14.3. Международные внедоговорные обязательства в российском праве : Международное частное право – Автор неизвестен : Книги по праву, правоведение

14.3. Международные внедоговорные обязательства в российском праве

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 
РЕКЛАМА
<

          В Российской Федерации коллизионно-правовое регулирование деликтных отношений осуществляется нормами Основ гражданского законодательства 1991 г., специальных актов, принятых в целях регламентации специфических видов ответственности, а также международных договоров, заключенных нашей страной с иностранными государствами, в том числе и в области оказания правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. При этом применяется в качестве основного коллизионный принцип lex loci delicti commissii: «Права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда» (ч. 1 ст. 167 Основ). Российское право разграничивает деликтные отношения и некоторые иные действия, имеющие внедоговорный характер, как, например, неосновательное обогащение.

  Российское акционерное общество обратилось в арбитражный суд РФ с иском к рижской фирме о взысканий с нее незаконно полученных финансовых средств. Обращению в суд предшествовали следующие обстоятельства. Истец в течение длительного времени сотрудничал с одним из латвийских фермерских хозяйств, получая от него крупные партии мяса на переработку. Между сторонами был заключен контракт поставки, в соответствии с условиями которого истец перечислял на счет латвийского фермерского хозяйства стоимость поставок. В начале 1995 г. реквизиты поставщика мясного сырья изменились, о чем российское акционерное общество было извещено. Однако к этому моменту очередная партия поставки уже была оплачена по старым реквизитам. Истец выяснил, что счет, на который перечислены деньги, принадлежит рижской фирме, имеющей филиал в России, и обратился к ней с просьбой возвратить неправомерно полученную сумму. Рижская фирма на запросы не. ответила и денег не возвратила. В исковом заявлении подробно описаны обстоятельства дела, прилагались документы, подтверждающие перевод средств на счет фирмы в латвийском банке. При разрешении данного дела суд исходил из того, что спор возник между находящимися в разных государствах сторонами из внедоговорных отношений, в результате которых имело место неосновательное обогащение одной из сторон. Порядок определения применимого права, предусмотренный ст. 168 Основ гражданского законодательства 1991 г., подчиняет отношение праву страны, где имело место обогащение. Поскольку действие произошло на территории Латвии, при разрешении спора по существу арбитражный суд применил латвийский закон.

   Указанный принцип как общая коллизионная норма содержится и в отраслевых актах, регулирующих отношения международного характера. Так, речь идет прежде всего о торговом мореплавании. В действующем российском праве нормы, регламентирующие вопросы деликтных отношений в этой сфере, имеются в КТМ РФ 1999 г. Согласно этому акту отношения, возникающие из столкновения судов во внутренних морских водах и в территориальном море, подчиняются закону государства, на территории которого произошло столкновение (п. 1 ст. 420).

   В случаях столкновения судов в открытом море спор, во-первых, рассматривается в Российской Федерации на основе российского права (применяются правила главы XVII КТМ «Возмещение убытков от столкновения судов»), во-вторых, к отношениям, возникающим из столкновения судов, плавающих под флагом одного государства, применяется закон этого государства независимо от места их столкновения (п. 3 ст. 420 КТМ РФ). В этой связи необходимо констатировать изменение подхода отечественного законодателя к коллизионному регулированию в современном праве.

   В области регулирования отношений по причинению ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ или загрязнением с судов нефтью действующий правопорядок исходит из принципа «территориальности» совершенного действия. В частности, по нормам российского права определяется ущерб, причиненный на российской территории, в том числе в территориальном море и исключительной экономической зоне, загрязнением с судов нефтью, а также предупредительными мерами по его предотвращению (уменьшению) где бы они ни принимались. Это означает, что к отношениям по нанесению ущерба в результате действий иностранных судов по загрязнению нефтью с судов в территориальном море или исключительной экономической зоне России, будет применяться российское право (ст. 421).

