Лекция 4 КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОСССИИ : КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО РОССИИ - В.К. САМИГУЛЛИН : Книги по праву, правоведение

Лекция 4 КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОСССИИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 
РЕКЛАМА
<

Ratio scripta

Всеобщее, общее, особенное, единичное и индивидуальное -все эти категории, свойственные праву любой страны, достаточно полно и выразительно даны в понятии правовой системы, которая представляет собой единство, различие и взаимодействие правового сознания, собственно права (системы позитивного права), юридиче­ской практики. Не случайно компаративисты посвящают значитель­ное внимание сравнительному анализу прежде всего и главным обра­зом правовых систем различных стран. Правда, они никак не могут договориться: сколько же всего правовых систем или правовых семей в мире: 7, 12, 30, а может быть больше или, наоборот, меньше? Но в данном случае для нас не это главное. Важно то, что каждая страна имеет свою правовую систему.

В части системы позитивного права (главным образом пуб­личного права, но не только) в государственнорганизованном обще­стве значительна роль конституционного права. Далеко не все здесь просто, как представляется тем, кто недостаточно искушен в вопросах права. Более того, многое не просто сложно, а архислож­но. Временами конституционное право оказывается в своем развитии в болезненном состоянии, которое, однако, пока удавалось преодоле­вать. Но всегда остаются воспоминания, следы на сердце, тревога в душе. И, что любопытно, интерес к конституционному праву не сни­жается, а повышается. Приходит понимание: да, конституционное право - это действительно вещь, достойная самого серьезного внима­ния. Итак, опять в путь. Но вначале...

1. Немного о понятиях. Конституционное право или государ­ственное право? Этот вопрос в дореволюционной (досоветской) юри­дической литературе был дискуссионным. Он до некоторой степени преодолевался следующей традицией: применительно к публичному праву иностранных государств, которые имели конституции, закреп­ляющие принципы народоправия, разделения властей и т. д., исполь­зовалось понятие «конституционное право», а для характеристики

77

публичного права России применялось понятие «государственное право», которое предусматривало решение вопросов внутренней жиз­ни, связанные с проблемами устройства государства и государствен­ного управления. В предмет российского государственного права входили вопросы формы правления, государственного единства, прав подданных, основные начала государственного властвования, вопро­сы организации верховной власти (законодательной и правительст­венной), «подчиненного управления» (функции, формы, элементы административной деятельности, органы центральной и местной ад­министрации) и самоуправления.

В советское время, несмотря на попытки некоторых ученых-юристов утвердить в науке, законодательстве и на практике понятие «конституционное право», официально признанным понятием было «советское государственное право». Для этого имелось достаточно оснований: роль партийно-советско-хозяйственно-профсоюзного ак­тива, который отождествлял себя с государством, была исключитель­но велика. Единая система Советов, руководимая Коммунистической партий, распространяла свое значение на все уровни государственной власти, разделения властей не было. Конституция была, но она не­сколько раз изменялась. И по существу была не столько правовым актом высшей юридической силы, сколько идеологическим и полити­ческим актом, решавшим задачу лакирования реальной картины мира, юрисдикционные же органы декларированные в конституции прин­ципы и нормы непосредственно не применяли. Советская конститу­ция говорила об одном, а на практике было другое, часто прямо про­тивоположное тому, что было записано в ней.

Конституционное право или государственное право? Этот во­прос вызывает споры и сегодня.

Одни склоняются к тому, чтобы отрасль права, науку, учеб­ный курс, учебники и учебные пособия, кафедры вузов, подразделе­ния научных учреждений и организаций именовать конституционным правом, а другие - государственным. Например, французская право­вая традиция такова, что государственное (публичное) право рассмат­ривается как более современное, чем частное право. При этом к его составным частям здесь принято относить: 1) конституционное право, 2) административное право, 3) государственное финансовое право, 4) международное государственное право. Третьи придерживаются

78

компромиссного решения . По их мнению, можно обойтись удвоен­ным понятием «конституционное (государственное) право» или «го­сударственное (конституционное) право».

