4.2. Внешнеторговая политика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 
РЕКЛАМА
<

Внешнеторговая политика представляет собой систему меро­приятий, нацеленных на защиту внутреннего рынка или на стимулирование роста объема внешней торговли, изменение ее структуры и направлений товарных потоков.

Существуют две системы внешнеторговой политики — про­текционизм и свободная торговля, или либерализация торговли.

Протекционизм характеризуется введением высоких тамо­женных пошлин на импортные товары. К этим пошлинам, ог­раничивающим ввоз иностранных товаров, нередко приплюсо­вывают экспортные премии, поощряющие вывоз товаров за границу.

Свободная торговля это свободный, беспошлинный или облагаемый лишь незначительными пошлинами ввоз товаров.

Различные стадии исторического развития общества харак­теризуются разными системами внешнеторговой политики.

В период первоначального накопления капитала типичной системой внешнеторговой политики был протекционизм. Вы­сокими ввозными пошлинами на промышленные товары отече­ственная промышленность ограждалась от иностранной конку­ренции, а предприниматели ускоренными темпами осуществ­ляли накопление капитала. В этот период протекционизм играл прогрессивную роль, способствуя быстрому росту промышлен­ности и развитию экономики в целом.

После промышленного переворота Англия стала «промыш­ленной мастерской мира» и могла не опасаться иностранной конкуренции. Это побудило английских промышленников от­казаться от протекционизма и перейти к свободной торговле. Вслед за Англией в 50—60-е гг. XIX в. поворот от протекцио­низма к свободной торговле стал совершаться и в других стра­нах.

В XX в. внешнеторговая политика существенно изменилась: типичной ее формой снова стал протекционизм, имеющий од­нако, уже не тот характер и назначение, которые были ему свойственны в эпоху первоначального накопления капитала. Протекционизм теперь носит не «защитительный», а агрессив­ный характер. Товары облагаются высокими пошлинами не по­тому, что их производство в данной стране слабо развито, а с целью воспрепятствовать доступу иностранных товаров на внутренний рынок и обеспечить поддержку своей промышлен­ности и монопольно высокие цены.

Глубокое расстройство мирохозяйственных связей в резуль­тате «великого кризиса» и порожденных им торговых войн 30-х гг. побудило ведущие промышленно развитые страны координи­ровать свои усилия по предотвращению подобных нежелатель­ных рецидивов.

В связи с этим во время Второй мировой войны на конфе­ренции по вопросам продовольствия и сельского хозяйства в Хот-Спрингсе (США) в мае 1943 г. был выдвинут программный лозунг послевоенной либерализации внешней торговли — «снизить любые барьеры для международной торговли и устра­нить все формы дискриминационных ограничений».

После войны эволюция внешнеторговой политики происхо­дила под воздействием растущей интернационализации хозяй­ственной жизни в условиях научно-технической революции, повышения роли внешнеэкономической сферы и международ­ного обмена как важнейшего фактора развития производитель­ных сил.

Масштабы, направления и инструменты послевоенной внешнеторговой политики отражают бурный рост внешней торговли, усложнение ее структуры, переплетение новыми формами мирохозяйственных связей, что потребовало соответ­ствующей модернизации механизма регулирования внешнеэко­номической деятельности.

Из обширного комплекса проблем в данной области следует выделить основные — общую тенденцию к либерализации внешнеторгового обмена и эволюцию внешнеторговой полити­ки промышленно развитых государств по отношению к разви­вающимся странам.

В современной политике регулирования внешнеторгового обмена проявляется объективная потребность в облегчении международного общения при повышении степени интерна­ционализации производства и капитала. Эта тенденция в об­ласти международных экономических отношений выражается, в частности, в ослаблении ограничений внешнеторгового обме­на, стремлении к устранению препятствий на его пути. Такому курсу соответствует политика либерализации торговли, т.е. применение всего комплекса мероприятий по регулированию внутренней экономики и внешних связей для содействия внешнеторговому обороту, а также снижение таможенных и иных барьеров.

Вместе с тем либерализация внешней торговли не является феноменом послевоенного времени, так как ее элементы суще­ствовали и до воины. Однако современная либерализация об­ладает рядом существенных отличий.

Во-первых, значительно расширен круг регулирующих меро­приятий, они давно уже вышли за пределы тарифной политики и охватывают практически все отрасли хозяйственной жизни. Сложнее и разветвленное стал механизм этой политики.

