20.4. Исполнение иностранных арбитражных решений : Международное частное право – Автор неизвестен : Книги по праву, правоведение

20.4. Исполнение иностранных арбитражных решений

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 
РЕКЛАМА
<

          Одним из преимуществ международного коммерческого арбитража является наличие довольно разработанной системы признания и принудительного исполнения арбитражных решений, вынесенных на территории иностранного государства, называемых обычно иностранными арбитражными решениями. Уверенность участников международной торговли в возможности принудительного исполнения решений становится важным фактором повышения эффективности международного коммерческого арбитража.

   Основу этой системы составляет Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. Но и в других арбитражных конвенциях есть нормы, предусматривающие признание и исполнение арбитражных решений. Такие нормы есть, например, в Европейской конвенции 1961 г., в Московской конвенции 1962 г., в Вашингтонской конвенции 1965 г., в Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г., в Соглашении о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества 1998 г. Нормы об исполнении арбитражных решений могут встречаться в межгосударственных торговых договорах, в договорах об оказании правовой помощи и некоторых других.

   В более чем ста государствах исполнение иностранных арбитражных решений обеспечивает Нью-Йоркская конвенция. Согласно Конвенции под «иностранным арбитражным решением» понимается решение, вынесенное на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается признание и приведение его в исполнение (ст. 1). Как видим, Конвенция для определения «иностранное™» арбитражного решения использует только один критерий: место его вынесения. Решение будет иностранным, если оно вынесено на территории иностранного государства. Причем, это положение в равной степени относится к решениям институционных арбитражей и арбитражей ad hoc.

  Однако в связи с тем, что во внутреннем праве государств встречаются иные подходы к определению «иностранности» арбитражных решений (например, в ФРГ к иностранным решениям относятся и решения, вынесенные на территории ФРГ тогда, когда они были вынесены с соблюдением иностранных процессуальных норм), то в рассматриваемой ст. 1 содержится дополнительное правило: под иностранное подпадает и решение, которое не считается внутренним в том государстве, где оно исполняется.

  Особенностью Нью-Йоркской конвенции является то, что она предусматривает исполнение иностранных арбитражных решений независимо оттого, входит ли государство, на территории которого оно вынесено, в круг ее участников. Благодаря этому территориальная сфера действия Конвенции значительно шире формального количества государств-участников. Фактически, Конвенция создает возможность исполнения арбитражного решения, вынесенного на территории любого из существующих государств.

  Правда, государство при присоединении может сделать оговорку, ограничивающую возможность применения правового режима Конвенции к решениям, которые вынесены на территории государства, не являющегося ее участником. Такую оговорку сделал СССР. Так как Россия не сделала никакого заявления по этому поводу, то оговорка сохраняет свою силу. В соответствии с ней РФ применяет «положения настоящей Конвенции в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории государств, не являющихся участниками Конвенции, лишь на условиях взаимности». При признании и исполнении арбитражных решений, вынесенных на территории Договаривающихся государств, установление взаимности не обязательно: она презюмируется Конвенцией. Взаимность может быть:

  - договорной, при которой обязанность исполнения решений вытекает из какого-либо другого договора России с соответствующим государством (например, из торгового договора);

  - фактической, при которой Россия обеспечивает исполнение решений, вынесенных на территории государства, не участвующего в Нью-Йоркской конвенции, если оно в свою очередь обеспечивает исполнение решений, вынесенных на российской территории.

  Содержание Нью-Йоркской конвенции заключается в том, что она обязывает договаривающиеся государства признавать иностранные решения как обязательные, приводить их в исполнение и создает для этого правовые основы. Они сводятся к следующему:

   1 - государство признает и исполняет иностранные арбитражные решения в соответствии со своим процессуальным правом; национальное право государства, где испрашивается исполнение определяет судебный орган, который компетентен исполнить решение, и правила такого исполнения;

   2 - заинтересованная сторона обращается в компетентный орган государства, где испрашивается исполнение, с просьбой, совместно с которой подаются: а) должным образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенную его копию; б) подлинное арбитражное соглашение или должным образом заверенную его копию; в) перевод этих документов на официальный язык той страны, где испрашивается исполнение;

   3 - в признании и исполнении арбитражного решения может быть отказано только по тем основаниям, которые изложены в ст. 5 Конвенции. Основания разделены на две группы: во-первых, основания, которые могут быть применены только по просьбе стороны, против которой вынесено решение, и если она докажет их наличие, и во-вторых, основания которые могут быть применены по инициативе компетентного органа, рассматривающего просьбу об исполнении.