Оригинальную позицию на рассматриваемый вопрос занимает профессор Александр Николаевич Кокотов. По его мнению, правовое упорядочение верховного государственного властвования и управле­ния традиционно характеризовалось как государственно-правовое и служило для выделения в качестве самостоятельной отрасли государ­ственного права, что вполне логично2. Он находит, что и сегодня го­сударственное право образует относительно самостоятельное право­вое единство, но функционирует уже не в роли отдельной отрасли права, а в качестве комплексной составной части конституционного права, Если правовая институционализация политической системы, включающей государство в качестве своего ядра, - задача конститу­ционно-правового регулирования, то государственное право как часть конституционного права решает вопросы правового регулирования в рамках государственной институционализации, но не вступает в пра­вовое пространство, связанное с упорядочением системы, если по­следние не соприкасаются с государственными учреждениями и не участвуют непосредственно в отправлении государственных функ-

ций3.

I

Представляется, такой подход имеет право на существова­ние. Но, думается, возможен и иной взгляд. При определенных до­пущениях возможно деление права на государственное и негосудар­ственное в том смысле, что государственное право - это право го­сударства, которое может сводиться к законодательству или к прецедентам, или к тем и другим, взятым в каком-то сочетании, а негосударственное право - право общества как саморазвивающейся органической системы. С этой точки зрения обычное право, напри­мер, может рассматриваться как негосударственное право. В этом случае конституционное право может быть вписано в госу­дарственное, но может быть и выведено за его пределы, а в негосу­дарственное (обычное) право не вписано. Если конституционное право вписано в государственное, то оно содержательно и струк­турно-функционально обособленный его элемент (особенный эле­мент государственного права). Если же конституционное право выведено за пределы государственного, но в негосударственное (обычное) право не вписано, то оно может быть представлено как некое «метаправовое» образование, выходящее за пределы государ-

79

ственного и негосударственного права, но призванное обеспечивать согласованное функционирование обеих этих систем, рассматривая в качестве главного предмета заботы человека и гражданина, их права и свободы, а власть и другие социальные институты как об­разования, призванные обслуживать жизненно важные потребно­сти и интересы человека и гражданина

2. Конституционное право как отрасль современной рос­сийской системы права (понятие конституционного права РФ). Система современного российского права состоит из ряда взаи­мосвязанных отраслей права. Конституционное право - одна из них. Поэтому ему свойственны все признаки, характерные для всех отраслей этой системы. Вместе с тем конституционному праву как отрасли права присущи определенные особенности.

По признаку предмета правового регулирования конституци­онное право РФ характеризуется тем, что его нормами охватываются: а) отношения, связанные с установлением основ организации право­вого государства и гражданского общества; б) основы правового ста­туса человека и гражданина в этом обществе; в) формы и механизм осуществления государственной власти. При этом все отношения, ре­гулируемые конституционным правом, пронизывают идеи народовла­стия, свободы и справедливости. Следовательно, предмет правового регулирования конституционного права - главные, основополагаю­щие общественные отношения, то, что определяет пределы конститу­ционно-правовых возможностей, выход законодателя за эти пределы - своеволие, что несовместимо с правом.

По признаку метода правового регулирования конституцион­ное право РФ отличается от других отраслей системы права тем, что оно в наибольшем объеме и с наибольшей юридической силой обес­печивает охрану общих интересов личности, общества, государст­ва. Это достигается следующим. С помощью конституционного регу­лирования а) закрепляются главные принципы и положения, опреде­ляющие развитие политической, духовной, экономической и соци­альной сфер жизни общества, взятых в единстве, б) обеспечивается защита общих интересов народа на максимально высоком уровне, в) устанавливаются основные начала организации всех наиважнейших сфер жизни общества закрепляются в наиболее общем виде, в) фик­сируется генеральная перспектива развития общества в целом, опре-

80

деляются основные направления развития политических, социально-экономических и управленческих структур. В этом аспекте метод ре­гулирования конституционного права носит учредительный характер (регламентация общественных отношений осуществляется на уровне правового воздействия).

Принципы конституционного права одновременно выступают принципами системы права в целом, что выделяет конституционное право среди других отраслей.

Конституционному праву характерна высокая степень само­стоятельности, что обеспечивается его источником - конституцией, определяющей основы системы права.

В целом конституционное право Российской Федерации -это не просто отрасль права, а фундаментальная от­расль. Благодаря конституции, ее нормы юридически первичны, содержат исходный правовой материал, оказывающий решающее значение при формировании и развитии других отраслей права.