Во-вторых, неизмеримо возросла роль согласованных международных действий, координированных усилий различных стран по многосторонней либерализации внешнеторгового обо­рота.

В третьих, и это, пожалуй, главное, если в предвоенный период либерализация в международном плане не смогла про­двинуться дальше кратковременных таможенных перемирий, то сейчас, несмотря на некоторые небольшие вспышки торговых войн, удалось добиться долговременного и весьма ощутимого снижения «уровня помех» развитию внешней торговли.

Проблемы либерализации в настоящее время рассматрива­ются главным образом в связи с задачами облегчения взаим­ного обмена развитых государств и расширения их доступа на рынки товаров развивающихся стран. Именно так трактуется, понятие «либерализации» сегодня в результате торгово-политической практики различных стран и деятельности международ­ных организаций.

Либерализации внешней торговли в послевоенный период способствовало также то, что формирование структуры между­народных экономических отношений происходило в условиях резкого изменения баланса сил в пользу США. Еще во время войны США представили доклад Лиге Наций о будущей внеш­неторговой политике, в котором необходимость либерализации мотивировалась тесной взаимозависимостью, существующей между свободой торговли и достижением полного и стабиль­ного использования ресурсов.

По мере укрепления западноевропейского и японского центров силы» и соответствующего ослабления внешнеэкономических позиций США заинтересованность в либерализации международного экономического обмена стала определяться общими потребностями в расширении международного разде­ления труда. В этих условиях, особенно в связи с борьбой раз­вивающихся стран за полный суверенитет над своими природ­ными ресурсами, задачи либерализации международной тор­говли во многом стали трактоваться по-новому, с учетом инте­ресов всех участников внешнеэкономического обмена.

Необходимо подчеркнуть, что подобно тому, как интерна­ционализация производства вызвала повышение значимости внешней сферы в качестве фактора экономического роста, так и активизация международного обмена обусловила объективную потребность в его либерализации. Причем либерализация — это не столько предпосылка, сколько средство в расширении това­рооборота. Так, по утверждению экспертов ОЭСР, либерализа­ция торговли явилась одной из основных причин необычайного экономического роста, отмеченного во всех странах после окончания Второй мировой войны.

Особенно заинтересованы в беспрепятственном передвиже­нии товаров между странами транснациональные корпорации, для которых либерализация внешней торговли в конечном сче­те является средством облегчения внутрикорпорационных по­ставок в пределах их интернациональных промышленных ком­плексов.

Таким образом, тенденция к либерализации обусловлена решением задач расширения мирохозяйственных связей в усло­виях интернационализации производства. Она нужна для эко­номической кооперации в интересах взаимной выгоды благода­ря более эффективному использованию мировой экономики.

Основных успехов политика либерализации достигла в об­ласти таможенных пошлин, общий уровень которых в послево­енный период существенно сократился. Сосредоточение меж­дународных усилий на этом участке объясняется следующими причинами.

Во-первых, исторически таможенные пошлины олицетворя­ют собой регулирующую функцию государства во внешней торговле, а их уровень является главным критерием торгово-политического режима.

Во-вторых, пошлины наиболее заметны на фоне других внешнеторговых барьеров.

В-третьих, таможенные тарифы служат основным унифи­цированным элементом торговой политики всех стран, что об­легчает достижение договоренности об их взаимном снижении.

Эти особенности таможенных пошлин во многом определи­ли и формы согласованных международных мероприятий по либерализации торговли. К тому же при действии принципа наибольшего благоприятствования как одного из базисных норм мировой торговой политики XX в. предоставление двумя странами взаимных таможенных уступок означает распростра­нение этих льгот на всех их внешнеторговых партнеров.

Характер таможенных тарифов обусловливает их либерали­зацию на широкой международной основе. С этим связано со­здание соответствующего международного института — Гене­рального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), по линии которого проходили многосторонние переговоры о снижении внешнеторговых барьеров, и в первую очередь таможенных пошлин. Генеральное соглашение было подписано в Женеве 30 октября 1947 г., но начало действовать с 1949 г. К началу 1994 г. членами ГАТТ являлись 130 стран, еще 27 стран приме­няли правила ГАТТ де-факто и 6 стран вели переговоры о при­соединении. На долю всех этих стран приходится 90% миро­вого объема торговли.

