§ 2. Конституционно-правовой статус человека и гражданина : Конституционное (государственное) право зарубежных стран.Т.4 - Авторский коллектив : Книги по праву, правоведение

§ 2. Конституционно-правовой статус человека и гражданина

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 
РЕКЛАМА
<

1. Общая характеристика правового регулирования прав, свобод и обязанностей

Американская правовая доктрина базируется на концеп­ции естественного происхождения прав и свобод человека. Данный принцип послужил своего рода национальной идеей, под лозунгом которой была завоевана независимость и образо­вано государство. Именно в Британской Северной Америке впервые в истории основные права и свободы получили ком­плексное закрепление в документе конституционного значе­ния — Декларации прав штата Виргиния, принятой 12 июня 1776 г. Парадокс заключался в том, что, будучи идеологичес­ки направленным против Великобритании, содержание Декла­рации, как и более позднего североамериканского законода­тельства, базировалось на идеях, разработанных и утвердив­шихся к тому времени именно в этой стране — исторической родине, против которой восстали колонисты.

Спустя 22 дня после Виргинской декларации — 4 июля 1776 г. принимается Декларация независимости США, камер­тоном содержания которой также является идея неотчуждае­мости прав человека, которые должны быть гарантированы государством: "Все люди сотворены равными и все они одаре­ны Создателем некоторыми неотъемлемыми правами, к числу которых принадлежат жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правитель­ства". Принятые в ходе освободительной борьбы конституции штатов также признавали ключевой идеей своего содержания права человека.

Следующим шагом на пути "обеспечения благ свободы" явилась Конституция США 1787 г. Однако непосредственное словесное отражение в ней получили лишь отдельные, весь­ма немногочисленные права и свободы. Так, Конституция зап­ретила приостановку действия привилегии хабеас корпус, если только этого не потребует общественная безопасность в слу­чае мятежа или вторжения (разд. 9 ст. I). В ст. III (разд. 2) Конституция предписывает все дела о преступлениях рассматривать судами присяжных. Она запретила принятие законов об опале (назначение наказания без судебного разбирательства) и законов, имеющих обратную силу (разд. 9 ст. I). Конституция запретила лишать гражданских прав членов семей тех лиц, которые осуждены за государственную измену (разд. 3 ст. III), и установила равенство прав граждан различных штатов (разд. 2 ст. IV). Статья VI Конституции запрещает проверку религиоз­ной принадлежности в качестве условия для занятия какой-либо должности на службе США. Вот и все права и свободы человека, которые первоначально провозгласил высший за­кон США. Нетрудно заметить, что он обошел молчанием воп­рос о рабстве, существовавшем в ряде штатов, не упомянул о неотъемлемом характере прав человека, не содержал цело­стного регулирования прав человека и гражданина.

"Отцы-основатели" обосновывали этот факт различными аргументами. Одни считали, что Конституция сама по себе является Биллем о правах, поскольку содержит главные га­рантии таких прав в виде разделения властей, сильных и не­зависимых судов, выборности парламентариев и Президента и т. д. Поэтому вербальное утверждение прав и свобод они по­лагали конституционным излишеством: будучи естественными, права, дескать, не нуждаются в позитивном формулировании. Важным аргументом в пользу отсутствия в Конституции переч­ня важнейших прав и свобод служило и то, что они уже были записаны в конституциях штатов.

Однако в некоторых штатах (Род-Айленд, Северная Ка­ролина) такой подход не нашел поддержки. Они требовали дополнить Конституцию Биллем о правах под угрозой отказа от ее ратификации. Их позиция мотивировалась тем, что силь­ная власть центрального правительства представляет собой наибольшую угрозу правам человека. Поэтому именно феде­ральная Конституция (а не только конституции штатов) дол­жна взять на себя обязательства по соблюдению прав и свобод человека. А для этого важнейшие из них должны быть провозг­лашены и стать тем самым ограничителями власти централь­ного правительства. В конце концов такая позиция возобладала.

В 1789 г. Конгрессу были представлены 10 поправок к Кон­ституции, касающиеся прав и свобод человека. Они были ра­тифицированы необходимым числом штатов к 15 декабря 1791 г. и получили, как мы упомянули выше, наименование Билль о правах.

Билль о правах весьма своеобразно гарантирует права и свободы, используя негативный способ их формулирования. Тем самым его создатели подтвердили свою приверженность идеям естественного права: главный акцент в конституционной регламентации прав и свобод сделан не на их провозглашении, а на механизме их гарантированности, прежде всего стремле­нии не допустить произвола государственной власти, устано­вить ее пределы по отношению к человеку. В связи с этим и появилась формула "Конгресс не должен...". На естественно-правовой концепции основывается и IX поправка, установившая, что "перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом".

Нормы о правах и свободах содержатся и в ряде других поправок к Конституции, внесенных в нее после принятия Билля о правах. Девять из них непосредственно касаются прав и свобод.

Наибольшее внимание в Конституции США и поправках к ней уделяется политическим и гражданским правам и свобо­дам, а среди экономических прав конституционное оформление получило лишь право частной собственности (поправки V и XIV).

Помимо самой Конституции источниками регулирования прав и свобод человека и гражданина являются акты Конгресса и Президента, судебные прецеденты, конституционные обычаи, а также конституции и законодательство штатов. Указан­ные источники существенно развивают, дополняют и интер­претируют конституционные положения о правах и свободах.

При этом права и свободы, прямо зафиксированные в Конституции (включая поправки), или те, которые признаны судами подразумеваемыми, вытекающими из ее духа, относятся доктриной и судебной практикой к числу фундаментальных, т. е. конституционных, пользующихся конституционной защитой. К подразумеваемым Конституцией правам Верховный  суд отнес, например, в 1958 г. свободу ассоциаций, а в 1981 г. — "право вступать в брак, производить потомство, право ездить в другие штаты"*. Юридическое значение разделения всех прав на фундаментальные и иные состоит в том, что некон­ституционным может быть признан только тот закон, который нарушает фундаментальные права. Как уже отме­чалось, в отличие от большинства современных государств в США до сих пор не признается конституционного, основополагающего значения за большинством прав социального, эконо­мического и культурного характера. Но и фундаментальные права неоднородны. Среди них особо выделяются права пред­почтительные, т. е. особо значимые. К числу последних отно­сятся права и свободы, провозглашенные I поправкой к Кон­ституции.

* См.: Фридмэн Л. Введение в американское право. М., 1993. С. 158.

Субъекты прав и свобод обозначаются в тексте Конститу­ции США терминами "народ" и "граждане". При этом понятие "народ" используется в различных значениях. Чаще всего оно употребляется, когда речь идет о правах физических лиц, находящихся на территории США, независимо от их расы, пола, возраста и других особенностей (поправки I, II, IV, IX, X). Если же речь идет о вопросах, связанных с осуществле­нием публичной власти, народного суверенитета, то слово "народ", по мнению одних авторов, обозначает совокупность всех граждан, т. е. "людей, образующих государство"* а по утверждению других — избирательный корпус, т. е. совокуп­ность "граждан, которым предоставлено избирательное пра­во" (преамбула, поправка XVII)**.

*Garner В. A. A Dictionary of Modern Legal Usage. 2nd ed. N. Y., 1995. P. 648—649.

** Black's Law Dictionary. 6lhed. N. Y., 1990. P. 1135.

Важнейшим элементом правового статуса человека и граж­данина, основой личной свободы является принцип равно­правия. Он вытекает из смысла ст. IV (разд. 2) Конституций и XIV поправки к ней, устанавливающих право граждан лю­бого штата на льготы и привилегии граждан другого штата, недопустимость законодательной и правоприменительной прак­тики, нарушающей такие привилегии, а также "равную защи­ту закона". Данный принцип по-разному трактовался законо­дательством и судами в различные исторические периоды. При этом если на начальном этапе существования американского государства первостепенное значение имел региональный ас­пект принципа равноправия, а сам он распространялся толь­ко на белых американцев, то в XIX, а особенно в XX в. гром­ко зазвучала проблема гарантированности прав меньшинств, прежде всего этнических. К числу таковых принято относить испаноязычное население, т. е. выходцев из латиноамерикан­ских государств (около 17 млн. человек, или 7% населения), афроамериканцев (27 млн., т. е. чуть менее 10%), коренное население Североамериканского континента — индейцев, эс­кимосов, алеутов (1,5 млн., т. е. немного более 0,5%), а также представителей азиатских этнических групп (немногим более 4 млн., т. е. чуть меньше 2%).