Конституционное право - ядро отечественной системы пра­ва. Если представить эту систему разделенной на две части, публич­ное право и частное право, то для первой конституционное право — фундамент, а для второй - крыша. Следовательно, ни публичное, ни частное право не могут существовать и функционировать без доста­точно развитого, надежного и эффективного конституционного пра­ва. Отсюда то внимание, которое уделяется этой отрасли права на протяжении многих лет.

Конституционное право - воплощение той меры свободы, де­мократии и справедливости, до которой доросли человек и общест­во в своем развитии на данный исторический момент. Вместе с тем, конституционное право позволяет получить знания и составить мне­ние о том, как наш современник и наше общество в целом представ­ляют свое будущее, какова степень благоразумия и реалистичности общества и его представителей в органах государственной власти, прежде всего, в парламенте.

3. Структура конституционного права. Первичные и наибо­лее осязаемые крупные структурно-функциональные образования конституционного права предопределены конституцией. Разделы юридической конституции - это и есть несущий каркас всей системы конституционного права, ее фундамент, юридическая первоосно-

81

ва. При таком подходе в качестве важнейших структурно-функциональных подразделений конституционного права могут быть представлены следующие группы конституционно-правовых норм: а) закрепляющие устои государства и общества, б) легализующие есте­ственные права и свободы человека, обусловливающие правовое по­ложение гражданина, в) решающие вопросы государственно-территориального устройства государства, г) устанавливающие сис­тему органов государственной власти и принципы ее построения, ви­ды органов государственной власти, порядок их образования, компе­тенцию, порядок и формы деятельности, издаваемые ими акты, д) конституирующие местное самоуправление, е) определяющие поря­док принятия конституции, внесения в нее изменений (поправок) и ее пересмотр.

Как обозначать эти структурно-функциональные подразделе­ния? Обычно они именуются институтами конституционного пра­ва. При таком подходе институт конституционного права - это система однородных и взаимосвязанных норм, регулирующих дос­таточно устойчивый круг общественных отношений в пределах предмета данной отрасли права.

Вроде бы все ясно. У матросов нет вопросов. Однако при уг­лублении в предмет оказывается, что здесь далеко не все просто и ясно.

Е.И. Козлова вопрос о системе конституционного (государст­венного) права решает следующим образом. По ее мнению, россий­ское конституционное (государственное) право состоит из сле­дующих важнейших институтов:!) основы конституционного строя; 2)основы правового статуса человека и гражданина;^) фе­деративное устройство государства; 4) система государственной власти и система местного самоуправления .

По мнению В.Г. Стрекозова и Ю.Д. Казанчева, «система кон­ституционного права как отрасли права включает следующие груп­пы норм:

1)    закрепляющие и регулирующие основы конституционного строя Российской Федерации;

2)    устанавливающие основы взаимоотношений между госу­дарством и личностью, права, свободы и обязанности человека и гражданина;

,                      3)    закрепляющие  национально-государственное устройство

Российской Федерации;

82

4)    устанавливающие порядок образования и функционирова­ния, основы компетенции системы высших органов государственной власти, а также местного самоуправления;

5)    закрепляющие порядок внесения конституционных попра­вок и пересмотра конституции, заключительные и переходные по­ложения»5.

М.В. Баглай считает, что система российского конституци­онного права включает следующие основные правовые институты с их внутренними подразделениями (подсистемами): основы консти­туционного строя, основные права и свободы человека и граждани­на, федеративное устройство, избирательная система (избира­тельное право), президентская власть, законодательная власть, ис­полнительная власть, государственная власть субъектов, судебная власть и прокуратура, местное самоуправление, порядок внесения поправок и пересмотр конституции6.

Существуют определенные сложности и в научной квалифика­ции отдельных групп конституционно-правовых норм.

К. В. Арановский обозначает избирательное право в качестве института: «...под избирательным правом подразумевается ин­ститут, т.е. совокупность норм, регулирующих порядок и условия формирования выборных органов, замещения выборных должно­стей» . С ним солидарен и М.В. Баглай: «В Конституции РФ, на­пример, нет раздела об избирательном праве, но это, безусловно, один из основных институтов конституционного права»8. Однако А.Е. Постников находит, что «обширность правового регулирова­ния выборов в Российской Федерации, обилие актов избирательного законодательства и достаточно четкая структурированность правовых институтов, входящих в избирательное право, позволяет утверждать, что оно является не институтом, а подотраслью конституционного права»9.