В основу правового механизма ГАТТ были положены сле­дующие принципы и нормы:

• недискриминация в торговле, которая обеспечивается, с одной стороны, принципом наибольшего благоприятствования в отношении экспортных и импортных, транзитных операций и связанных с ними таможенных пошлин и сборов, а с другой — национальным режимом, т.е. уравниванием в правах товаров импортного и отечественного производства применительно к внутренним налогам и сборам, а также правилами, регулирую­щими внутреннюю торговлю;

• использование преимущественно тарифных средств за­щиты национального рынка, а не количественных ограничений или аналогичных мер;

• прогрессивное снижение таможенных тарифов в ходе пе­риодически проводимых раундов многосторонних торговых пе­реговоров и их юридически оформляемое «закрепление» на со­ответствующем уровне;

• взаимность в предоставлении торгово-политических ус­тупок;

• разрешение торговых споров путем проведения консуль­таций и переговоров, а в случае невозможности достижения согласия — рассмотрением споров в специально создаваемых третейских группах, решения которых обязательны для догова­ривающихся сторон ГАТТ.

За годы существования ГАТТ было проведено несколько ра­ундов многосторонних торговых переговоров, в результате ко­торых средневзвешенный уровень импортных таможенных та­рифов промышленно развитых стран понизился с 40—50% в конце 40-х гг. до 5% в настоящее время.

Однако одновременно со снижением таможенных тарифов все более заметную роль в мировой торговле стали играть нета­рифные ограничения, т.е. различного рода административные меры, затруднявшие доступ иностранных товаров на внутрен­ние рынки.

По этой причине в ходе так называемого «токийского» ра­унда (1973—1979 гг.) сфера регулирования ГАТТ была значи­тельно расширена или уточнена в результате заключения от­дельных соглашений, регламентирующих вопросы правил та­моженной оценки, технических барьеров в торговле, лицензи­рования импорта, введения антидемпинговых и компенсацион­ных пошлин и т.д.

Принципиально новым явлением в деятельности ГАТТ стал «уругвайский» раунд многосторонних торговых переговоров (1986—1994 гг.), список обсуждавшихся на нем вопросов вышел далеко за рамки традиционных проблем торговли товарами, охватив такие области, как национальная практика стран-членов в торговле услугами (банковское дело, страхование, ту­ризм, телекоммуникации), торговые аспекты интеллектуальной собственности и иностранных инвестиций. Не малым был и перечень старых накопившихся проблем, требовавших своего решения: мировая торговля продукцией сельского хозяйства и текстильными товарами, условия и правила введения защитных мер в случае резкого увеличения импорта, субсидий. Кроме того, был создан механизм укрепления взаимодействия ГАТТ, Международного валютного фонда и Всемирного банка.

В связи с переходом к рыночным отношениям и развитием внешнеэкономических связей Россия с февраля 1994 г. начала переговоры об условиях вступления в ГАТТ, представив Мемо­рандум о вшешнеторговом режиме.

Меморандум, подготовленный специалистами Министерст­ва внешнеэкономических связей РФ совместно с рядом заинте­ресованных министерств, содержал подробное описание на­циональной экономики России, хода и основных направлений экономических реформ, внешнеторгового механизма, состоя­ния валютно-финансовой сферы, механизма валютного регули­рования. К Меморандуму были приложены основные законы и другие нормативные документы, регулирующие сферу эконо­мики, а также подробная статистика по всем разделам доку­мента.

Присоединение России к ГАТТ — это сложный, многопла­новый процесс. Ведь речь шла об обязательствах в отношении доступа товаров на внутренний рынок, которые присоединив­шаяся страна готова взять на себя в обмен на предоставление ей общих для договаривающихся сторон ГАТТ условий дея­тельности на внешних рынках. В эти условия включались став­ки импортных таможенных тарифов, а также многочисленные меры нетарифного регулирования импорта: правила введения защитных мер, таможенной оценки, применения антидемпин­говых и компенсационных законодательств, допуск к торгам в связи с правительственными закупками, технические, санитар­ные нормы и др.

Перед Россией встала особенно трудная задача. Дело в том, что начало переговоров России о вступлении в ГАТТ совпало с завершением «уругвайского» раунда многосторонних торговых переговоров. За это время сфера многостороннего регулирова­ния международной торговли значительно расширилась, вклю­чив такие области, как торговля услугами, торговые аспекты инвестиционной политики и вопросы интеллектуальной собст­венности.

