18.4. Защита прав и интересов детей в международном частном праве : Международное частное право – Автор неизвестен : Книги по праву, правоведение

18.4. Защита прав и интересов детей в международном частном праве

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 
РЕКЛАМА
<

          Проблема защиты прав и интересов детей - вопрос не только международного частного, но и международного публичного права. В международном частном праве проблема защиты прав и интересов детей включает рассмотрение таких вопросов, как установление и оспаривание отцовства, обязанностей родителей по содержанию детей, усыновление.

  В рамках международного частного права регулирование отношений по защите прав детей, так же, как и других отношений в области семейного права, осуществляется преимущественно коллизионно-правовым способом. В законодательстве каждого государства имеются специальные нормы, устанавливающие компетентный правопорядок при решении вопросов усыновления, установления отцовства. Так, например, в Кодексе Бустаманте в главе V «Отцовство и установление отцовства» содержится 10 коллизионных норм, определяющих выбор права при решении таких вопросов, как способность устанавливать отцовство, защита наследственных прав внебрачного ребенка, определение последствий установления отцовства. Одновременно определен круг вопросов, которые относятся к публичному порядку.

   В семейном законодательстве Российской Федерации непосредственно правам ребенка посвящены три статьи в СК 1995 г., положения которых потом конкретизируются в специально принимаемых законах и подзаконных актах (примером может служить Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам 1995 г.).

   Согласно ст. 162 СК РФ, установление и оспаривание отцовства определяются законодательством государства, гражданином которого является ребенок по рождению. Следует отметить, что данное правило отличается от ранее действовавшего, закрепленного в ст. 164 КоБС РСФСР. В соответствии с последним установление отцовства в России производилось по российскому законодательству. Ныне действующее законодательство обязывает производить установление и оспаривание отцовства в отношении детей, являющихся иностранными гражданами, в соответствии с законодательством государства, гражданином которого является ребенок.

   Еще одним важным моментом следует назвать факт определения гражданства детей по рождению. В том случае, если к моменту установления отцовства ребенок будет иметь гражданство другого государства, отличное от гражданства по рождению, все равно будет применяться закон «первоначального» гражданства. Порядок установления и оспаривания (то есть процедурные вопросы) отцовства на территории Российской Федерации определяется законодательством Российской Федерации. В данном случае законодатель сформулировал одностороннюю императивную коллизионную норму. Таким образом, даже в тех случаях, когда к установлению и оспариванию отцовства будет применяться иностранное право, сама процедура установления или оспаривания отцовства будет регулироваться нормами российского права. В случаях, если законодательством Российской Федерации допускается установление отцовства в органах записи актов гражданского состояния, то родители ребенка, из которых хотя бы один является гражданином России, вправе обращаться с соответствующим заявлением об установлении отцовства в дипломатические представительства или консульства Российской Федерации.

  Решения об установлении отцовства, принятые соответствующими иностранными учреждениями, будут признаваться и исполняться на территории России, как правило, если это оговорено в международном договоре, заключенном между Россией и иностранным государством. Так, например, в Договоре о правовой помощи с Венгрией имеется норма о том, что вступившие в законную силу решения судов или органов по опеке и попечительству по делам неимущественного характера, признаются на территории государства-участника без дальнейшего разбирательства, если никакой суд другой стороны не вынес ранее по этому делу решения, вступившего в законную силу.

   Новеллой в российском семейном законодательстве, касающейся защиты прав детей при регулировании правоотношений, осложненных иностранным элементом, является включение в СК 1995 г. специальной нормы о выборе права при определении прав и обязанностей родителей и детей - ст. 163. Ранее в семейном законодательстве такой коллизионной нормы не было, и российские суды применяли только российское законодательство.

  В соответствии со ст. 163 СК РФ права и обязанности родителей и детей, в том числе, обязанность родителей по содержанию детей, определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства; при отсутствии совместного места жительства - законодательством государства, гражданином которого является ребенок. Таким образом, права и обязанности родителей и детей, проживающих в России, независимо от гражданства, будут определяться по российскому законодательству (соответствующими материально-правовыми нормами СК РФ).