Сложности возникают и в установлении характера и места референдума в системе конституционного права. Референдум: что это? Часть (институт, подотрасль) избирательного права или са­мостоятельный институт конституционного права?

С развитием в России местного самоуправления актуализиро­валась тема муниципального права (первоначально разрабатыва­лись теоретические основы местного самоуправления, причем не в самых благоприятных условиях, затем, особенно после принятия Конституции РФ 12 декабря 1993 г., определенное развитие получи­ло законодательство о местном самоуправлении, сейчас, похоже,

83

начался процесс становления институтов местного самоуправле­ния).

М.А. Краснов убежден в том, что муниципальное право - новая отрасль отечественного права, но он думает, что «должно сме­ниться хотя бы одно научное поколение, чтобы появилась автори-

,                                                      ю

тетная современная школа российского муниципального права» .

Достаточно распространен взгляд, согласно которому муниципаль­ное право - не основная, а комплексная отрасль, т.е. вторичное, производное образование, возникшее в результате развития мест­ного самоуправления и законодательства о нем". В.В. Таболин, отождествляя понятия «муниципальное право» и «право муници­пального управления», считает полемику о муниципальном праве как отрасли пустой. По его мнению, «многоотраслевая правовая дея­тельность муниципального управления ставит не проблему отрас­левой «вторичности» муниципального права, а превращение его в эффективный правовой регулятор тех отношений, в которых муни­ципальные органы юридически компетентны». В итоге он склоня­ется к тому, что ныне желательно развивать муниципальное зако­нодательство - совокупность юридических актов большей частью кодификационного характера.12 Однако существуют и несколько иные решения. М.В. Баглай, понимая муниципальное право как сово­купность правовых норм, регулирующих организацию и деятель­ность органов местного самоуправления, находит, что в своей ос­новной части - это все же институт конституционного права, по­скольку его основным источником являются Конституция РФ, кон­ституции (уставы) субъектов Федерации, законы Российской Фе­дерации и ее субъектов11.

В досоветской России, в самом начале XX века, были предпри­няты шаги в направлении ограничения абсолютной монархии. С этим связано то, что в обиход российской государственно-правовой теории начинает входить понятие «парламентское право». Однако в советский период оно уже не применялось. В постсоветской же России это понятие («парламентское право») в научных кругах достаточно популярно.

По мнению академика Б.Н. Топорнина, парламентское право -самостоятельный отдел права \ С точки зрения И.М. Степанова «парламентское право - подотрасль конституционного права на­подобие избирательного или муниципального права»'3. Вместе с тем. отдельные авторы находят, что парламентское право все же институт конституционного права, хотя и сложный и весьма своеобразный. С этой точки зрения показательны рассуждения

84

А.А. Мишина: «... конституционные нормы, правила регламентов палат, регулирующие порядок организации и внутреннюю структу­ру, компетенцию, законодательную процедуру, а также права и обязанности депутата, составляют государственно-правовой ин­ститут парламента»16.

Расширение объема правового регулирования отношений, свя­занных с порядком образования, организацией и деятельностью по­литических партий, привело к формированию, по мнению отдельных авторов, партийного права («права партий»). Так, по М. Соболевскому, «...право политических партий есть, но лишь в немногих буржуазных государствах»17. По существу, им отстаива­ется взгляд, согласно которому «партийное право» - отрасль на­циональной системы права, которая появилась сравнительно недав­но и развита слабо. Более осторожен в оценках и выводах Ю.А. Юдин. Он рассматривает «партийное право» в качестве под­отрасли конституционного права, подобно, с его точки зрения, из­бирательному праву, парламентскому праву. Специфику его он ви­дит в том, что оно по своему характеру является комплексным, ибо «отношения, составляющие предмет регулирования, регулиру­ются не только конституционно-правовыми, но и иными нормами (например, относящимися к порядку приобретения и утраты пар­тиями легального статуса, их финансовой деятельности)»18.