Традиционно наиболее остра в США проблема дискрими­нации негров. Первые шаги на пути ее преодоления были пред­приняты еще в прошлом веке. В 1807 г. Конгресс принял акт, запретивший с января 1808 г. ввоз в США невольников. В 1865 г. XIII поправкой к Конституции было отменено рабство. В 1875 г., в период Реконструкции Юга после окончания Гражданской войны, Конгресс принял первый Акт о гражданских правах, запретивший всякую "дискриминацию по признаку расы и цвета кожи". Однако Верховный суд США признал его некон­ституционным на том основании, что поправка XIV к Консти­туции запрещает дискриминационные действия лишь публич­ной власти, но не частных лиц.

Таким образом, в рассматриваемый период попытка пре­кратить практику дискриминации по расовому признаку не удалась. Более того, политика дискриминации обрела новую форму, выразившись в принятии как Союзом, так и штатами целого ряда законов о сегрегации. Начало такому законода­тельству положил Акт о содействии комфорту пассажиров (закон Джима Кроу), принятый в 1890 г. в Луизиане и пред­писывавший белым и черным ездить только в различных ва­гонах. В дальнейшем законы о сегрегации установили правила о раздельном обучении, проживании в гостиницах, посещении ресторанов, наконец, на федеральном уровне — о раздельной службе в армии. Последнее требование было отменено Пре­зидентом Гарри Трумэном во время Второй мировой войны. В других же сферах сегрегация господствовала вплоть до се­редины 50-х гг. XX в. Позиция судов в этом вопросе начала ме­няться только после того, как в 1954 г. Верховный суд США в решении по делу Браун против Комитета по образованию признал закон о сегрегации школьного обучения штата Кан­зас неконституционным. Это решение было поддержано Кон­грессом, который в 1957 г. принял Акт о гражданских правах, учредивший Комиссию по гражданским правам — федераль­ное независимое ведомство, входящее в систему исполнитель­ной власти. Положения Акта 1957 г. были дополнены Актом о гражданских правах I960 г., но оба они носили по большей части декларативный характер и конкретных гарантий равно­правия не содержали.

В 1964 г. был принят следующий Акт о гражданских правах, запретивший всякую дискриминацию по расовому при­знаку, в том числе в форме сегрегации. Акт объявлял незаконной расовую дискриминацию при составлении списков избира­телей, при обслуживании в общественных местах, при найме, продвижении по работе и увольнении, в деятельности проф­союзов. Однако очень скоро выяснилось, что разрушить пра­вовые барьеры дискриминации недостаточно для установления подлинно равных возможностей черных и белых. Необходимы программы содействия чернокожим американцам в осуществле­нии ими своих прав.

Стремясь уничтожить фактические последствия многолет­ней дискриминации чернокожего населения, Верховный суд ввел в конституционное право доктрину "положительных дей­ствий". Она была сформулирована в решении по делу Бэкк против Каролинского университета (г. Дэвис штата Калифор­ния). Алан Бэкк, белый, подал заявление для поступления в медицинскую школу университета Каролины. В целях облегче­ния поступления в школу представителям меньшинств школа имела квоту, в пределах которой резервировались места за чернокожими и другими меньшинствами. Школа отвергла Бэкка, но приняла негров, чей образовательный уровень был, по мнению Бэкка, гораздо ниже, чем у него. Бэкк счел, что тем самым нарушены его конституционные права, и обратился в суд. Дело дошло до Верховного суда США, который вынес весьма противоречивое решение. Отменив систему квот меди­цинской школы, Суд вместе с тем постановил, что учет расы человека в целях компенсации результатов долгой социальной дискриминации не нарушает в принципе конституционных положений о равноправии. Такая позиция, так же, как и си­стема квот и иных "положительных действий", была встречена общественным мнением неоднозначно. Часть белого населения восприняла такой подход как "дискриминацию наоборот". Вли­яние этой точки зрения усилилось в 80-е гг., в результате чего Верховный суд отказался от доктрины "положительных дей­ствий", мотивируя свое решение борьбой с "дискриминацией наоборот".

Такая позиция была подтверждена Верховным судом и в 90-е гг. В июне 1995 г. он вновь заявил о неконституционнос­ти программ "положительных действий" (причем не только для этнических групп, но и в отношении женщин), допустив их лишь в рамках "отдельных институтов и местностей, тре­бующих принятия особых мер против дискриминации". На этом основании в марте 1996 г. один из апелляционных судов при­знал неконституционными квоты, установленные для чернокожих и испаноязычных американцев. В июле 1996 г. Верховный суд США поддержал это решение.

Проблема равноправия по этническому фактору затраги­вает и комплекс вопросов, связанных с положением индейцев. Из полутора миллионов индейцев более половины проживает в резервациях. Этот институт был учрежден Актом о переме­щении индейцев 1830 г., принятым под давлением плантаторов Юга, которые добивались расширения своих земельных уго­дий. Акт предписывал всем индейцам переселиться на специ­ально отведенные для них территории к западу от реки Мис­сисипи (138 млн. акров), выделив 500 тыс. долларов на цели компенсации индейцам потери земли и расходов, связанных с перемещением. Перемещение производилось под контролем армии. Только в 20-е гг. XX в. были сделаны первые шаги на пути признания за индейцами статуса полноправных граждан. С 1924 г. родившиеся в США индейцы считаются американски­ми гражданами, а согласно решению Верховного суда 1935 г. они подлежат налогообложению и включению в списки изби­рателей. Исключение составляют индейцы, проживающие в резервациях, поскольку эти территории не входят в состав штатов. Жители резерваций освобождены и от уплаты налогов.

Акт о реорганизации индейских поселений 1934 г. впервые признал за индейцами право на самоуправление. Это дало им возможность объединиться в корпорации во главе с племенны­ми советами и их должностными лицами. Самоуправление ин­дейцев было существенно расширено Актом о самоопределе­нии индейцев и помощи их просвещению 1975 г., который пе­редал в ведение племенных корпораций вопросы организации почтовой службы, здравоохранения, введения собственных налогов, учреждения племенных судов.

Организация резерваций и регулирование их статуса под­лежат ведению Союза, ибо резервации считаются федераль­ными территориями, упомянутыми в разд. 3 ст. IV Конститу­ции. В рамках федерального департамента внутренних дел с 1832 г. действует комиссар по делам индейцев, назначаемый Президентом США по совету и с согласия Сената. Комиссар вправе разрешать все вопросы, касающиеся индейцев, в со­ответствии с актами Конгресса, Президента и секретаря (ми­нистра) внутренних дел. Эти полномочия, кроме изменения границ резерваций, комиссар осуществляет на основе, как правило, субделегирования. Территория же резерваций может изменяться только решением секретаря внутренних дел, а в штатах Аризона и Нью-Мекхико — только актом Конгресса. При комиссаре действует управление, состоящее из управля­ющих, которые консультируют комиссара и ведают отрасле­выми проблемами (школьное дело, мелиорация и др.).

В отношении индейцев на федеральном уровне и в шта­тах реализуются наиболее многочисленные программы "поло­жительных действий", включающие меры социальной, обра­зовательной и иной помощи. Однако с начала 80-х гг. федераль­ная политика в отношении индейцев перестала сводиться к расширению благотворительности и дотаций, а сделала упор также на поощрение предпринимательства.

