7.3 Ограничение и лишение дееспособности иностранцев ъ : Международное частное право – Автор неизвестен : Книги по праву, правоведение

Популярное за неделю

Купить кардиограф
cardiomc.com.ua
adhdportal.com
загрузка...

7.3 Ограничение и лишение дееспособности иностранцев ъ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 
РЕКЛАМА
<

В данной области международного частного права, как и во многих других, существует немало расхождений в материальном праве различных государств: не во всех государствах признаются основаниями для ограничений дееспособности такие обстоятельства, как расточительство, болезненные наклонности (алкоголизм, наркомания и т. д.), различен порядок объявления ограниченно дееспособным или недееспособным.

  Более или менее общим положением, существующим в международном частном праве для решения вопроса об ограничении дееспособности совершеннолетнего лица, является принцип, согласно которому лишение дееспособности или поражение (ограничение) в правах иностранца должно подчиняться еголичному закону. Следовательно, руководствуясь именно этим законом, необходимо обсуждать и те требования, которым данное лицо не удовлетворяет, в результате чего ставится вопрос об ограничении дееспособности, а также прочие материальные условия. Таким образом, выбор соответствующего правопорядка, призванного ответить на вопрос, подлежит или не подлежит данное лицо объявлению недееспособным либо ограниченно дееспособным, приобретает тем большую важность, что различные правовые системы по-разному формулируют критерии для подобного признания. В частности, игрок в рулетку может быть объявлен ограниченно дееспособным как расточитель во Франции, Монако, Италии, Германии и т. д., но не в Англии или иной стране «общего права», которым данное основание неизвестно.

  Однако данный признак, как следует непосредственно из текста договора, представлял серьезную значимость для стран-участниц Кодекса Бустаманте, вследствие чего соответствующие его положения посвящены именно этому вопросу. Так, объявление лица расточителем и его последствия определяются личным законом расточителя. Однако определяемый таким образом закон не имеет безусловного действия, поскольку в Кодексе содержится известное ограничение, состоящее в том, что если таким личным законом будет правопорядок государства, в котором лицо имеет постоянное местожительство (домицилий), но закон его гражданства («национальное право», по терминологии Кодекса Бустаманте) не предусматривает такого правила, т. е. об объявлении расточителя ограниченно дееспособным, закон домицили не применяется (ст. 98-99). Во всех случаях объявления расточителем, сделанное в одном из договаривающихся государств, имеет экстерриториальное действие во всех других договаривающихся государствах, местное право которых допускает такое объявление (ст. 100).

  Важное значение имеет также и иной, но тесно связанный с этим вопрос, - какое государство вправе объявить лицо ограниченно дееспособным или лишенным дееспособности, т. е. чей суд либо иной орган компетентен вынести по этому поводу решение. Иными словами, может ли суд ФРГ объявить ограниченно дееспособными российского гражданина или швейцарского гражданина и на каком законе будет основываться соответствующее решение - нормах немецкого либо российского или швейцарского права?

  Распространенной нормой в этом отношении выступает правило о том, что компетентными являются учреждения страны гражданства или основного места жительства (домицилия), и применимым правом, следовательно, будет выступать lex fori, Например, объявление в германском суде недееспособным германского гражданина неизбежно будет осуществляться по закону гражданства - ФРГ. Вместе с тем возможны ситуации, когда германский суд (либо любой другой страны) будет вправе вынести решение в отношении иностранца. Так, проживающий в Гамбурге англичанин может быть объявлен недееспособным вследствие расточительности в суде ФРГ, хотя, например, английское право не знает такого основания лишения или ограничения дееспособности. В данном случае компетенция немецкого суда будет базироваться на принципе места жительства лица. При этом только суд ФРГ может быть компетентным в отношении признания недееспособным или ограниченно дееспособным гражданина Германии. Юридические последствия признания лица ограниченно дееспособным или полностью недееспособным определяются по праву того государства, в котором имело место такое признание. В частности, если англичанин объявлен в Германии недееспособным ввиду душевной болезни, то это приведет к его полной недееспособности, т. е. лицо не вправе совершать даже сделки в отношении жизненно необходимых вещей (necessaries), в то время как в Англии Подобные акты были бы действительными.