Н.В. Витрук пришел к выводу, что формирование и функциони­рование судебного конституционного контроля в постсоциалисти­ческих государствах обусловливает возникновение в них новой от­расли права - конституционного правосудия. По его мнению, кон­ституционное правосудие как отрасль права представляет собой систему норм, регулирующих качественно однородный комплекс общественных отношений, складывающихся в процессе организации и функционирования конституционного контроля, осуществляемого конституционными судами в форме самостоятельного вида судо­производства. Он считает, что по своему содержанию «конститу­ционное правосудие» то же, что «судебное конституционное право и процесс». Но структурно оно представляет собой сложное обра­зование и состоит из двух подотраслей - судебного конституцион­ного права (материальное право) и судебного конституционного процесса (процессуальное право)19. С точки же зрения В.А. Кряжкова и Л.В. Лазарева, «конституционное правосудие -принципиально новый для России конституционно-правовой инсти­тут. Его предназначение - это обеспечение верховенства и прямого действия конституции, ограничение власти, защита прав и свобод

85

личности. Осуществляемый в форме правосудия конституционный контроль выступает как самостоятельный, специальный вид кон­трольной деятельности государства, главный элемент правовой защиты конституции»20.

Любопытна позиция Ю.А. Тихомирова.

Структурируя конституционное право в системе отечествен­ного права как самостоятельную отрасль, Ю.А. Тихомиров вместе с тем подчеркивает, что конституционное право -ядро публичного права, базовая отрасль нормативно-ценностной ориентации, со­стоящей из идеи, принципов и норм. По его мнению, подотрасли конституционного права образуют: а) конституционный статус Российского государства (природа, цели, территория, гражданст­во, публичная власть, федеративное устройство, атрибуты), б) конституционный статус личности и гражданина, в) конституци­онная организация государственной власти, г) парламентское пра­во, д) прямая демократия и избирательно право, е) право местного самоуправления, ж) конституционный статус общественных ин­ститутов, з) федеральное коллизионное право. Ю.А. Тихомиров на­ходит, что в ряде случаев развиваются и «сквозные» институ­ты»21.

Рассматривая же тему институтов конституционного права, он предлагает различать следующие образования: 1) конституци­онное право - отрасль права, 2) теория конституции, 3) конститу­ция в правовой системе, 4) конституционный строй, 5) конститу­ционный статус человека и гражданина, 6) конституционное за­крепление суверенитета народа, 7) конституционное регулирование федеративного устройства, 8) конституционный статус государ­ственных и общественных институтов, 9) конституционное регу­лирование государственной власти, 10) конституционные основы местного самоуправления, 11) избирательная система, 12) консти­туционные основы развития сфер общественной жизни .

Таким образом, сложности в решении вопроса о структуре конституционного права обусловлены тем, что не все группы норм этой отрасли права оцениваются в качестве его институ­тов. Некоторым из них может быть присвоен индекс субинститу­та, подотрасли. Отдельные институты рассматриваются как комплексные. При определенных допущениях часть норм может быть даже выведена за пределы конституционного права.

•            Выход из этой сложной ситуации, принимая во внимание осо-

бенности предмета и метода конституционно-правового регулирова-

86

ния, видится на пути такого понимания структуры конституционного права, когда в ней различаются предметно многообразные, функцио­нально несхожие, разнохарактерные, разной степени сложности структурно-функциональные подразделения. Одно время В.О. Лучин предлагал конституционное право рассматривать как своеобразный «институт институтов», различая в его составе генеральные институ­ты, основные институты, субинституты, а также служебные институ­ты . На первый взгляд, объединение конституционных норм выгля­дит скорее суммативным, нежели органичным. Однако в конституци­онной трансформации соответствующие группы отношений образуют слои однородных конституционно-правовых отношений. Отсюда -институционализация конституционных норм не исчерпывается од­ной единицей измерения, - справедливо писал он24. Однако едва ли правильно рассматривать конституционное право как образование, состоящее только из правовых институтов, пусть даже различ­ных. Все же, думается, вернее и точнее различать здесь не только ин­ституты, а еще и подотрасли. При этом то, что в соответствии с ос­новными главами (разделами) конституции принято считать институ­тами конституционного права, пожалуй, лучше оценивать как его подотрасли. Институты же конституционного права как дробные по сравнению с подотраслями образования хорошо анализировать, про­ведя их предварительную классификацию. Так, на наш взгляд, могут быть выделены, по меньшей мере, следующие виды конституционно-правовых институтов: традиционные, производные (субинституты), пограничные и факультативные. Причем, при известных интеллекту­альных усилиях все нормы конституционного права в принципе мож­но сгруппировать в два очень крупных структурно-функциональных подразделения: общую и особенную части.

