§ 3. Проблема коллизий международно-правовых и внутригосударственных норм : МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО - Бирюков П.Н. : Книги по праву, правоведение

§ 3. Проблема коллизий международно-правовых и внутригосударственных норм

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 
РЕКЛАМА
<

Проблема коллизий международно-правовых норм и российско­го законодательства составляет существенный аспект теории соотно­шения международного и внутригосударственного права При этом решение вопроса о причинах возникновения, юридической природе и методах урегулирования коллизий тем или иным автором зависит от того, какова его позиция по более общей проблеме — самой теории взаимодействия в РФ норм различных правовых систем.

Как известно, общая норма о способе разрешения коллизий меж­дународных и внутригосударственных норм зафиксирована в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 5 Федерального закона о международных договорах, иных актах законодательства. Однако правило «если, то» не регулирует всех аспектов проблемы коллизий. Возникают следую­щие вопросы.

1. Равны ли по юридической силе межгосударственные, межпра­вительственные и межведомственные договоры РФ и, соответствен­но, законы, акты Президента и Правительства, ведомственные акты?

2. Могут ли последующие внутригосударственные акты отменять ранее принятые по этому же вопросу международные договоры по принципам:

а) «последующий закон отменяет предыдущий»,

б) «норма с большей силой отменяет норму с меньшей силой»,

в) «специальный закон отменяет общий»?

3. Какова юридическая сила «первоначально» внутригосударст­венных и имплементационных норм (т.е. норм, принятых во исполне­ние международных документов)?

На мой взгляд, на эти вопросы должны быть даны следующие ответы.

1. Международные договоры имеют большую юридическую силу, чем акты внутригосударственного законодательства любого уровня, поскольку в Конституции РФ имеется коллизионная норма типа «если,то».

Необходимо также учитывать, что международные договоры, предусматривающие отличные от национального законодательства правила, подлежат обязательной ратификации, а поскольку ратифи­кация производится в форме принятия федерального закона, то, ратифицируя договор, РФ придает ему силу не меньшую, чем сила федерального закона.

Исключение составляют нормы Конституции РФ, согласно кото­рым международный договор, предусматривающий иные правила, чем зафиксированные в Конституции, может быть ратифицирован только после внесения в нее соответствующих изменений.

2. Что касается правила о приоритетном (преимущественном) применении международных норм в случае коллизии с нормами права РФ, то его существование вполне обоснованно и соответствует общей тенденции гармонизации российского законодательства с международными обязательствами РФ.

Правда, в правоприменительной деятельности в связи с консти­туционным закреплением этого принципа возникают некоторые про­блемы. Международные договоры по борьбе с преступностью, напри­мер, определяют не только формы борьбы с правонарушениями, но и перечень преступных с точки зрения международного права дея­ний. При этом составы преступлений по международному праву за­частую шире, чем по уголовному законодательству России.

Правоохранительные органы на практике иногда учитывают по­ложения международно-правовых норм, иногда — нет; в последнем случае мы имеем несоблюдение конституционного положения (ч. 4 ст. 15).

Представляется, что казусы такого рода необходимо решать сле­дующим образом: нормы международных договоров, предназначен­ные для прямого действия в РФ, либо договоров, согласие на которые дано в форме федерального закона, должны непосредственно регу­лировать правоотношения в нашей стране и иметь приоритет перед национальным правом; нормы договоров, которые реализуются с помощью российского права, являются основанием для приведения законодательства РФ в соответствие с международными договорами.

3. Правила «последующий закон отменяет предыдущий», «норма с большей силой отменяет норму с меньшей силой», «специальный закон отменяет общий» к соотношению права РФ и международных норм неприменимы.

А. Последующая норма права РФ не может отменять или изме­нять ранее заключенный международный договор (пока, разумеется, договор остается в силе для РФ).

Б. Последующий внутренний нормативный акт не может отме­нять или изменять действие предыдущих документов, принятых во исполнение международных норм. Иное противоречило бы консти­туционному принципу добросовестного выполнения международ­ных обязательств.

В. Внутригосударственная норма специального характера не может отменять или изменять международные нормы более общего характера, поскольку это нормы различных правовых систем.


<