   Первая группа оснований связана, главным образом, с арбитражным соглашением. В признании и исполнении арбитражного решения может быть отказано, если: а) арбитражное соглашение недействительно, или б) решение арбитража вышло за пределы арбитражного соглашения, или в) состав арбитража и арбитражный процесс не соответствовали арбитражному соглашению, Кроме того, в этой группе есть еще два основания, по которым можно отказать в исполнении решения: г) если сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения (иначе говоря, нарушены процессуальные права этой стороны, в частности ее право на равное участие в арбитражном разбирательстве); д) если решение не стало окончательным (например, оно было приостановлено или отменено компетентной властью страны, где решение было вынесено).

   Во второй группе только два основания. Компетентная власть страны, в которой испрашивается исполнение, может отказать в этом, если найдет, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны, и, если признание и приведение в исполнение решения противоречит публичному порядку этой страны.

   Европейская конвенция 1961 г. не содержит специальных правил о признании и приведении в исполнение арбитражных решений. Но в ней есть ст. 9, предусматривающая возможность 618  объявления арбитражного решения недействительным либо в том государстве, где решение было вынесено, либо в том государстве, по законам которого это решение было вынесено. Причем отмена решения будет являться причиной отказа в его признании или исполнении в других государствах (п. 1 ст. 9). Основания для отмены, предусмотренные в рассматриваемой статье Европейской конвенции, совпадают с основаниями отказа в признании и исполнении решения, которые должны быть доказаны стороной, против которой решение было вынесено, согласно ст. 5 Нью-Йоркской конвенции.

   Соглашение СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, и дополнительное Соглашение 1998 г. несколько иначе решают вопрос о признании и исполнении арбитражных решений. Различия предопределены особенностями подхода к рассмотрению хозяйственных споров, о чем говорилось выше: во-первых, предусмотренный Соглашением порядок рассмотрения хозяйственных споров распространяется не только на коммерческие арбитражи, но и на государственные арбитражные суды и суды общей юрисдикции; во-вторых, Соглашение предусматривает обязательную юрисдикцию независимо от согласия сторон.

   Соглашение различает признание решения от исполнения. Государства-участники СНГ взаимно признают вступившие в законную силу решения компетентных судов (ч. 1 ст. 7). Никакой дополнительной процедуры для признания Соглашение не предусматривает. Из этого можно предположить, что права и обязанности сторон, вытекающие из вступившего в законную силу решения, которое вынесено на территории одного государства, будут признаваться всеми заинтересованными лицами, а также органами власти и управления на территории любого другого Государства-участника без какого-либо решения или распоряжения со стороны компетентных органов.

   Для исполнения решения предусматривается дополнительная процедура в виде подачи заинтересованной стороной ходатайства об этом. К ходатайству должны быть приложены следующие документы: должным образом заверенная копия решения, официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, доказательства извещения другой стороны о процессе и исполнительный документ.

   По просьбе стороны, против которой вынесено решение, компетентный суд по месту, где испрашивается исполнение, может отказать в исполнении по основаниям, предусмотренным в ст. 9 Соглашения. В отличие от Нью-Йоркской конвенции среди возможных причин для отказа отсутствуют причины, связанные с арбитражным соглашением. Суд может отказать в исполнении, если: 1 - существует вступившее в законную силу решение по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию, вынесенное компетентным судом одного из государств-участников Соглашения; 2 - в соответствии с правилами Соглашения спор разрешен некомпетентным судом; 3-другая сторона не была извещена о процессе; 4—истек трехгодичный срок давности для предъявления решения к принудительному исполнению1.

   Так же, как и Нью-Йоркская конвенция. Соглашение возлагает бремя доказывания существования обстоятельств, препятствующих исполнению решения, на сторону, против которой решение было вынесено.

   Исполнение иностранного арбитражного решения осуществляется в соответствии с процессуальным правом государства, на территории которого оно исполняется. В России порядок исполнения иностранных арбитражных решений регламентируют три нормативных акта: Закон о международном коммерческом арбитраже 1993 г., Гражданский процессуальный кодекс. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 21 июня 1997 г. и Указ Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» от 21 июня 1988 г. Между ними есть некоторые противоречия.