С этих позиций определенный интерес представляют рассуж­дения о структуре конституционного права О.А. Бабошина. Он представляет систему конституционного права в следующем виде.

Общую часть составляют: а) подотрасль «Основы конститу­ционного строя РФ»; б) институт Конституции РФ; в) подотрасль «Основы правового положения человека и гражданина». Причем, в подотрасли "Основы конституционного строя РФ" О.А. Бабошин различает следующие конституционно-правовые институты: а) народовластия (народный суверенитет); б) гражданского общест­ва; в) политической системы РФ; г) экономической системы РФ; д)

87

основ социальной политики Российского государства; е) основ внешней политики Российской Федерации. А в подотрасли «Основы правового положения человека и гражданина в РФ» он находит возможным выделить такие институты: а) российского граждан­ства; б) конституционных (основных) прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; в) правового статуса иностранных граж­дан и лиц без гражданства; г) правового положения беженцев и вы­нужденных переселенцев; д) гарантий конституционных (основных) прав и свобод человека и гражданина; е) Уполномоченного по пра­вам человека; ж) политического убежища. Вопрос о структуре ин­ститута «Конституция Российской Федерации» О.А. Бабошиным не рассматривается.

Особенная часть конституционного права РФ раскладывается на два блока: государственное право и гражданское общество.

Блок государственного права состоит из следующих струк­турных подразделений:

1.  Подотрасли «Избирательное право»,  включающей в себя конституционно-правовые институты: а) избирательной системы; б) избирательного процесса; в) принципов избирательного права; г) выборов Президента; д) выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания; е) выборов высших должностных лиц и за­конодательных (представительных) органов в субъектах федера­ции.

2. Подотрасли «Референдумное право» в составе институтов: а) референдума РФ (федерального референдума); б) референдума в субъектах федерации».

3.  Подотрасли «Парламентское право» как совокупности кон­ституционно-правовых институтов: а) Федерального Собрания — парламента; б) законодательного процесса; в) правового статуса депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации Фе­дерального Собрания; г) законодательных (представительных) ор­ганов государственной власти субъектов; д) правового статуса де­путата законодательного (представительного) органа субъекта РФ.

4. Подотрасли Института главы Российского государства -Президента

5. Подотрасли «Конституционно-правовые основы организа­ции исполнительных органов государственной власти» в составе институтов: а) Правительства РФ и федеральных органов испол­нительной власти; б) высшего должностного лица и высших испол­нительных органов государственной власти в субъектах РФ.

6. Подотрасли «Конституционно-судебное право»,   включаю­щей в себя институты: а) судебной системы; б) Конституционного Суда; в) правового статуса судьи Конституционного Суда; г) кон­ституционных (уставных) судов субъектов РФ; д) конституцион­ного контроля.

7.  Подотрасли «Государственно-территориальное устройст­во РФ», состоящей из институтов: а) российского федерализма; б) конституционно-правового статуса Российской Федерации; в) кон­ституционно-правового статуса субъектов РФ; г) государствен­ных символов РФ; д) административно-территориального устрой­ства      субъектов      РФ;      е)      закрытого      административно-территориального образования.

8.  Института Содружества Независимых Государств (СНГ).

9.  Института Союзного Государства Российской Федерации и Республики Беларусь

10.  Института конституционных основ местного самоуправ­ления.

В праве гражданского общества предлагается различать три подотрасли:

1.  «Право общественных объединений и политических органи­заций».

2.  «Конфессионально-публичное право».

3.  «Право средств массовой информации».

Хотя и здесь не все бесспорно, но, на наш взгляд, данная схема структуры конституционного права содержательно богата. В ней заложен конструктивный заряд мысли большой силы и в принципе она может рассматриваться в качестве некой основы для широкой дискуссии о системе конституционного права современной, постсо­ветской России, совершенствовании конституционно-правового за­конодательства и практики его реализации, применения.