На территории штата Аляска наряду с индейцами прожи­вают также алеуты и эскимосы, составляющие около 1/10 населения. В отношении этих народов также действуют про­граммы "положительных действий". В частности, в штате функционируют две системы начального и среднего образова­ния: одна для коренных народов, находящаяся в ведении уп­равления по делам индейцев, а другая, организованная по школьным округам, — для прочего населения.

Несмотря на все меры, фактическое положение расовых меньшинств все еще заметно хуже положения белых. Так, детская смертность у чернокожих американцев вдвое выше, чем у белых. Средняя продолжительность жизни афроамериканцев на 6 лет, а испаноязычных — на 9 лет ниже, чем у евроамериканцев, а у индейцев вообще составляет всего 44 года.

Проблема равноправия имеет в США помимо этнического и другие аспекты. Законодательство особо запрещает дискри­минацию таких групп населения, как инвалиды, женщины, лица старшего возраста. Так, Акт о реабилитации 1973 г. обя­зывает работодателей проявлять "разумную приспособляе­мость" по отношению к инвалидам. Дискриминировать их при приеме на работу и продвижении по службе запрещает и Акт об инвалидах 1990 г. В 1967 г. Акт о дискриминации по возра­сту запретил увольнять по причине старости лиц, не достиг­ших 65 лет; в 1978 г. этот возрастной порог был повышен до 70 лет, а в 1986 г. вообще устранен. Так что на основании возра­ста увольнять вообще нельзя.

Судебная практика твердо занимает позицию недопусти­мости дискриминации по признаку пола. Например, в октяб­ре 1996 г. Верховный суд США обязал администрацию Военно­го института штата Виргиния отменить запрет на прием жен­щин, расценив его как антиконституционный.

Никаких обязанностей человека и гражданина Кон­ституция США прямо не устанавливает. Из смысла поправки XVI следует обязанность платить налоги, поправки V — обя­занность давать свидетельские показания (если они не направ­лены против себя самого). Статус Президента как Главнокоман­дующего армией и флотом США, вытекающее из него право объявлять всеобщую мобилизацию во время военного положе­ния подразумевает обязанность граждан защищать отечество. Не акцентируется внимание на обязанностях и в конституциях штатов. Все они содержат лишь обязанность по уплате нало­гов. Экзотической является до сих пор содержащаяся в Кон­ституции Массачусетса 1780 г. обязанность "каждого члена общества публично совершать в установленное время молит­вы Господу Богу".

В текущем законодательстве штатов прямое провозглаше­ние обязанностей, которые по значению можно считать кон­ституционными, тоже не распространено. Исключением можно считать разве что требование обязательного школьного обра­зования. Интересно, что такая обязанность содержит указание не на количественные параметры обязательного образования, а лишь на возраст, в рамках которого ребенок должен посе­щать школу: в большинстве штатов — с 6 до 16, а в четы­рех — с 6 до 18 лет. Обязанность обеспечить образование ре­бенку в этом возрасте лежит на родителях. В случае уклоне­ния от нее им грозит штраф.

2. Гражданство США

Некоторые принципы гражданства установлены в Консти­туции США, согласно которой при приобретении американс­кого гражданства по рождению приоритет имеет право почвы, наряду с федеральным гражданством существует гражданство штатов, а все граждане США равноправны (ст. IV, поправка XIV). Подробнее же институт гражданства регламентируется Актом об иммиграции и гражданстве (Immigration and Natio­nality Act) 1952 г., именуемым по фамилиям внесших его пар­ламентариев законом Уолтера—Маккарена.

Как и в Великобритании, для обозначения американско­го гражданства упомянутый Акт использует два термина: nationality (национальность) и citizenship (гражданство). Пер­вый из них более широкий и обозначает устойчивую правовую связь лица не только с самими Соединенными Штатами (т. е. citizenship), но и с их заморскими владениями. Лица, облада­ющие nationality of USA, т. е., условно говоря, гражданством в широком смысле слова, в русских переводах нередко име­нуются американцами или лицами американской национальности, а лица, обладающие citizenship of USA, —- гражданами США. И это вполне обоснованно: только citizenship порождает между человеком и Соединенными Штатами как государством права и обязанности, признаваемые в данной стране, в пол­ном объеме. Другими словами, только данный термин обозна­чает гражданство в собственном смысле этого слова. Лица же, обладающие nationality, но не имеющие citizenship, по-рус­ски часто называются американцами, не являющимися граж­данами США. Их правовая связь с США менее богата по со­держанию, хотя и включает право лица на покровительство со стороны США за рубежом, право свободного въезда на терри­торию страны и выезда из нее, право на облегченный порядок приобретения гражданства в собственном смысле (citizenship), а также определенные льготы при приобретении американс­кого гражданства детьми такого лица.

Акт 1952 г. подробно регламентирует процедуру приобре­тения и прекращения гражданства США (citizenship). Оно мо­жет быть приобретено по рождению и в результате на­турализации. Как и в других странах, в рамках филиации дей­ствуют как право почвы, так и право крови. При этом праву почвы отдается предпочтение: население стран Америки ис­торически пополнялось во многом за счет иммиграции. По пра­ву почвы гражданами США считаются:

— лица, родившиеся на территории США* и находящие­ся под их юрисдикцией (из такой юрисдикции исключаются дети дипломатических представителей иностранных государств в США; дети граждан неприятельских государств, родивши­еся на территории США во время ее оккупации соответству­ющим государством, наконец, дети нелегальных иммигрантов);

* Акт об иммиграции и гражданстве включает в понятие "территория Соединенных Штатов" также территории Пуэрто-Рико, Виргинских ос­тровов и острова Гуам.

— лица, родившиеся в США от родителей, принадлежа­щих к коренным народностям континента: индейцам, эскимо­сам, алеутам (представители перечисленных народностей стали признаваться гражданами США с 1924 г.);

— наконец, лица, обнаруженные в США в возрасте до пяти лет, если их родители неизвестны (американское граж­данство данной категории лиц прекращается, если до дости­жения ими 21 года будет установлено, что лицо родилось за пределами США).             

Право крови распространяется лишь на лиц, родившихся за пределами США. При этом степень лояльности законодателя к различным категориям лиц, родившихся за границей от граждан США, неодинакова. Она зависит прежде всего от того, один или оба родителя ребенка были гражданами США на момент его рождения. В случае, когда оба родителя — аме­риканские граждане, их ребенок становится гражданином США по рождению, если хотя бы один из родителей имел непосредственно перед рождением ребенка постоянное место жительства на территории США или в одном из их заморских владений.

Если ребенок родился за пределами США и при этом толь­ко один из его родителей является американским гражданином, то многое зависит от места рождения ребенка. Так, наиболее льготные условия приобретения американского гражданства существуют для лиц, родившихся в заморских владениях США, если при этом хотя бы один из родителей являлся гражданином США и непрерывно проживал в США в течение одного года в любой период времени до рождения данного ребенка.

Если же лицо родилось за пределами США и их заморс­ких владений и при этом лишь один из его родителей является американским гражданином, условия приобретения им граж­данства по рождению зависят от того, имеется ли у второго родителя правовая связь с США. Если такая связь существует в виде nationality, то ребенок становится американским гражданином при условии постоянного проживания его роди­теля — гражданина США на их территории непрерывно в те­чение одного года непосредственно перед рождением ребенка. В случае, когда второй родитель — иностранец, ребенок счи­тается гражданином США по рождению при условии постоян­ного проживания родителя — гражданина США на территории этого государства или заморских владений не менее установ­ленного законом срока, который является неодинаковым для различных периодов времени, так как в Акт 1952 г. несколько раз вносились изменения, сокращавшие его. Так, если ребе­нок родился 14 ноября 1986 г. или позднее, то он приобрета­ет гражданство США в том случае, если родитель — гражда­нин США проживал в данной стране или на ее зависимых тер­риториях в течение как минимум пяти лет в общей сложности до рождения ребенка, причем из них не менее чем два года долж­ны приходиться на период, когда родитель был старше 14 лет. Для приобретения гражданства США по рождению детьми, родившимися ранее 14 ноября 1986 г., закон устанавливает более жесткие требования. Так, дети, родившиеся в период между 24 декабря 1952 г. и 13 ноября 1986 г. от родителей, лишь один из которых являлся гражданином США на момент их рождения, становятся гражданами данной страны по рож­дению при условии проживания их родителем — гражданином в США или их заморских владениях не менее 10 лет, из ко­торых пять лет — после достижения 14-летнего возраста. К проживанию в США приравниваются нахождение на государ­ственной службе у правительства США, на службе в Воору­женных силах США, работа в международной организации, членом которой состоят США, а также нахождение родите­ля — гражданина США за границей, но на иждивении своих не состоящих в браке детей, удовлетворяющих только что на­званным условиям.

