своего внешнего долга не могло продолжаться постоянно, особенно в условиях переориентации круга заемщиков, происходившей в 1996—1997 гг., с межгосударственных кредитов на частные ино­странные инвестиции. Кроме того, сложившийся российский график платежей по обслуживанию внешнего долга предусмат­ривает выплату основных сумм в конце года (4-й квартал), что предопределило объявленный Правительством РФ в августе 1998 г. мораторий на выплаты по внешним и внутренним госу­дарственным обязательствам (см. табл. 8.9).

Таблица 8.9

График платежей по обслуживанию внешнего долга России

 

Показатели

 

Девять месяцев 1996 г.

Девять месяцев 1997 г.

График платежей по внешнему долгу РФ

14,5

9,9

Фактическое погашение внешнего долга

5,4

4,9

Валовый внутренний продукт в текущих ценах

313,2

336,3

Соотношение платежей по внешнему долгу и объема ВВП, %

 

 

по графику

4,6

2,9

по факту

1,7

1,4

Доходы консолидированного бюджета

71,4

77,1

Соотношение платежей по внешнему долгу и доходов консолидированного бюджета, %

 

 

 

 

по графику

20,3

12,8

по факту

7,5

6,3

Экспорт товаров и нефакторных услуг

75,0

73,0

Коэффициент обслуживания внешнего долга, %

19,3

13,5

Коэффициент фактического обслуживания внешнего долга, %

7,2

6,7

Данные табл. 8.9 показывают, что обслуживание россий­ского внешнего долга по плану в 1996—1997 гг. должно было потребовать значительных ресурсов из государственного бюд­жета — около 15—20%, а фактически это составило 6-7%, т.е. в 3 раза меньше. Нельзя забывать, что урегулирование платежей по внешнему долгу в 1992—1997 гг. влечет за собой их увеличе­ние ускоренными темпами в будущем.

Таким образом, в сложившейся на сегодняшний день эко­номической ситуации в российской экономике и финансовой сфере величина внешнего долга и размеры по его обслужива­нию составляют весьма существенные величины, являются об­ременительными для дефицитного бюджета России и в итоге все более затягивают страну в тиски долговой экономической и политической зависимости.