§ 3. Признаки международного правонарушения : Международное право – ред. проф. Г. В. Игнатенко, проф. О. И. Тиунов : Книги по праву, правоведение

§ 3. Признаки международного правонарушения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
РЕКЛАМА
<

Международное правонарушение характеризуют следую­щие необходимые признаки: противоправность деяния и вред (ущерб). Неотъемлемым структурным элементом правонаруше­ния является причинная связь между деянием и наступивши­ми последствиями (ущербом).

Противоправность поведения проявляется в нарушении международных обязательств государства в форме действия или бездействия. Противоправность в международном праве пони­мается как противоречие между правовой нормой (обязатель­ством) и поведением государства. Статья 16 проекта устанавли­вает: "Нарушение государством международного обязательст­ва налицо в том случае, когда деяние этого государства не соот­ветствует тому, что требует от него указанное обязательство".

Таким образом, противоправность будет во всяком случае, когда государство не выполняет любое свое международное обя­зательство. Как подчеркнул специальный докладчик Комиссии международного права профессор Р. Аго, "в международном праве понятие о нарушении обязательства можно рассматри­вать как совершенно точно соответствующее понятию по нане­сению ущерба субъективному праву другой стороны".

Очевидно, что такое понимание противоправности в меж­дународном праве отличается от ее понятия в таких отраслях внутреннего права, как уголовное и административное право, где зафиксирован конкретный перечень правонарушений и где противоправность предполагает соответствие деяния и описа­ния правонарушения в правовой норме. В международном пра­ве противоправность — это, обычно, расхождение между дей­ствием и нормой,,

Вред (ущерб). Любое противоправное поведение есть при­чинение ущерба защищаемым международным правом закон­ным интересам государств либо всему международному сооб­ществу. В результате ущерба государство становится потер­певшим, что дает основания ставить вопрос об ответственности.

Ущерб может быть материальным (территориальные, иму­щественные потери, убытки, упущенная выгода) и нематери­альным (ущемление прав, чести, достоинства, престижа госу­дарства и т. д.). Нередко он причиняется в смешанной форме.

В проекте статей Комиссия международного права не вы­делила вред в качестве самостоятельного элемента правонаруше­ния, мотивируя это тем, что он покрывается самим фактом про­тивоправного поведения. Однако международная практика сви­детельствует о том, что во многих ситуациях основным услови­ем возникновения ответственности является нанесение ущерба.

Для наступления ответственности необходима причинная связь между противоправным поведением и ущербом. Причинная связь дает возможность достаточно точно определить при­частность государства к вредным последствиям, причиненным какими-либо событиями или действиями, следовательно, решить вопрос об ответственности.

Вопрос о вине как самостоятельном признаке международ­ного правонарушения порождает различные суждения и не имеет однозначного решения.

Основываясь на международной практике и стремясь из­бежать сложностей при доказательстве вины, различного тол­кования самого понятия вины, КМП не включила в проект ста­тей элемент вины государства как необходимый признак пра­вонарушения. Сторонники выделения вины исходят из того, что при любых обстоятельствах государство проявляет свою волю. При совершении международного правонарушения проявление воли носит неправомерный, т. е. виновный, характер.

Итак, международно-правовая ответственность возникает при необходимых юридических и фактических основаниях — конкретного правового обязательства и наличия правонаруше­ния в действиях субъекта.