   Российский законодатель также сформулировал в ст. 163 положение о том, что по требованию истца, к алиментным обязательствам и к другим отношениям между родителями и детьми может быть применено законодательство государства, на территории которого ребенок постоянно проживает. В связи с этим следует обратить внимание на тот факт, что речь в данном случае идет не о безусловном выполнении судом требования истца, а о возможности выбора права по требованию истца. При решении данного вопроса суд будет учитывать различные обстоятельства, позволяющие в целом устанавливать более благоприятный правовой режим для истца, исходя из интересов ребенка.

  Останавливаясь подробно на содержании российского коллизионного регулирования, следует заметить, что законодательство иностранных государств по вопросам, связанным с защитой интересов детей в брачно-семейных отношениях, устанавливает различные коллизионные принципы. Так, например, согласно ст. 57 ГК Португалии, отношения между родителями и детьми, рожденными в браке, подчиняются общему национальному закону родителей, а при отсутствии такового - закону их обычного общего места жительства; при проживании родителей в разных государствах применяется национальный закон отца и лишь в случаях, когда мать осуществляет в полном объеме родительскую власть - ее национальный закон.

  Коллизионные нормы, регулирующие правоотношения, непосредственно или косвенно затрагивающие права и интересы ребенка, содержатся не только в национальном законодательстве государств, но и практически во всех договорах о правовой помощи. В силу приоритетного применения международных норм при несовпадении с аналогичными национальными нормами именно они будут применяться при регулировании соответствующих фактических отношений. В используемом примере - Конвенции 1993 г. - правоотношения родителей и детей определяются по законодательству государства, на территории которого постоянно проживают дети. По делам о правоотношениях между родителями и детьми - компетентен суд государства, право которого подлежит применению.

  В двусторонних договорах о правовой помощи, участником большого числа которых является Российская Федерация, этот вопрос может решаться по-разному. Так, например, в соответствии со ст. 30 Договора между Российской Федерацией и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1994 г., правоотношения между родителями и детьми определяются законодательством государства, на территории которого стороны имеют совместное место жительства. В случае, если место жительства кого-либо из родителей и детей находится на территории другой Договаривающейся стороны, то правоотношения между ними определяются законодательством Договаривающейся стороны, гражданином которой является ребенок. Учитывая наличие различных коллизионных привязок не только в национальном законодательстве, но и в различных международных договорах, следует очень внимательно устанавливать применимое право, соблюдая иерархию общей и специальной нормы. При конкурирующих нормах двустороннего и многостороннего международного договоров, выбор, как правило, делается в пользу двустороннего. Пожалуй, центральным моментом в защите прав детей, получившим закрепление в законодательстве большинства государств и нашедшим отражение в международных конвенциях, является регулирование усыновления (или удочерения). Этому вопросу посвящена принятая в 1993 году Конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления. Помимо Конвенции 1993 г., существует Европейская конвенция об усыновлении детей 1967 г. Тот факт, что Россия не является участницей данных соглашений, не умаляет их значения.

  В Российской Федерации усыновление, имеющее международный характер, регулируется ст. 165 СК РФ. В данной статье сформулированы несколько правил, направленных на защиту прав усыновляемых детей в различных ситуациях: 1 - когда усыновление осуществляется на территории России или за ее пределами; 2 - когда усыновление производится иностранными гражданами в отношении российских детей; 3 - когда усыновление производится российскими гражданами ребенка, являющегося иностранным гражданином. Каждое из перечисленных правоотношений регулируется специальной коллизионной нормой. Основным коллизионным принципом, применяемом при усыновлении (или при отмене усыновления) иностранными гражданами российских детей на территории России, является закон гражданства усыновителя (если усыновителем является лицо без гражданства-то, соответственно, закон постоянного места жительства усыновителя). При этом одновременно должны быть соблюдены и требования российского законодательства, обеспечивающие защиту интересов детей при усыновлении. Такой подход позволяет защитить права ребенка и на территории России, и на территории соответствующего иностранного государства. При усыновлении на территории России российскими гражданами ребенка, являющегося иностранным гражданином, применяется российское законодательство при выполнении определенного условия: получения согласия законного представителя, ребенка и компетентного органа государства, гражданином которого является ребенок. Кроме того, необходимо согласие на усыновление самого ребенка в том случае, если это обусловлено законодательством государства, гражданином которого является ребенок.

  Усыновление российских детей иностранными гражданами подробно регламентируется Положением о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам, утвержденным Правительством РФ 15 сентября 1995 г.


<