Особые правила приобретения американского гражданства Акт 1952 г. устанавливает для детей, родившихся вне брака. Если ребенок рожден за пределами США, то он становится американским гражданином по рождению, если его мать на момент его рождения имела гражданство США и постоянно проживала когда-либо ранее в США или их заморских владе­ниях в течение одного года. Если мать ребенка, рожденного вне брака, не удовлетворяет указанным условиям, возможно приобретение им американского гражданства по отцу, но для этого он должен соответствовать тем же требованиям, кото­рые сформулированы законом в отношении матери, и, кроме того, усыновить ребенка до достижения последним 21 года.

Необходимыми условиями натурализации в соответствии с Актом Уолтера—Маккарена являются:

— достижение заявителем 18-летнего возраста;

— наличие постоянного места жительства (приобретенно­го на законных основаниях) на территории США в течение не менее чем пяти лет непосредственно перед обращением;

— фактическое законное пребывание в стране как мини­мум в течение половины этого срока (отсутствие в США свы­ше 6 месяцев влечет его прерывание, за исключением случа­ев, указанных в законе);

— проживание в штате, где подается заявление о при­еме в гражданство, не менее 6 месяцев; постоянное прожи­вание в США с момента подачи заявления до вынесения судом решения о приеме в гражданство;

— наличие у заявителя высоких моральных качеств;

— "преданность Конституции США, лояльное отношение к существующему строю и процветанию США";

— знание английского языка, включая умение читать, пи­сать, использовать в речи наиболее употребляемые слова (пос­леднее требование не распространяется на лиц, физически не способных его выполнить, а также лиц старше 50 лет и не менее 20 лет постоянно проживающих в США на законных основаниях);

— знание и понимание основ истории, принципов и фор­мы правления США.

Для некоторых категорий натурализующихся лиц сроки проживания и фактического пребывания в США законом со­кращаются либо вообще снимаются. Так,  лицо состоящее в браке с гражданином (citizen) США в течение трех лет непос­редственно перед обращением с заявлением о натурализации, приобретает право на нее, если в течение всего этого срока супруг является гражданином США, а само лицо законно проживало на территории США и при этом не менее половины указанного срока (т. е. полутора лет) физически находилось в данном государстве, а также в течение 6 месяцев проживало в штате, на территории которого подано заявление о натура­лизации. Впрочем, закон предусматривает и несколько случаев полного снятия требований о сроках проживания и пребыва­ния в США заявителей.

Натурализация ребенка по ходатайству родителей осуще­ствляется, если оба они натурализовались после рождения ребенка.

Закон содержит требование о недопустимости при приеме в гражданство дискриминации по признакам расы, пола либо семейного положения. Вместе с тем установлен запрет приема в американское гражданство лиц, призывающих к свержению законного правительства США или состоящих в организациях, выступающих за такое свержение; являющихся членами любых тоталитарных объединений (среди них как особо опасные закон выделяет коммунистические партии и ассоциации); поддер­живающих доктрины установления в США тоталитарной дикта­туры (опять же прежде всего — коммунистической); "пропо­ведующих или поддерживающих" политический терроризм, нанесение ущерба собственности, саботаж. Перечисленные запреты действуют не только в период совершения лицом соответствующих действий, но и в течение 10 лет после этого, если только лицо не докажет, что членство в соответствую­щей организации или содействие ей не носило добровольно­го характера, либо имело место до достижения данным ли­цом 16 лет, либо было связано с предписанием какого-либо закона (т. е. являлось обязательным), либо имело целью трудо­устройство, получение продовольственного пайка или другого жизненно важного блага. Совершение деяний, признаваемых законодательством США преступлениями, также является ос­нованием для отказа в приеме в американское гражданство. Для различных преступлений закон устанавливает неодинако­вый период времени, в течение которого действует запрет приема в гражданство. За совершение некоторых преступлений (убийство, провоз и распространение наркотиков, нелегальная торговля оружием и т. п.) возможность натурализации утрачи­вается навсегда.

Решение о натурализации принимает Служба иммиграции и натурализации. Оно может быть обжаловано в суд.

Следует отметить, что в статусе натурализованных граж­дан и граждан по рождению имеются некоторые различия. Так, только урожденный гражданин может быть избран Пре­зидентом США. Членами Палаты представителей и Сената могут стать граждане по рождению, а также те натурализо­ванные граждане, которые являются таковыми в течение не менее чем семь и девять лет соответственно.

Прекращение гражданства США возможно как на доб­ровольной основе, т. е. по инициативе самого гражданина, так и в принудительном порядке, осуществляемом государством.

Американское гражданство прекращается добровольно, если соответствующее лицо обратилось с заявлением об от­казе от него. Заявление подается должностному лицу диплома­тического или консульского учреждения США в иностранном государстве либо должностному лицу службы иммиграции и натурализации генерального атторнея США.

Акт об иммиграции и гражданстве не употребляет терми­на "лишение гражданства", однако все же предусматривает возможность его принудительного прекращения. Основаниями прекращения гражданства США по инициативе государства выступают:

— приобретение гражданином США гражданства иност­ранного государства в результате натурализации;

— принесение присяги или клятвы верности иностранному государству или его политико-территориальному подразделе­нию;

— поступление на военную службу к иностранному госу­дарству без специального письменного разрешения государ­ственного секретаря и министра обороны;

— поступление на гражданскую службу правительства иностранного государства или его политико-территориально­го подразделения, если это сопряжено с наличием либо при­обретением гражданства данного государства или принесени­ем ему присяги либо клятвы верности;

— наконец, совершение измены, попытка свергнуть пра­вительство Соединенных Штатов насильственным путем, уча­стие в военных действиях против США.

Существование в законодательстве столь обширного пе­речня оснований принудительного прекращения американского гражданства объясняется тем, что традиционно и доктрина, и судебная практика одним из необходимых элементов содер­жания института гражданства признают наличие особой свя­зи между государством и гражданином, состоящей в верности, преданности (allegiance) последнего Соединенным Штатам.

Решение о прекращении гражданства США принимается: при добровольном отказе от него — упомянутыми должност­ными лицами, при совершении измены и иных действий про­тив США — общими военными судами; в остальных случаях — федеральными окружными судами или судами штатов первой инстанции.

Особым основанием принудительного прекращения граж­данства США является отмена натурализации. Она осуществ­ляется только в судебном порядке при наличии следующих оснований:

— незаконное получение натурализации в результате со­крытия тех или иных фактов или фальсификации документов;

— выезд гражданина в течение пяти лет после натурализа­ции на постоянное место жительства в иностранное государство;

— установление в течение пяти лет после натурализации связи, включая членство, с организацией, связь с которой не позволяла бы соответствующему лицу получить гражданство США.

Допуская в принципе двойное гражданство, закон Уолте­ра—Маккарена относится к нему негативно. Двойное граждан­ство можно приобрести только по рождению — в результа­те коллизии законодательства о гражданстве США и какого-либо иного государства (чаще всего такого, где доминирует право крови). Но и в этом случае закон весьма ревниво отно­сится к упрочению политико-правовых связей своих граждан, имеющих также гражданство иного государства, с последним. "Использование преимуществ гражданства иностранного госу­дарства" (например, участие в выборах) при условии достижения соответствующим американским гражданином 22 лет и проживания в данном иностранном государстве не менее трех лет может послужить еще одним основанием для принудитель­ного прекращения гражданства США.

