18.1. Особенности правового регулирования брачно-семейных отношений международного характера : Международное частное право – Автор неизвестен : Книги по праву, правоведение

18.1. Особенности правового регулирования брачно-семейных отношений международного характера

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 
РЕКЛАМА
<

          Брачно-семейные отношения в международном частном праве - это вопросы заключения и расторжения брака, признания брака недействительным, определение режима имущества между супругами, алиментных обязательств, усыновления, опеки, попечительства и связанные с ними другие вопросы (например, отношения в приемной семье), при условии, что указанные отношения имеют международный характер, то есть осложнены иностранным элементом.

   Область брачно-семейных отношений традиционно относится к тем сферам, которые наименее всего поддаются регулированию посредством унифицированных норм материально-правового характера. Это связано с тем, что в этой области, как ни в одной другой, сохраняются исторически сложившиеся обычаи, традиции, нравственные и бытовые нормы, религиозные постулаты - все те социальные нормы, которые отражают специфику отдельной народности, определенной общности людей. Именно поэтому даже сейчас, к началу XXI столетия, в семейном праве разных государств существует так много различий, подчас принципиального характера и, прежде всего, в праве, основанном на разных религиозных системах. Существенные различия сохраняются и в семейном праве государств с одинаковой правовой системой, например, европейских государств.

   Различное регулирование одинаковых фактических обстоятельств можно продемонстрировать на примере любого института: будь то заключение или расторжение брака, алиментные обязательства, усыновление, установление опеки или попечительства. Так, например, в правовой системе каждого государства предусмотрены нормы, закрепляющие материальные условия, соблюдение которых обеспечивает действительность брака. Однако само содержание материальных условий в законодательстве каждого государства различно. Помимо различий в брачном возрасте, низший предел которого в разных странах колеблется от 12 до 21 года, в законодательстве каждого государства могут быть закреплены свои специфические условия, отличные от законодательства любого другого государства. Достаточно указать на такое условие, как истечение определенного срока после развода или смерти мужа для вступления женщине в новый брак. Такое условие предусмотрено, например, в законодательстве Франции, Швейцарии.

  Различие в правовом регулировании применительно к одинаковым фактическим обстоятельствам является основанием возникновения коллизии - столкновения правовых систем различных государств. Коллизии в области брачно-семейных отношений, в свою очередь, обусловливают существование «хромающих отношений». Разумеется «хромающие отношения» возникают в любых сферах трансграничных частноправовых отношений, но в сфере брачно-семейных отношений они возникают чаще. Классическим примером «хромающих отношений» в сфере семейного права являются «хромающие браки», то есть браки, признаваемые в одном государстве и не признаваемые в другом.

  «Хромающие отношения» могут возникнуть не только при заключении брака, но и при любых других брачно-семейных отношениях, осложненных иностранным элементом. Так, например, усыновление, произведенное по законодательству одного государства, отличного от законодательства другого, может быть впоследствии оспорено в суде этого государства или вообще быть признано недействительным.

  Необходимость в преодолении и решении проблемы «хромающих отношений» обусловила стремление государств к принятию международных конвенций, содержащих единообразные правила регулирования различных вопросов семейного права. Одной из первых попыток такого рода стало принятие Гаагских конвенций 1902-1905 гг. о браке, разводе и судебном разлучении супругов, о личных и имущественных отношениях между супругами, об опеке над несовершеннолетними, о попечительстве над совершеннолетними. Сам факт появления в начале XX столетия международных конвенций имел важное значение и показал реальные возможности государств в достижении правового компромисса и установлении хотя бы единых коллизионных принципов, определяющих выбор права при регулировании брачно-семейных отношений.

  Принятые в 1902-1905 гг. конвенции не получили признания и не выполнили своего предназначения - они не стали международным регулятором брачно-семейных отношений, осложненных иностранным элементом. Тем не менее унификация семейного права не была прекращена. Вслед за конвенциями 1902-1905 гг. появились другие гаагские конвенции о законе, применимом к алиментным обязательствам в пользу детей 1956 г., о признании и исполнении решений по делам об алиментных обязательствах в отношении детей 1958 г., о юрисдикции и применимом праве в отношении защиты несовершеннолетних 1961 г., о признании разводов и решений о судебном разлучении супругов 1970 г., о праве, применимом к алиментным обязательствам, 1973 г., о праве, применимом к режимам собственности супругов, 1978 г. В 1980-1990-е годы был принят ряд «детских» конвенций: Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей 1980 г.. Конвенция о правах ребенка 1989 г., Конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г. Из всех соглашений Россия является участницей только Конвенции о правах ребенка 1989 г.