2. Конституционное право и конституционное законода­тельство. Различие между конституционным правом и конституци­онным законодательством проводится не всегда. И это можно понять и объяснить.

В развитии отечественной системы права долгое время гос­подствовала концепция государственного права. В советское время отстаивалась концепция государственного права и советского строи­тельства. И сегодня в предмете и структуре конституционного права и

88

89

конституционного законодательства много общего. Тем не менее конституционное законодательство - это не конституционное право.

Конституционное законодательство - часть всей системы законодательства, но часть структурно оформленная, являющаяся ее подсистемой. В этом качестве для составляющих его структурных единиц, взятых в отраслевом, иерархическом, федеративном «срезах», конституционное законодательство тоже является системой со всеми присущими этому понятию признаками: целостности, структурной определенности ее элементов, наличия многочисленных связей и от­ношений между этими элементами и их ассоциациями. Причем, нор­мы конституционного законодательства находятся в системной связи не только с нормами своего уровня, но и с нормативно-правовыми актами всех других отраслей системы законодательства, выполняя при этом для всех других ее структурных единиц системообразую­щую функцию.

Конституционное законодательство - приоритетное направ­ление развития всей системы современного российского законода­тельства. Оно предстает как наивысшая, наиболее развитая форма систематизации общих и отраслевых норм, а это дает основание обо­значать конституцию как «кодекс кодексов».

Предметом конституционного законодательства являются важнейшие общественные отношения, которые напрямую связаны с государственным строительством, становлением и развитием граж­данского общества, отечественной правовой системы. Многие очень скупо прописанные в конституции положения и нормы получают де­тализированную и конкретизированную разработку в соответствую­щих частях конституционного законодательства: в законодательстве о выборах и референдуме, в законодательстве о партиях, бюджетном законодательстве и др. В этой связи по сравнению с конституцион­ным правом конституционное законодательство в структурном от­ношении, пожалуй, сложнее. А главное - конституционное законода­тельство динамичнее, допускает большое число преобразований по многим измерениям, нежели конституционное право, хотя последнее тоже имеет достаточно динамичный характер.

В отдельных субъектах РФ проповедуется идея о возможности формирования и развития конституционного права как отрасли права, 'свойственной правовой системе соответствующего субъекта. Это со-

90

мнительная идея. На наш взгляд, правильнее было бы вести речь со­ответственно о конституционном или уставном законодательстве субъекта Российской Федерации. Думается, что конституционное право как отрасль отечественной системы права все же одна на всю Россию, но данное в законодательстве, развивающемся на двух уров­нях: общефедеральном и региональном. Они не одинаковы по со­держанию, по объему, степени развитости, темпам и формам разви­тия. Но и не могут очень сильно разниться между собой, так как в их основе общая концепция единого конституционного права как от­расли современной отечественной системы права, одна общефеде­ральная конституция и общие принципы конституционно-правового устройства страны и ее развития. Иное несовместимо с изначальными основополагающими представлениями о конституции и конституционализме.

Для правильного уяснения соотношения общефедерального и регионального уровней конституционного законодательства исклю­чительно важны знания в области теории и практики разграничения предметов ведения Федерации и ее субъектов, существенна практиче­ская работа, направленная на обеспечение делового сотрудничества органов государственной власти Федерации и ее субъектов в целях получения конкретных положительных результатов в области поли­тики, экономики, финансов, социальной сферы, культуры, образова­ния, науки и т.д.

Хотя конституционное законодательство не сводится к кон­ституционному праву, система конституционного права, даже, пожа­луй, вся система права в целом определяют систему конституционно­го законодательства, служат ориентиром для законодателя и право­применителя в своих действиях. В частности, важное значение имеет деление системы права на публичное и частное право. Государство может выступать стороной как публично-правовых, так и частно­правовых отношений, но в разных ипостасях.