В соответствии с законом американцами, не имеющими граж­данства США (nationals), являются:

— лица, родившиеся в их заморских владениях (в момент или после приобретения соответствующими территориями ста­туса таковых);

— родившиеся за пределами США и их заморских владе­ний лица, у которых оба родителя — американцы, не являю­щиеся гражданами (citizens) США и имевшие постоянное ме­сто жительства в Соединенных Штатах или их заморских вла­дениях до рождения данного ребенка;

— наконец, лица, родители которых неизвестны, обна­руженные в заморских владениях СТА в возрасте до пяти лет, если до достижения 21 года не будет установлено, что соответствующее лицо родилось не в заморских владениях США.

Напомним, что во всех перечисленных случаях речь идет о неинкорпорированных владениях США (см. ниже в § 6).

Указанные лица вправе натурализоваться на льготных условиях: срок проживания во владениях США засчитывает­ся им в требуемый срок проживания в самих США при ус­ловии, что на момент обращения с ходатайством о натура­лизации соответствующее лицо является жителем одного из штатов.

Режим иностранцев. В случае законного пребыва­ния в стране иностранцев, к числу которых относятся и апат­риды, их статус, как и в большинстве других стран, отлича­ется от статуса граждан. Они не могут участвовать в выборах и не имеют права на доступ к публичной службе. Согласно действующим положениям Акта о регистрации иностранцев 1940 г. (закон Смита) они обязаны сообщать службам генераль­ного атторнея о месте своего пребывания и его изменении. Они могут быть депортированы в страну своего происхожде­ния (если таковая имеется), например, за представление лож­ных сведений, послуживших основанием для разрешения на въезд, за связь с подрывными организациями, за участие в забастовке. Депортация производится по решению генерально­го атторнея, которое может быть обжаловано в суд.

В остальном на иностранцев, как правило, распространя­ется национальный режим.

3. Гражданские (личные) права, свободы и обязанности

Права и свободы этой группы по-прежнему остаются в центре внимания и законодательства и судебной практики.

Право на жизнь как само собой разумеющееся, подразу­меваемое право прямо нигде не зафиксировано. Общепризнано, что в Конституции содержатся важнейшие его гарантии: запреты лишать кого бы то ни было жизни без "надлежащей правовой процедуры", а также применять "жестокие и нео­бычные" наказания (поправки V, VIII, XIV). Именно в связи с необходимостью гарантировать право на жизнь в США ведутся давние споры по вопросам запрещения искусственного преры­вания беременности и смертной казни. Принятые в 60—70-е гг. некоторыми штатами законы о запрещении абортов признаны Верховным судом США в 1973 г. в решении по делу Роу про­тив Уэйда неконституционными.

В апреле 1996 г. Конгресс принял билль, запрещающий искусственное прерывание беременности (при отсутствии ме­дицинских показаний), длящейся более 20 недель. Президент наложил на него вето.

Смертная казнь с самого начала существования США как государства предусматривалась федеральными законами и за­конодательством штатов за наиболее опасные преступления против жизни и государства. Ее применение, таким образом, изначально не рассматривалось как нарушение права на жизнь. Об этом, в частности, свидетельствует упоминание о смертной казни и о "лишении жизни" в V и XIV поправках к Конститу­ции. В XX в., особенно после Второй мировой войны, в США, как и во многих других странах, активизировалось движение за отмену смертной казни.

С конца 60-х гг. в США фактически установился морато­рий на приведение в исполнение смертных приговоров. Это привело к образованию постепенно растущей "очереди смер­тников". Сложившаяся противоречивая ситуация потребовала обращения к Верховному суду США, который сформулировал свою позицию в 1972 г. в решении по делу Фурман против Джорджии. Суд признал законы штатов, предусматривающие смертную казнь, "произвольными" и противоречащими Кон­ституции, потребовав по сути их пересмотра. После этого ре­шения уголовное законодательство штатов, регламентировав­шее основания и условия применения смертной казни, дей­ствительно подверглось существенным изменениям. В 1976 г. по делу Грегг против Джорджии Верховный суд США признал смертную казнь в принципе не противоречащей Конституции при соблюдении законодательством, ее предусматривающим, определенных условий. Во-первых, смертная казнь может быть установлена только за убийство при отягчающих обстоятель­ствах или лишение жизни, вызванное совершением иного тяжкого преступления. Во-вторых, закон должен предоставить суду присяжных возможность выбора между смертной казнью и пожизненным заключением. В 1988 г. Верховный суд ввел еще одно ограничение, установив, что смертная казнь не может применяться к лицам моложе 16 лет.

В настоящее время смертная казнь предусмотрена зако­нодательством Союза, а также 36 штатов за приблизительно 70 составов преступлений (убийство, государственная измена, шпионаж, линчевание, ограбление и т. п.). Способами ее ис­полнения в различных штатах являются электрический стул, газовая камера, расстрел, повешение, а в 16 штатах — смер­тоносная инъекция. Федеральное законодательство США пре­дусматривает смертную казнь за несколько видов наиболее тяжких государственных, военных и общеуголовных преступле­ний. В 1988 г. актом Конгресса к их числу добавлено убийство федерального служащего, совершенное торговцами наркотика­ми. Однако и ныне число выносимых смертных приговоров по-прежнему значительно превосходит число исполняемых, в результате чего "очередь смертников" неизменно превышает 2 тыс. осужденных*.

* См.: Боботов С. В., Жигачев И. Ю. Введение в правовую систему США М., 1997. С. 149.

В последние десятилетия в доктрине и судебной практи­ке ведется оживленная дискуссия о конституционности "права на смерть". Речь идет о праве неизлечимо больных людей отказываться от приема медикаментов, искусственно поддер­живающих жизнь, и праве оказания им помощи в этом со стороны медицинских работников. Судебная практика по дан­ному вопросу развивается довольно противоречиво. В 1990 г. Верховный суд США в решении по делу Кразен против депар­тамента здравоохранения штата Миссури поддержал правило департамента, предоставляющее должностному лицу лечебно­го учреждения право прекратить введение поддерживающих жизнь препаратов неизлечимо больному пациенту, если име­ются неопровержимые доказательства того, что больной не желал их введения*. В 1996 г. на этом основании был оправдан Джек Кеворкян, выступивший пособником в самоубийстве 27 пациентов (после оправдания он совершил еще два аналогич­ных деяния). Однако в июле 1997 г. Верховный суд изменил позицию в этом вопросе, признав неконституционными зако­нодательство штатов и практику помощи в самоубийстве без­надежно больным людям, мотивируя это трудностями уста­новления фактов смертельности заболевания и добровольнос­ти самоубийства.

* См.: Tribe L. H., Dorf М. С. On Reading the Constitution. Camb. (Mass.); L 1991. P. 51—52.

Среди личных прав, получивших конституционное офор­мление, особое значение имеет свобода совести. Свобода сове­сти, как и другие права, провозглашенные I поправкой к Конституции, включается доктриной в число предпочтитель­ных прав. Признание столь важной роли данной свободы обус­ловлено тем, что многие из первых европейских поселенцев бежали в Америку именно для того, чтобы спастись от рели­гиозных преследований, которые были распространены в Ев­ропе в XVII—XVIII вв. Именно поэтому свобода совести полу­чила косвенное отражение уже в первоначальном тексте Кон­ституции: ст. VI запретила проверку или требование каких бы то ни было религиозных убеждений или религиозной принад­лежности в качестве условия для занятия какой-либо долж­ности, учрежденной Соединенными Штатами. Следует обра­тить внимание на то, что и ст. VI и поправка I подразумева­ют не только свободу исповедовать любую религию, но и право не исповедовать никакую, т. е. быть атеистом. Поэтому рассматриваемое право верно называть именно свободой со­вести, а не свободой вероисповедания, как это нередко дела­ется в литературе*.