   Согласно ст. 437 ГПК РФ порядок исполнения решений иностранных судов и арбитражей определяется международными договорами с участием РФ, однако решение может быть предъявлено к исполнению в течение трех лет с момента вступления его в силу. Следовательно, в этой статье предусмотрено два условия исполнения решений: во-первых, наличие договорной взаимности, то есть существование межгосударственного договора о взаимном исполнении решений, который и устанавливает конкретные условия такого исполнения, и, во-вторых, не истечение 3-летнего срока давности. Данные условия распространяются в равной степени и на судебные, и на арбитражные решения.

   В Указе 1988 г., действие которого сохраняется и по настоящее время, содержатся правила, относящиеся непосредственно к арбитражным решениям. По существу Указ воспроизводит условия, предусмотренные в ГПК РФ: 1 - признание и исполнение возможно в отношении тех арбитражных решений, признание и исполнение которых предусмотрены соответствующим международным договором (абз. 1 ст. 11); 2 - решение нельзя признать и исполнить, если истек 3-летний срок давности (п. 5 ст. 5). Понятно, что основным договором, предусматривающим признание и исполнение арбитражных решений, является рассмотренная выше Нью-Йоркская конвенция.

   Иначе решен этот вопрос в Законе 1993 г. о международном коммерческом арбитраже. Закон содержит раздел 8 «Признание и приведение в исполнение арбитражных решений». Особенностью раздела является то, что его положения применяются в равной степени как к арбитражным решениям по международным коммерческим спорам, вынесенным на территории России (независимо от того, является ли арбитраж институционным или арбитражем ad hoc), так и к иностранным арбитражным решениям, предъявляемым к исполнению в России.

   Согласно ст. 35 Закона арбитражные решения, в том числе и иностранные, признаются на территории России обязательными. Признание решения, то есть признание прав и обязанностей сторон, вытекающих из него, не требует никакой специальной дополнительной процедуры. Сама статья приравнивает иностранное арбитражное решение к российскому. Для принудительного исполнения решения предусматривается дополнительная процедура: заинтересованная сторона должна обратиться с письменным ходатайством в компетентный суд. К ходатайству необходимо приложить следующие документы: 1-должным образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенную копию; 2 - подлинное арбитражное соглашение или подлинным образом заверенную его копию; 3 - должным образом заверенный перевод этих документов на русский язык.

   Ст. 36 Закона устанавливает строго ограниченный круг оснований, по которым компетентный суд может отказать в признании или в приведении в исполнение арбитражного решения. Практически эти основания повторяют основания для отказа в признании и приведении в исполнение, предусмотренные Нью-Йоркской конвенцией 1958 г., участницей которой является Россия. К первой группе относятся основания, которые могут быть применены судом лишь по просьбе стороны, против которой решение вынесено, и если она представит суду соответствующие доказательства. В этой группе пять оснований:

   1—если арбитражное соглашение недействительно (либо одна из сторон была недееспособна, либо оно недействительно по другим причинам в соответствии с законом страны, которому стороны это соглашение подчинили, или в соответствии с законом страны, где решение было вынесено);

   2 — если нарушены процессуальные права стороны, против которой решение вынесено (например, она не была должным образом уведомлена о начале разбирательства, о необходимости назначения арбитра и пр.);

  3—если решение не соответствует арбитражному соглашению (например, оно вынесено по спору, не предусмотренному в соглашении и пр.);

  4—если состав арбитража или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон или при отсутствии такого соглашения - закону страны, где состоялся арбитраж; 621

   5 - если арбитражное решение не стало обязательным (одна из сторон обратилась с ходатайством об отмене решения в суд страны, где оно было вынесено, либо оно было отменено или его исполнение было приостановлено таким судом). Правда, если одна из сторон обратилось в суд страны, где решение было вынесено, с ходатайством об отмене, российский суд не обязательно должен отказать в исполнении: он вправе приостановить процесс по приведению в исполнение и отложить вынесение своего решения до тех пор, пока не будет окончательно рассмотрен в суде соответствующего государства вопрос о возможной отмене этого решения (п. 2 ст. 36 Закона).

   Ко второй группе относятся основания, при наличии которых суд может отказать в признании или исполнении, по собственной инициативе. Их два: объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону РФ; признание или исполнение арбитражного решения противоречит публичному порядку РФ.

   Как видим. Закон о международном коммерческом арбитраже среди условий признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений не предусматривает обязательного наличия международного договора между Россией и иностранным государством о признании и исполнении подобных решений. Нет в законе и условия, ограничивающего возможность предъявления к исполнению решения 3-мя годами с момента его вступления в силу. Налицо явное противоречие между Законом, с одной стороны, и ГПК РФ и Указом 1988 г., с другой.