  В то же время действие российского права распространяется на любой ущерб, причиненный в пределах Российской Федерации, в том числе территориального моря; ущерб от загрязнения окружающей среды, причиненный морской перевозкой опасных и вредных веществ в исключительной экономической зоне нашей страны, а также иной ущерб, причиненный за пределами территории Российской Федерации, в том числе территориального моря, если только он причинен опасными и вредными веществами, перевозимыми на борту судна, плавающего под Государственным флагом Российской Федерации, а также предупредительные меры по его предотвращению (уменьшению), где бы они ни принимались (ст. 422 КТМ РФ 1999 г.). Следовательно, в остальных случаях в рамках рассматриваемой сферы должно применяться иностранное право.       

  Материально-правовое регулирование деликтных отношений в Российской Федерации в современных условиях все чаще базируется (или обусловливается) ее участием в соответствующих международных договорах, в результате чего ее внутреннее право либо непосредственно воспроизводит нормы международных соглашений или пользуется разработанными международно-правовым путем конструкциями и решениями. Так, прямым последствием присоединения России к Базельской конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных Отходов и их удалением от 20-22марта 1989 г., явилась разработка соответствующих внутригосударственных правовых норм, посвященных регламентации некоторых аспектов определенного рода обязательств, связанных с деликтными отношениями.

  В частности, согласно Постановлению Правительства РФ от 1 июля 1996 г., утвердившему Положение «О государственном регулировании трансграничных перевозок опасных отходов», его действие распространяется на все организации, осуществляющие экспорт, импорт, транзит, перевозки отходов, а также обращение с отходами (включая бытовые отходы и остатки их сжигания), представляющими угрозу для окружающей природной среды и здоровья людей и признанными опасными в соответствии с критериями, установленными Базельской конвенцией и законодательством Российской Федерации. Решая вопросы ответственности, при трансграничных перевозках отходов, в документе устанавливается/что организация, нарушившая порядок, установленный Положением, и тем самым допустившая Незаконную трансграничную перевозку отходов, несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и с законодательством других заинтересованных государств (см. также Приложение к Приказу Госкомэкологии России от 31.12.98 № 788).

  В данной связи нелишне также упомянуть и о том, что задача единообразного правового регулирования деликтных отношений в современной жизни может решаться также и иным путем,в частности, созданием международных документов, направленных на предотвращение ситуаций, могущих породить вредоносный эффект. Совместными усилиями государств в рамках международного сообщества разрабатываются международные документы, специально предназначенные для инкорпорирования в национально-правовые системы различных стран. К примеру,в целях внедрения международного стандарта в области безопасной эксплуатации судов и предотвращения загрязнения морской среды Международной морской организацией был разработан и рекомендован странам резолюцией А.741(18) от 4 ноября 1993 г. Международный кодекс по управлению безопасностью (МКУБ), который приказом Комитета РФ по рыболовству от 18 октября 1995 г. № 165 распространил свое действие на Российскую Федерацию. Следование Кодексу должно быть обеспечено всеми организациями и судами независимо от форм собственности.

  Говоря об общих принципах коллизионного регулирования деликтных отношений в отечественном правопорядке, отметим, что иностранное право не применяется, если действие или иное обстоятельство, обусловившее требование о возмещении вреда, российское право не считает противоправным. Так, в свое время, когда отечественное право не знало института возмещения морального вреда в результате распространения сведений, не соответствующих действительности, или нарушения авторских либо иных личных неимущественных прав, было невозможно предъявить в нашем суде иск о возмещении морального вреда в рамках защиты чести и достоинства, деловой репутации и пр. даже если такие действия имели место за границей и по праву соответствующей страны рассматривались как основанные на законе.

  В нынешних же условиях иски о возмещении морального вреда - довольно часто рассматриваются судами Российской Федерации, в том числе и Международным коммерческим арбитражным судом при ТПП. Например, 3 февраля 1995 г. МКАС вынес решение по делу № 67/1994, заключающемуся в том, что истец (российская организация) потребовал от предприятия с иностранными инвестициями, созданного на территории нашей страны, возвратить предоплату в связи с непоставкой товара в срок, а также уплатить штраф за непоставку товара и пени за задержку возврата предоплаты. Ответчик, считая, что заключенная с истцом сделка мнимая, предъявил встречный…


<