* См., например: Ньюборн Б. Судебная защита свободы слова и вероис­поведания в Соединенных Штатах // Верховенство права: Сборник. М., 1992. С. 142.

Конституция США весьма лаконично формулирует свобо­ду совести. Буквальное ее прочтение дает возможность заклю­чить, что свобода совести не может быть ограничена лишь государством — как Союзом (поправка I), так и штатами (сле­дует из разд. 1 поправки XIV). Однако расширительно толкуя конституционные положения, законодательство и судебная практика разработали значительное число правил, гарантиру­ющих свободу совести и предусматривающих ее определенные ограничения, из которых и складывается современное содер­жание данного права. Оно предполагает, что правительство может ограничивать свободу совести только в том случае, если такие ограничения являются абсолютно необходимыми для обеспечения более значимых ценностей и при этом они не могут быть достигнуты менее радикальными мерами. Именно руководствуясь данным подходом, Верховный суд в 1925 г. признал неконституционным закон штата, запрещающий час­тные школы, управляемые религиозными объединениями, а в 1963 г. объявил противоречащим конституционной свободе совести решение соответствующего органа штата о лишении пособия по безработице членов секты "Свидетели Иеговы", которые по религиозным убеждениям отказывались работать в субботу и поэтому не могли найти себе работу.

Однако практике Верховного суда США известны и реше­ния, в большей или меньшей степени ограничивающие свободу совести, если это, как уже указывалось, признавалось самим Судом необходимым в целях охраны жизни, здоровья, обще­ственной нравственности, безопасности, а также для обеспе­чения свободы (в том числе совести) других людей, либо об­щегосударственных интересов.

Одним из первых решений Верховного суда по вопросу об ограничении свободы религии стало решение по делу Рейнолдс против США. Суть дела состояла в том, что члены ре­лигиозной секты мормонов согласно своему вероучению прак­тиковали полигамию, которая с 1862 г. признана федеральным преступлением. Один из мормонов Джордж Рейнолдс был за многоженство осужден и обжаловал приговор вплоть до Вер­ховного суда. Заявив, что полигамия расшатывает устои обще­ственной нравственности, Суд подтвердил приговор и консти­туционность соответствующего закона. В 1962 г. Суд счел некон­ституционной распространенную практику начинать каждый день в государственных и муниципальных школах с молитвы, в 1963 г. запретил чтение Библии во время церемоний открытия таких школ, в 1980 г. признал неконституционным закон шта­та, требовавший вывешивания десяти заповедей в каждом классе, в 1992 г. расценил как противоречащее Конституции участие протестантского священника в выпускной церемонии государственной школы. Указанные действия и акты были объявлены неконституционными как нарушающие свободу совести других лиц, то есть противоречащие конституционно­му принципу религиозного равноправия.

К неотъемлемым правам народа Конституция (II поправ­ка) относит право на хранение и ношение оружия. Та беспре­цедентная значимость, которая придается данному праву, воз­веденному в ранг конституционного, объясняется в доктрине "естественным пристрастием американцев к оружию, которое сформировалось у них в силу исторических причин. В отличие от других стран в США отсутствует жесткий и эффективный государственный контроль над оружием. На федеральном уров­не в данной сфере действует Акт о контроле над огнестрель­ным оружием 1968 г., требующий, чтобы покупатель огне­стрельного оружия заполнил официальный бланк, проставив в нем свои имя, фамилию, домашний адрес и указав, что он не был судим за тяжкое преступление, не является наркома­ном и не страдает психическим заболеванием. В 1993 г. Конг­рессом был принят еще один акт, несколько усложнивший процедуру приобретения огнестрельного оружия. Законода­тельство штатов регламентирует порядок приобретения, усло­вия хранения и использования огнестрельного оружия более обстоятельно.

Единственной территориальной единицей, в которой уста­новлен запрет (с 1977 г.) на продажу оружия, является феде­ральный округ Колумбия. Запрет адресован лишь лицам, тор­гующим оружием. Попытки же ограничить право на обладание оружием, обращенные непосредственно к гражданам, рас­сматриваются общественным мнением как посягательства на собственность и свободу. Именно поэтому в 1983 г. Верховный суд США признал неконституционным закон штата Иллинойс, который запрещал гражданам иметь в собственности пистолеты и некоторые другие виды огнестрельного оружия.

В качестве фундаментального личного права IV поправ­ка к Конституции предусматривает право на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов.

Право на охрану личности от произвольного ареста под­тверждается поправкой XIV, запрещающей принятие и при­менение штатами законов, которые ограничивали бы права граждан США, а также лишение их жизни, свободы и иму­щества властями штатов без надлежащей правовой процедуры. Тем самым поправка распространила гарантии против произ­вола властей в отношении частных лиц и на законодательство штатов. Важнейшей конституционной гарантией прав, связан­ных с личной неприкосновенностью, является недопустимость производства обысков и арестов без ордера, выданного в ус­тановленном законом порядке. Необходимыми условиями выда­чи ордера являются, в соответствии с Конституцией, наличие достаточных оснований для проведения обыска или ареста, а также подтверждение их существования присягой или торжественным заявлением полицейского*. При этом сам ордер дол­жен содержать подробное описание места обыска, подлежа­щих аресту либо обыску лиц или имущества. Содержание дан­ной поправки было адаптировано Верховным судом США к методам расследования и предупреждения преступлений с использованием средств современной техники в 1967 г. в реше­нии по делу Кац против Соединенных Штатов, где было ука­зано, что использование электронных устройств для подслу­шивания и наблюдения "является обыском и изъятием по смыслу Конституции". Поэтому они могут использоваться толь­ко на основании ордера суда. Данное правило было подтвер­ждено в федеральных актах о контроле над преступностью и обеспечении безопасности на улицах 1968 г. и о наблюдении за иностранной разведывательной деятельностью 1978 г.

* Некоторые американские юристы критикуют указанную конституцион­ную формулу, содержащую лишь условия, при которых ордер может выдаваться, но не указывающих на то, при каких условиях он должен выдаваться. Такое дополнение, по их мнению, способствовало бы иско­ренению произвола должностных лиц. См.: Amar A. The Constitution and Criminal Procedure. New Haven; L., 1997. P. 13.

Еще одним направлением развития содержания рассмат­риваемой поправки явилась выработка на ее основе концепции частной жизни (privacy), т. е. права на ее неприкосновенность от произвольного и неправомерного вмешательства в любые ее сферы со стороны кого бы то ни было, прежде всего государ­ства. Как видно, право на частную жизнь далеко выходит за рамки полицейских расследований. Это еще один образец фак­тической гибкости и эластичности американской Конституции, умения американских юристов адекватно приспособить ее к условиям меняющейся действительности, в частности путем расширительного толкования.

В систему личных прав человека Конституция США орга­нически интегрирует и иные уголовно-процессуалъные права-гарантии, поскольку они направлены в первую очередь на охрану личной свободы.

Упомянутые гарантии содержатся в поправках к Консти­туции США и охватываются принципом "надлежащей правовой процедуры" (due process of law). Его суть заключается в том, что никто не должен лишаться жизни, свободы или имуще­ства без законного судебного разбирательства (поправка XIV). При этом наиболее обстоятельно рассматриваемый принцип регламентируется Конституцией применительно к уголовному судопроизводству. Правило надлежащей судебной процедуры включает право обвиняемого в совершении преступления, ка­раемого смертной казнью, или иного позорящего преступле­ния на вынесение обвинительного заключения большим жюри, за исключением дел, возбуждаемых в сухопутных и морских частях либо в милиции, когда последняя находится на дей­ствительной службе (поправка V), и на быстрое и публичное рассмотрение дела судом присяжных (поправка VI). Право на суд присяжных имеют также истцы и ответчики по граждан­ским делам с ценой иска свыше 20 долл. (поправка VII). Обви­няемый имеет право быть осведомленным о сущности и осно­ваниях обвинения, право на юридическую помощь адвоката, право участвовать в очной ставке со свидетелями обвинения и требовать принудительного вызова свидетелей, показываю­щих в его пользу, право не свидетельствовать против себя (поправки V, VI). Недопустимо повторное наказание за одно и то же преступление, установление чрезмерных залогов и штрафов, применение жестоких и необычных наказаний (по­правки V, VIII).