Твердые знания о структуре конституционного права, строгие представления о том, что общефедеральное и региональное законода­тельства в пределах общего конституционно-правового поля находят­ся в отношениях взаимодополняемости, воля, направленная на согла­сованное развитие общефедерального конституционного законода­тельства и уставного (конституционного) законодательства субъектов

91

Российской Федерации, владение умениями и навыками предупреж­дения, устранения, преодоления коллизий (противоречий, конфлик­тов) между разными конституционно-правовыми нормами, квалифи­цированное социологическое обеспечение действия конституционно­го законодательства во всем его многообразии и сложности - необхо­димые условия, способствующие совершенствованию конституцион­ного законодательства, адекватного развитию страны, ее правовой системе.

Примечания

См.: Les divisions du Droit: droit public, droit priye ( Zeme edition). -M., 1994. -p.30.

2 Кокотов А.Н. Конституционное право как отрасль российского пра­ва // Конституционные основы организации и функционирования институтов публичной власти в Российской Федерации. Материалы Всероссийской на­учно-практической конференции (20-21 апреля 2000 года).- Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2001. - С.27.

3 Там же.

4  См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник.- М.: Юристь, 1995.- С.22; Государственное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. О.Е. Кутафина. - М.: Юрид. лит.,  1996. -С.22.

5 Стрекозов В.Г., Казанчев Ю.Д. Конституционное право Рос­сии. Учебник. - М.: Новый юрист. 1997, - С.15-16.

6 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учеб­ник для юридических вузов и факультетов. - М.: ИГ «Норма-Инфра-М», 1999.-С.ЗО.

7  Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран: Учеб­ное пособие. - М.: ИГ «Форум» - «Инфра-М», 1998. - С.292.

8 Баглай М.В. Указ. соч. - С.ЗО.

9 Постников А.Е. Избирательное право России: Науч. и уч. изд. - М.: Изд. группа Инфра-М. - Норма, 1996. - С. 14.

10  Краснов М.А. Введение в муниципальное право. - М.: АПУ при ИГиПРАН. -1993.-С.З.

" См., например: Фадеев В.И. Муниципальное право России.- М.: Юристь, 1994.- С. 5-11; Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации: Учебник для вузов.- М.: Юристь, 1997.- С. 3-32; Казанчев Ю.Д., Писарев А.Н. Муниципальное право России. - М.: Новый Юрист, 1988.-С. 5-33.

92

12  Таболин В.В. Право муниципального управления. - М.: «Элит», 1997.-С. 35-43.

13 Баглай М.В. Указ. соч. - С. 137.

14  Очерки парламентского права (зарубежный опыт).- М., 1993.-С.1.

15   См.: Парламентское право России / Под ред. И.М. Степанова, Т.Я. Хабриевой. - М.: Юристь, 1999. - С. 14.

16  Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубеж­ных стран: Учебник. - М.: Белые альвы, 1996. - С.6-7.

17      Sobolewski     М. Partie     i     sistem     partyine     swiata    kapital-istycznego. Warszawa, 1977. S. 361.

18  Юдин Ю. Политические партии и право в современном государст­ве. - М.: Изд. группа «Форум» - ИНФРА-М», 1998.

19  См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное консти­туционное право и процесс. М.: Закон и право: Изд. Объед. "ЮНИТИ", 1997; Витрук      Н.В. Конституционное      правосудие. М.:      Закон      и      право: Изд. объед. "ЮНИТИ", 1998.

20  Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Россий­ской Федерации: Учебное пособие для студентов юридических вузов и фа­культетов. - М.: Изд-во БЕК, 1998.

21  Тихомиров Ю.А. Развитие теории конституционного права // Госу­дарство и право. - 1998. - № 7. - С.6-7.; См. также: Конституционное законо­дательство России / Под ред. Ю.А. Тихомирова. - М.: Городец: Формула пра­ва, 1999.-С.17-18.

22  Тихомиров Ю.А. Публичное право: Учебник для юридических фа­культетов и вузов. - М.: БЕК, 1995. - С.ЗЗ 1-332.

23  Лучин В.О. Конституционные институты // Современный консти­туционализм (по материалам советско-британского симпозиума). - М.: Ин-т гос. и права АН СССР, 1990. - С.28-32).

24

Лучин В.О. Указ. соч. - С.31-32

Бабошин О.А. К вопросу о системе отрасли конституционного права Российской Федерации // Журнал Российского права. - 2001. - № 2. -С.90-91.

93