  В этом плане немало характерного в том, что касается регулирования отношений, связанных с ограничением и лишением дееспособности физических лиц, а также признанием и оформлением таких юридических фактов содержится в вышеупомянутом Кодексе Бустаманте. Во-первых, устанавливается приоритет личного закона несовершеннолетнего или недееспособного лица, включая расточителей (ст. 84, 98). Во-вторых, нормы, обязывающие должностных лиц определенного государства потребовать объявления недееспособными лиц соответствующих категорий (душевнобольных и глухонемых) и устанавливающие формальности такого объявления, а также нормы, определяющие последствия запрещения в гражданских правах, квалифицируются Кодексом как нормы международного публичного порядка. В-третьих, положения Кодекса в рассматриваемом вопросе исходят из необходимости регистрации установления опеки или попечительства и в целях отыскания решающего права используют кумуляцию коллизионных привязок: «К регистрации опеки применяются совместно как местный закон, так и личные законы опекуна или попечителя и несовершеннолетнего или недееспособного лица». Венгерский закон о международном частном праве применительно к анализируемым проблемам устанавливает следующее: «Иностранный гражданин, объявленный по своему личному закону ограниченно дееспособным или полностью недееспособным, будет считаться обладающим дееспособностью в отношении хозяйственных сделок, совершаемых в целях удовлетворения личных бытовых потребностей, если он обладает дееспособностью по венгерскому праву». Кроме того, иностранец, признанный по личному закону ограниченно дееспособным или лишенным дееспособности, однако обладающий дееспособностью по 205  венгерскому праву, рассматривается дееспособным также и в отношении других сделок, совершаемых им, если последствия таких сделок имеют действие на территории Венгрии (ст. 15).

   Правовой статус конкретного лица может осложниться в случаях объявления его недееспособным за границей, поскольку встает проблема действительности такого признания в соответствующем государстве. Например, как обстоит дело, если проживающего в Швейцарии гражданина ФРГ объявляют недееспособным в швейцарском суде, что вполне реально, если исходить из того, что швейцарское право разделяет принцип домицилия? Немецкий правопорядок не признает такое объявление лица недееспособным, если по праву ФРГ оно недопустимо (в частности, по причине присуждения к уголовному наказанию путем лишения свободы или ввиду порочного образа жизни). Доктрина ФРГ расходится во мнениях и тогда, когда иностранный суд объявляет немецкого гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным по основаниям, известным также и германскому праву. Одни (Раапе) считают, что даже в этих случаях невозможно согласиться с таким объявлением, другие (Крениг) придерживаются противоположной точки зрения.

   В целях установления известной стабильности в подобного рода вопросах в договорах о правовой помощи, заключенных Российской Федерацией с иностранными государствами, указанные вопросы подверглись международно-правовому урегулированию. Так, в случаях не терпящих отлагательств, учреждение юстиции той договаривающейся стороны, где находится местожительство или местопребывание лица, подлежащего признанию ограниченно дееспособным либо недееспособным и являющегося гражданином другой договаривающейся стороны, может само принять меры, необходимые для защиты этого лица или его имущества. Распоряжения, принятые в связи с этими мерами, следует направить соответствующему учреждению юстиции договаривающейся стороны, гражданином которой является это лицо. Распоряжения подлежат отмене, если учреждением юстиции данной договаривающейся стороны будет постановлено иное. При отмене ограничения дееспособности лица либо признании его дееспособным компетентен суд той страны, гражданином которой является данное лицо (ст. 22 Договора о правовой помощи между СССР и Чехословакией, ныне соответственно действительного в отношениях России с Чехией и Словакией от 12 августа 1982 г.). Российско-эстонским, например, договором в дополнение к вышеуказанному устанавливается, что если учреждение одной из договаривающихся сторон установит, что имеются основания для признания ограниченно дееспособным или недееспособным гражданина другого договаривающегося государства, местожительство иди местопребывание которого находится на территории этой договаривающейся стороны, то оно уведомляет об этом соответствующее учреждение государства-партнера, гражданином которого является это лицо. Если суд, уведомленный в соответствии с предусмотренным в договоре порядком, заявит, что он предоставляет выполнять соответствующие действия суду по месту жительства данного лица, или не выскажется в трехмесячный срок, то учреждение по месту жительства или местопребывания этого лица вправе вести дело по признанию его ограниченно дееспособным или недееспособным в соответствии с законодательством своего государства, если такое же основание для признания ограниченно дееспособным или недееспособным предусмотрено также в законодательстве договаривающейся стороны, гражданином которой данное лицо является. Решение о признании ограниченно дееспособным или недееспособным направляется в соответствующий суд другой договаривающейся стороны. Данные положения применяются также при отмене ограничения дееспособности или признания лица дееспособным (ст. 22, 31).

   Современные договоры о правовой помощи предусматривают также и возможности принятия инициативных мер компетентными учреждениями соответствующего государства в отношении признания недееспособными или ограниченно дееспособными лиц, являющихся гражданами другого договаривающегося государства. В ситуациях, не терпящих отлагательств, учреждения местожительства или местопребывания лица осуществляют распоряжения по принятию необходимых мер и направляют их в соответствующее учреждение того государства, гражданином которого является данное лицо; указанные распоряжения, согласно договорам, подлежат отмене, если учреждением другого договаривающегося государства будет постановлено иное (см. договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные СССР и Россией с КНДР, Латвией, Литвой, Эстонией, Польшей и др.).

   Регулирование по данным вопросам, содержащееся в многостороннем документе - Конвенции о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам стран СНГ 1993 г. (ст. 24), совпадает с приведенными положениями двусторонних соглашений, в том числе российско-эстонского договора.


<