Перечисленные права были существенно развиты судами. Так, в 1966 г. Верховным судом США было сформулировано "правило Миранды", в соответствии с которым гражданину, подозреваемому в совершении преступления, должны быть при первой же возможности разъяснены его процессуальные пра­ва, в частности право не давать показаний и право пользо­ваться услугами адвоката с самого момента возбуждения уго­ловного дела, ареста или задержания. Несоблюдение "прави­ла Миранды" влечет исключение из дела всех доказательств, полученных в результате допросов обвиняемого, очных ставок и иных следственных действий с его участием. В этом же ре­шении Суд признал право обвиняемого на пользование услу­гами адвоката за счет средств правительства, если он сам не в состоянии оплатить их.

Следует отметить, что некоторые конституционные поло­жения, касающиеся гражданских прав, представляют сегодня чисто исторический интерес, будучи полностью реализованны­ми и потому утратившими актуальность. Таковыми являются поправки III и XIII. Первая из них запрещает размещение в мирное время солдат в жилище без согласия его владельца, а XIII поправка отменяет рабство.

4. Политические права, свободы и обязанности

 Приходится еще раз напомнить читателю, что принятая в настоящем учебнике, как и во многих других, классификация прав, свобод и обязанностей весьма условна и применяется в целях удобства. Особенно трудно, если не невозможно, точ­но разграничить личные и политические права, ибо после­дняя категория прав находит применение не только в полити­ческой сфере.

К "предпочтительным" правам в данной группе прав и свобод относится свобода слова (поправка I). "Предпочтитель­ность" данного права вытекает из того, что оно не только обеспечивает "рынок идей", необходимый для нормального функционирования демократического общества и государства, но и представляет собой важнейшую форму индивидуального самовыражения, необходимого человеку как социальному су­ществу.

Свобода слова является первичным, основополагающим правом, а важнейшими, наиболее эффективными формами ее существования выступают также сформулированные в I по­правке свобода печати, собраний, петиций. Современное понимание свободы слова и печати предполагает свободное выступление не только в печатных, но и в электронных сред­ствах массовой информации.

Важнейшей гарантией свободы слова и печати является отсутствие предварительной цензуры. В 1931 г. в решении по делу Ниар против Миннесоты Верховный суд постановил, что свобода печати (включая радиовещание) не должна ограничи­ваться никакой предварительной цензурой. Суд сделал исклю­чение, допустив предварительную цензуру лишь в отношении материалов, в которых сообщаются сведения, составляющие государственную тайну, публикуются "непристойности"; содер­жится подстрекательство к насилию или свержению правитель­ства, нарушается неприкосновенность частной жизни (privacy), а также содержится информация о деле, по которому не за­кончено судебное разбирательство. В указанных случаях пред­варительная цензура может осуществляться только путем обращения соответствующих должностных лиц в суд с хода­тайством об издании запретительного приказа (injunction) на публикацию соответствующих материалов. Последующая (кара­тельная) цензура осуществляется также в судебном порядке путем предъявления гражданского иска или возбуждения уго­ловного дела. Это оказывается возможным, если нарушены правила об ограничении свободы слова и печати, разработан­ные законодательством и судебными решениями.

Законодательные ограничения свободы слова содержатся в Акте о шпионаже 1917 г. (с поправками 1918 г.), согласно которому подлежат ограничению или полному запрету все публичные выступления, в которых высказываются "презре­ние, насмешки, издевательства или создается дурная слава о форме правления в США, Конституции, флаге или форме одежды, принятой в армии и на флоте США", высказывания провоцирующие слушателей на нарушение общественной порядка. К числу оснований для ограничения свободы слова и печати суды относят также наличие в речи (или публикации) "явной и реальной опасности", а также "непристойностей". Первое основание разрешает властям пресекать выступления которые неизбежно повлекут очень серьезные отрицательные последствия (например, насилие, ущерб интересам государства). Однако ограничение свободы слова допускается лишь в том случае, если указанные последствия не могут быть предотвращены иным, менее радикальным способом. Непристойность как основание ограничения свободы слова и печати означает запрещение откровенно циничных форм порнографии не представляющих никакой художественной, литературной, политической или научной ценности*.

* См.: Ньюборн Б. Указ. соч. С. 134—142.

Акт о коммуникациях 1996 г., а точнее — являющийся его частью Акт о благопристойности, дополнил ограничения свободы слова недопустимостью непристойностей в компьютерных сетях, доступных подросткам. Однако в июне 1997 г. Верховный суд США признал Акт о благопристойности противоречащим I поправке к Конституции.

Со свободой слова тесно взаимосвязаны иные информационные свободы, получившие в последние десятилетия развитие в законодательстве США. Акт о свободе информации 1996 г. установил правило, согласно которому все лица, желающие получить информацию из федеральных государственных учреждений (и их архивов), могут официально ее затребовать. Данному праву соответствует обязанность должностных лиц беспрепятственно предоставить гражданину интересующие его сведения, если они не входят в число установленных законом исключений: персональных, медицинских и иных личных досье, сведений, составляющих государственную или коммерческую тайну, информации о еще не принятых решениях и т.д.

Важными формами осуществления свободы слова I поправка, как уже указывалось, признает свободу мирных собраний и петиций. Первая включает право граждан на проведение собраний в любой форме: митингов, демонстраций, манифестаций, шествий и т. д. Поскольку осуществление пере­численных мероприятий увеличивает вероятность совершения действий, нарушающих общественное спокойствие или обще­ственный порядок, процедура реализации свободы собраний регламентируется более обстоятельно, чем свобода печати или петиций.

В 1941 г. в решении по делу Кокс против Нью-Гэмпшира Верховный суд указал, что в целях охраны общественного порядка законодатель вправе регламентировать время, место, порядок проведения демонстраций и митингов в общественных местах. Такая регламентация осуществляется законодатель­ством штатов. Главными условиями проведения названных публичных акций является их мирный характер, разрешение собственника земли, на территории которой планируется ми­тинг, шествие или собрание, а также уведомление местных властей, которые могут ограничить свободу собраний (изменив место, время проведения либо вообще отменив соответствую­щее мероприятие) во избежание нарушения нормального до­рожного движения, проведения в одном районе двух митин­гов или шествий одновременно, опасности блокирования вхо­да в здания и выхода из них. Законы многих штатов запрещают проводить названные мероприятия вблизи зданий судов, мест лишения свободы и военных объектов с тем, чтобы избежать их политизации.

Петиция рассматривается доктриной и судебной практи­кой не только как просьба "об удовлетворении жалобы", как она определена поправкой I к Конституции. Петиция может касаться любых вопросов, побуждать государственные органы к определенным, желательным для заявителя действиям или про­сто служить средством выражения политических взглядов. Нали­цо пример расширительного толкования Конституции, ориен­тированного в большей степени на ее дух, нежели букву.

Следует отметить, что первоначально конституционный запрет ограничения свободы совести, слова, печати, собраний и петиций относился лишь к федеральному законодательству. Лишь в 1925 г. Верховный суд признал упомянутые свободы охраняемыми от любых посягательств — на основе клаузулы о надлежащей правовой процедуре, сформулированной в по­правке XIV.

В тексте Конституции не записано право на объединение. Однако на основе расширительного толкования свободы сло­ва, собраний и петиций, содержащихся в I поправке к Консти­туции, в 1958 г. Верховный суд в решении по делу Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения против Алабамы признал его в качестве фундаментального, истолковав I поправку следующим образом: "Хотя положение о свободе ассоциаций прямо не сформулировано в поправке, она на протяжении долгого времени считается подразумеваемой положениями о свободе слова, собраний и петиций".

 Среди политических прав Конституция наибольшее внимание уделяет избирательному праву, которое будет особо рассмотрено ниже, в § 4.