Таким образом, Россия, как и другие страны СНГ и Вос­точной Европы, одной из последних входила в уже сложив­шуюся систему международных хозяйственных связей, что влекло за собой целый ряд негативных последствий.

Во-первых, основным принципом ГАТТ было создание ре­жима свободной конкуренции товаров и услуг на территории стран-участниц, т.е. снижение до минимума таможенных тари­фов. Но полное открытие российской экономики внешней конкуренции, по мнению заведующего отделом международ­ного фонда поддержки экономических реформ России К. Ов­чинникова, было равноценно самоубийству*.

Поэтому с 1994 г. Россия перешла к политике протекцио­низма, вводя новые высокие ставки по импортным таможен­ным пошлинам. Отмена же валютного коридора, т.е. фактиче­ская девальвация рубля 17 августа 1998 г., привела к такому удорожанию импорта, что совсем приостановила его.

Во-вторых, исходной базой для определения возможностей российской экономики должна быть объективная реальность и конкретная оценка положения России по шкале всех госу­дарств мира в соответствии с уровнем ее развития. От этого зависит статус страны в многосторонних переговорах, а соот­ветственно ее права и обязанности. Конечно же, сегодня Рос­сию нельзя отнести к группе экономически развитых стран, но и к развивающимся она тоже, наверное, не относится.

В связи с этим большое значение имеет заключение на ост­рове Корфу (Греция) 24 июня 1994 г. Соглашения о партнерст­ве и сотрудничестве между Россией и Европейским союзом (ЕС). Важной особенностью этого соглашения является отне­сение России к категории стран с переходной экономикой. Ус­ловия переходного периода, как правило, рассчитаны на пять лет, но уже с момента ратификации Соглашения вступают в силу меры по ликвидации дискриминации со стороны ЕС в отношении России. Соглашение базируется на основных прин­ципах, принятых ГАТТ, что должно облегчить вступление Рос­сии в эту организацию.

В-третьих, грубыми нарушениями Устава ГАТТ является субсидирование производства и экспорт по демпинговым це­нам, что активно практикуется в России.

И наконец, в-четвертых, в предстоящие годы, по мнению бывшего генерального директора ГАТТ А. Дункеля, перед этим международным сообществом будут стоять две главные про­блемы: связь торговли с экологией и ужесточение правил кон­куренции.

С 1 января 1995 г. на базе ГАТТ была образована Всемирная торговая организация (ВТО), в связи с чем России пришлось вести переговоры по более широкому кругу вопросов, чем странам, присоединившимся ранее, а также потребовалась подготовка дополнений к российскому Меморандуму.

Однако, несмотря на трудности переходного периода, Рос­сия остается экономическим гигантом с потенциально необъ­ятным рынком товаров, услуг, капиталов и значительными экспортными возможностями. Этим и объясняется то повы­шенное внимание, которое уделяется России со стороны ГАТТ — ВТО. Так, Генеральный директор ВТО Питер Сазерленд объ­явил 21 января 1995 г., что Россия сможет вступить в эту орга­низацию в ближайшее время.

Но в обмен на оказываемую политическую и финансовую поддержку представители ВТО не только хотят видеть в лице России надежного, предсказуемого торгового партнера, играю­щего на мировых рынках по общепринятым правилам, сущест­вующим в рамках этой организации, но и вести переговоры о снижении уровня тарифного обложения по широкому кругу товаров. Кроме того, России рекомендовано навести порядок в вопросах субсидирования производства, особенно сельскохо­зяйственного, применения антидемпинговых мер, улучшения статистической отчетности и т.д.

В то же время участие России во Всемирной торговой орга­низации предоставляет стране выгодные перспективы. По прогнозу этой организации, выполнение соглашений «уругвай­ского» раунда, который стал важным этапом в процессе либе­рализации международной торговли, приведет в 2005 г. к увеличению совокупного мирового дохода на сумму свыше 500 млрд. долл. Дополнительный рост объема торговли 24 промышленно развитых стран, обусловленный действием соглаше­ний, составит от 7 до 8%, для развивающихся стран этот пока­затель может превысить 14%.

В соответствии с общеэкономическими задачами и требова­ниями ВТО в России проводится регулирование внешнеэконо­мической деятельности, которое включает систему лицензион­ного регулирования внешнеторговых операций, таможенно-тарифное регулирование и переход к тендерной (конкурсной) основе заключения внешнеторговых контрактов.