   На наш взгляд, в таком случае следует применять нормы Закона о международном коммерческом арбитраже. По отношению к Указу нормы Закона обладают приоритетом, так как закон имеет большую юридическую силу, нежели указ (не говоря уже о том, что Закон 1993 г. принят позднее Указа 1988 г.). Что касается связки ГПК РФ и Закона 1993 г., юридическая сила которых одинакова, то здесь следует отметить следующее: во-первых. Закон принят позднее Гражданского процессуального кодекса, а более поздние нормы обладают приоритетом; во-вторых, ГПК РФ является общим процессуальным законом, а Закон 1993 г., регламентирующий международный арбитражный процесс, носит специальный характер, а специальные нормы приоритетны по сравнению с общими. Таким образом, при определении порядка и условий признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в настоящее время следует руководствоваться Законом о международном коммерческом арбитраже.

   Другое дело, если международным договором, в котором участвует Россия, установлены условия признания и исполнения, отличающиеся от условий, предусмотренных в этом Законе, тогда будут применены правила такого договора, что прямо вытекает из п. 4 ст. 15 Конституции РФ (например, рассмотренные выше условия признания и исполнения решений по Соглашению о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г.).

   Закон о международном коммерческом арбитраже, предписывая обращаться для принудительного исполнения арбитражного решения с ходатайством в компетентный суд, не конкретизирует, какой суд РФ компетентен рассматривать такое ходатайство. Этот вопрос решен в Указе 1988 г.: ходатайство взыскателя о разрешении принудительного исполнения арбитражного решения рассматривается Верховным Судом республики в составе РФ, краевым, областным, городским судом, судом автономной области и судом автономного округа по месту жительства должника (если должник юридическое лицо - то по месту нахождения); в том случае, когда должник не имеет в России места жительства (нахождения), ходатайство рассматривается указанным судом по месту нахождения его имущества.

   Одновременно Указ предусматривает ряд положений о конкретном порядке рассмотрения ходатайства и исполнения арбитражного решения. Он сводится к следующему:

  - в ходатайстве должно быть указано: наименование взыскателя с указанием своего места жительства (нахождения), наименование должника с указанием его места жительства (нахождения), а также просьбу о разрешении принудительного исполнения;

  - рассмотрение ходатайства происходит в открытом судебном заседании с извещением должника, неявка должника без уважительной причины не является препятствием для рассмотрения ходатайства;

  - разрешение о принудительном исполнении или отказ в этом оформляется определением суда, копии которого в 3-х дневный срок направляются взыскателю и должнику;

  - определение может быть обжаловано в вышестоящий суд в соответствии с процессуальным российским правом;

   - на основании определения о разрешении принудительного исполнения взыскателю выдается исполнительный лист.

   Кроме того, в ст. 11 Указа говорится о том, что перечень документов, которые прилагаются к ходатайству об исполнении, а также основания для отказа в разрешении принудительного исполнения определяются конкретным международным договором; если же конкретный договор не содержит таких правил, то эти вопросы будут решаться в соответствии со ст. 4 и 5 Нью-Йоркской конвенции. Эти положения могут быть применимы только в той мере, в какой они не противоречат Закону о международном коммерческом арбитраже.

   Как уже рассматривалось выше, если в конкретном международном договоре, который в целом предусматривает исполнение арбитражных решений, но не содержит специальных правил по указанным вопросам, или если договора вообще нет, то

    для решения этих вопросов следует обращаться к Закону о международном коммерческом арбитраже, а не к Нью-Йоркской конвенции, как того требует Указ 1988 г., так как Закон имеет преимущественную силу по отношению к последнему.

  Правда, справедливости ради следует отметить, что установление приоритетности имеет больше формально-юридическое значение, нежели практическое, так как Закон 1993 г. и по вопросу о перечне документов, прилагаемых к ходатайству, и по вопросу об основаниях отказа в признании и исполнении арбитражных решений соответствует аналогичным правилам Нью-Йоркской конвенции.

   Исполнительный лист, выдаваемый судом, вынесшим определение о разрешении принудительного исполнения арбитражного решения, передается службе судебных приставов по месту жительства (нахождения) ответчика либо по месту нахождения его имущества. В дальнейшем принудительное исполнение будет осуществляться по правилам исполнительного производства, установленным в Законе об исполнительном производстве. Исполнительный лист, выданный на основе иностранного арбитражного решения, может быть предъявлен к исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу (п. 2 ст. 80 Закона).


<