5. Экономические, социальные и культурные права, свободы и обязанности

Эта группа прав и свобод получила в Конституции США значительно более скромное отражение, чем гражданские и политические права и свободы. Фактически только одно из них — право частной собственности — имеет конституцион­ное оформление в виде запрета ее изъятия без законного су­дебного разбирательства, а для общественно полезных це­лей — также без справедливого вознаграждения (поправки V, XIV). Конституция, следовательно, допускает лишь два осно­вания принудительного прекращения права собственности: в качестве санкции за совершение правонарушения и для обще­ственных нужд (с соблюдением упомянутых условий). Такое понимание права собственности в принципе сохраняется и сегодня. Правда, расширительное толкование конституцион­ного положения о возможности изъятия собственности для общественно полезных целей позволило доктрине и судебной практике постепенно отказаться от признания абсолютного характера права частной собственности. Так, в 50—60-е гг. XX в. Верховный суд признал возможным в рамках государ­ственного регулирования экономики ограничение монополи­зации.

Прочие права данной группы Конституцией США не про­возглашаются. Следовательно, они не относятся к числу "фун­даментальных" и конституционно охраняемых на федеральном уровне. Такой подход подтвержден целым рядом решений Вер­ховного суда США. Так, в 1972 г. он определил, что потреб­ность в нормальном жилье не является "фундаментальным интересом", а в 1973 г. указал, что право на образование ни прямо, ни косвенно не вытекает из Конституции*. Указанные права трактуются судами, доктриной и законодательством крайне ограничительно — лишь как недопустимость дискри­минации в соответствующих сферах.

* См.: Мишин А. А., Власихин В. А. Указ. соч. С. 295.

Тем не менее некоторые экономические, социальные и культурные права получают законодательную регламентацию на федеральном уровне. Так, трудовое законодательство США начало развиваться в 70-е гг. XIX в. в ходе острых кон­фликтов между предпринимателями и профсоюзами. Основы же современного его состояния были заложены в период про­ведения "Нового курса" Президента Франклина Рузвельта. Принятый в 1932 г. закон Норриса—Ла Гардия впервые в исто­рии США предоставил рабочим право на заключение коллек­тивных договоров с предпринимателями. Акт о национальных трудовых отношениях (закон Вагнера) 1935 г. гарантировал на­емным работникам права на свободное образование профсою­зов, вступление и пребывание в них. Работодателям запреща­лось принуждать работников к членству в профсоюзе и, наобо­рот, навязывать контракты, обязывающие их не вступать в профсоюзы. Судам было запрещено применять репрессии за принадлежность к профсоюзам и участие в забастовках. Акт также впервые разрешал забастовки, бойкоты, пикеты.

Акт о справедливых условиях труда 1938 г. впервые ус­тановил 8-часовой рабочий день, а также право работников на ежегодный оплачиваемый отпуск, определил минимальный размер оплаты труда. Принятые после Второй мировой вой­ны акты о трудовых отношениях (Тафта—Хартли 1947 г. и Лэндрама—Гриффина 1959 г.), которые и ныне регулируют трудовые отношения американцев, несколько ограничили их права в сфере трудовых конфликтов. Запрещены так называ­емых незаконные стачки, к числу которых относятся забастов­ки солидарности, забастовки государственных служащих и работников государственных предприятий, "дикие", т. е. несанк­ционированные профсоюзами, а также забастовки, "опасные для общества". Кроме того, профсоюзы обязаны за 60 дней до начала забастовки предупредить об этом работодателя и феде­ральную службу по посредничеству и примирению, в против­ном случае забастовка также считается незаконной. Признать забастовку незаконной вправе только суд. Проведение таких забастовок может повлечь роспуск профсоюза, наложение на него крупного штрафа, уголовную ответственность руководи­телей. Если начатая забастовка подвергает опасности "нацио­нальное благосостояние и безопасность", Президент США вправе инициировать ее приостановление на 80 дней ("период охлаждения") путем обращения через генерального аттор­нея в суд за изданием запретительного приказа (injunction). В течение 80 дней ведутся переговоры по примирению сторон, после чего забастовка может возобновиться.

В период проведения "Нового курса" были также впервые законодательно зафиксированы права, связанные с социальным  обеспечением. Наиболее важным в системе источников, их зак­репляющих, стал Акт о социальном обеспечении 1935 г. — пер­вый в истории США общефедеральный акт, установивший пра­во на пенсии по возрасту. Это право приобрели граждане США, достигшие 65 лет, удовлетворяющие определенному цензу оседлости. С 1991 г. для этого стало необходимым наличие тру­дового стажа не менее 35 лет. Если стаж меньше, размер пен­сии тоже сокращается в прямой пропорциональной зависимос­ти. Поправка, внесенная в Акт 1935 г. в 1983 г., предусматривает повышение с 2000 г. пенсионного возраста до 67 лет.

Акт о социальном обеспечении 1935 г. учредил также по­собия по безработице. Внесенные в него в 1939 и 1956 гг. по­правки установили пособия по случаю потери кормильца, а также по инвалидности, не связанной с производственной травмой (пособия по нетрудоспособности, явившейся следстви­ем производственной травмы, устанавливаются законодатель­ством штатов). Все указанные выплаты осуществляются за счет страховых взносов работников и предприятий. Следует обратить внимание на то, что до сих пор в США не существу­ет системы страхования, а следовательно, и соответствующих выплат на случаи болезни, а также беременности и родов.

Интересно, что, производя иные выплаты (пособия мало­обеспеченным гражданам общего и целевого характера, осу­ществляемые не за счет страхования, а за счет бюджета), государство не признает за соответствующими гражданами права на получение указанных денежных сумм, а рассматри­вает их выплату как благотворительную деятельность государ­ства — Вэлфэр (welfare — благотворительность).

Важные гарантии права на здоровую окружающую среду содержит Акт об улучшении качества окружающей среды 1970 г., учредивший федеральное агентство по охране окружа­ющей среды, на которое возложен контроль за состоянием вод, воздуха, недопущением вредных шумов, ликвидацией отходов и т. д. Агентство имеет право издавать подзаконные акты ре­гулирующего характера, устанавливающие стандарты качества воды и воздуха, правила, касающиеся промышленных отходов, сточных вод и т. д., а также инициировать уголовное преследование нарушителей установленных правил. На обеспечение рассматриваемого права направлен также Акт о политике в области ликвидации отходов ядерного производства 1982 г.

Заметным направлением развития социального законода­тельства в последние десятилетия стало также принятие ак­тов, гарантирующих права потребителей. В целях борьбы с "обманом потребителей" (ложная реклама, фальсификация мар­кировки продукции, требования оплаты неоказанных услуг и т.д.) ныне принято большое число правовых актов на уровне федерации и в штатах. Создана национальная администрация по вопросам продовольствия и лекарств (независимое ведомство), которая издает перечни стандартных требований, предъявляе­мых к качеству соответствующих продуктов, и обладает конт­рольными функциями. За обман потребителей установлены меры гражданско-правовой и уголовной ответственности.

Экономические, социальные и культурные права получи­ли более обстоятельную, чем на федеральном уровне, регла­ментацию в законодательстве штатов. Однако в ранг консти­туционных прав они и штатами возведены лишь фрагментарно. Ни в одной конституции штатов нет комплексной регламента­ции всей совокупности важнейших прав этой группы. В консти­туциях Флориды, Гавайев, Луизианы, а также свободно при­соединившегося государства (см. ниже — § б) Пуэрто-Рико записаны лишь права на организацию профсоюзов и заключе­ние коллективных договоров. Права на 8-часовой рабочий день, на заработную плату без дискриминации и не ниже минималь­ной, на образование и получение профессии провозглашены конституциями Иллинойса, Монтаны, Виргинии и Пуэрто-Рико. Конституции Аляски, Гавайев, Мичигана и Техаса гаран­тируют право на охрану здоровья. А в конституциях Иллиной­са, Монтаны и Пенсильвании декларировано право на здоро­вую окружающую среду.