   Следует заметить, что некоторые международные договоры в сфере брачно-семейных отношений, включая «детские» конвенции (например, Конвенция о правах ребенка), больше относятся к международному публичному праву, поскольку устанавливая международно-правовые стандарты прав ребенка, ее нормы входят в систему международного права прав человека, представляющую собой отрасль международного публичного права. Однако четкой дифференциации «семейных» конвенций на источники международного частного и источники международного публичного права ни в науке права, ни тем более в международных правовых нормах не содержится, а исследование какой-либо проблемы в области семейного права требует анализа различных «семейных» конвенций.

   В ряде «семейных» конвенций, регулирующих отношения публично-правового характера, содержатся нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения. Так, например, в Конвенции о правах ребенка 1989 г. наряду с международными публично-правовыми нормами имеются нормы, имеющие прямое отношение к личным неимущественным отношениям (например, положения, закрепляющие право ребенка на имя с момента рождения и право знать своих родителей).

   Помимо универсальной унификации, результатом которой стало принятие перечисленных конвенций, унификация семейного права осуществлялась и в настоящее время осуществляется на региональном уровне. Среди региональных соглашений прежде всего следует назвать Кодекс Бустаманте 1928 г.

  В Кодексе Бустаманте, представляющем собой унификацию коллизионного права стран Латинской Америки, содержатся специальные главы: «О браке и разводе», «Отцовство и установление отцовства», «Алиментные обязанности родственников», «Отцовская власть», «Усыновление», «Опека», «Эмансипация и совершеннолетие», «Регистрация актов гражданского состояния». Каждая из перечисленных глав включает разделы, а те, в свою очередь, статьи, непосредственно формулирующие коллизионные нормы, связанные с выбором права, компетентного регулировать материальные условия для вступления в брак, форму брака, недействительность брака, нормы, определяющие, какое право будет применяться к отношениям между супругами в случае, если у супругов разные личные законы и т. п.

  В государствах-членах СНГ тоже была проведена Определенная работа по унификации норм семейного права. Это нашло отражение в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. Подобно Кодексу Бустаманте, в Конвенции 1993 г. имеется самостоятельная часть, посвященная вопросам семейного права - часть III «Семейные дела». В этой части сформулированы коллизионные нормы, что дает основание рассматривать Конвенцию 1993 г. в качестве примера унификации коллизионно-правовых норм.

  Международные коллизионные нормы, содержащиеся в Конвенции 1993 г., регулируют следующие отношения: материальные условия заключения брака; расторжение брака, признание брака недействительным; отношения между супругами; установление и оспаривание отцовства или материнства; отношения между родителями и детьми; установление или отмену усыновления, опеки и попечительства.

  Особое внимание в Конвенции 1993 г. уделяется определению компетенции судебных учреждений государств-участников, рассматривающих споры, вытекающие из брачно-семейных отношений.

  Оценивая унификацию семейного права, следует отметить, что она в основном ограничивается созданием единообразных коллизионных норм, что частично способствовало бы решению проблемы «хромающих отношений». Российская Федерация является участницей двусторонних договоров о правовой помощи, в которые, как правило, включается несколько статей, содержащих коллизионные нормы в области семейного права. В многосторонних международных «семейных» конвенциях Российская Федерация практически не участвует. Это, в свою очередь, приводит к тому, что во всех правовых системах, включая правовую систему Российской Федерации, основным способом регулирования брачно-семейных отношений, осложненных иностранным элементом, является коллизионно-правовой способ, выраженный в национально-правовой форме.

  Разделяя точку зрения о том, что международное частное право представляет собой самостоятельную отрасль национального права, рассмотрим отдельные институты брачно-семейных отношений международного характера на примере российского семейного законодательства.


<