Лекция 5 ИСТОЧНИКИ РОССИЙСКОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА : КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО РОССИИ - В.К. САМИГУЛЛИН : Книги по праву, правоведение

Лекция 5 ИСТОЧНИКИ РОССИЙСКОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 
РЕКЛАМА
<

Ex facto oriturjus

Единственный источник права -

общее сознание всего народа, общий дух его.

Фердинанд Лассаль

Наряду с законами государственными

есть еще законы совести,

восполняющие упущения законодательства.

Генри Филдинг

1. Понятие источников конституционного пра­ва. Важнейшую роль в формировании и развитии конституционного права играют объективные факторы: экономические, социальные, внутриполитические, международные и др. В этом процессе значи­тельна роль народа как носителя суверенитета и источника вла­сти. Но все это - область материальных источников конституцион­ного права, сфера метаправа.

Для юриста же, правоведа и/или государствоведа особый ин­терес представляют те источники конституционного права, которые взяты в специально-юридическом разрезе. Это нормативно-правовые акты, в совокупности образующие систему конституционного законо­дательства. Их юридическая сила, объем и характер регулирования общественных отношений - предмет теоретического и практического интереса всякого конституционалиста.

Правовая система современной России сложна, но еди­на. Таковы и ее системы права и законодательства. Современной сис­теме отечественного законодательства характерна двухуровне-вость. Достаточно ясно проявляют себя, с одной стороны, общефе­деральное законодательство, а с другой - региональное, взятое в его единстве и различии по признаку количества субъектов Российской Федерации. Эта закономерность распространяется и на конституци­онное законодательство.

94

2. Общефедеральный уровень источников конституцион­ного права. Здесь, прежде всего, нужно указать на Конституцию РФ. Она - официальная «визитная карточка» постсоветской России, своеобразное зеркало общественной жизни. Отличительной ее осо­бенностью служит то, что все содержащиеся в ней нормы относятся к конституционному праву. Конституция РФ является главным источ­ником отрасли, на базе и в соответствии с которым принимаются все остальные правовые нормы. При этом нормы Конституции РФ имеют первичный характер, они не сориентированы на какие-либо предпи­сания, кроме общепризнанных норм международного права. В ней сосредоточены наиболее общие принципы, которые являются осно­вополагающими не только для конституционно-правовых подотрас­лей и институтов, но и для системы права в целом.

Конституция РФ определяет конституционно-правовой статус человека и гражданина, россиянина, регулирует весомо, емко основ­ные стороны государственной и общественной жизни. Для конститу­ционно-правовых норм характерна наивысшая юридическая сила, прямое действие на всей территории страны, верховенство над нор­мами всех других правовых актов.

Содержащиеся в федеральных конституционных законах нормы по своей юридической силе стоят на втором месте после Кон­ституции РФ. Их принятие и перечень предусмотрены Конституцией РФ (например, статья 88 Конституции РФ предусматривает, что чрез­вычайное положение объявляется в порядке, определяемом феде­ральным конституционным законом). Такие законы принимаются по важнейшим для государства вопросам, специально оговоренным в Конституции РФ, и в более сложном по сравнению с обычными зако­нами порядке.

Распространенная форма, через которую выражаются нормы конституционного права - это федеральные законы. К ним относятся законы о гражданстве, о выборах и др. Федеральные законы прини­маются по вопросам, отнесенным к компетенции РФ или совместному ведению РФ и ее субъектов.

К общефедеральным источникам конституционного права от­носятся и постановления палат Федерального Собрания. В боль­шинстве своем это акты внутриорганизационной деятельности парла­мента РФ, а в ряде случаев - форма реализации контрольных и распо-

95

рядительных полномочий. Иногда они могут содержать и правовые нормы общего характера (постановления об утверждении регламен­тов, положений о комитетах и комиссиях и др.).

В структуре общефедеральных источников конституционного права особое место занимают указы и распоряжения Президента, которые обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации, но они не должны противоречить Конституции РФ и фе­деральным законам (статья 90 Конституции РФ).

Активное, использование Президентом приведенной конститу­ционно-правовой возможности породило указную практику и приве­ло к формированию так называемого указного права, т.е. появились указы, которые по существу имеют значение закона. Такие указы могут быть обозначены как квазизаконы.

Профессор Виктор Осипович Лучин, указывая на недостатки указной практики, склоняется к отрицательной оценке указного права в целом. Для него указ как квазизакон — нечто немыслимое . А если вдуматься основательнее?

Все же Президент является главой государства, гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. В установ­ленном Конституцией РФ порядке он принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целост­ности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодей­ствие органов государственной власти.

Президент РФ в соответствии с Конституцией РФ и феде­ральными законами определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, как его глава предоставляет Рос­сийскую Федерацию внутри страны и в международных отношени­ях.

Президент избирается всенародно сроком на 4 года. Следовательно, Президент - высокозначимая и высоколеги­тимная политическая фигура, ключевой орган в механизме россий­ского государства, высшее должностное лицо в иерархии государ­ственных служащих. Иначе говоря, конституционно-правовой ста­тус Президента таков, что со специально-юридической точки зре­ния он один способен противостоять Федеральному Собранию, а его палатам (Государственной Думе и/или Совету Федерации) -тем более. По объему и характеру полномочий Президент не усту­пает общефедеральному парламенту, а подчас даже превосходит его. Заметим, что в случаях, предусмотренных статьями 111 и 117 '             Конституции РФ, Президент может распустить Государственную

96

Думу. Никакой федеральный закон (ни обычный, ни конституцион­ный) не вступает в силу, если нет подписи Президента.

Для правильного уяснения соотношения федерального закона и указа Президента приведенное весьма существенно. Как известно, юридическая сила правового акта, принимаемого соответствую­щим государственным органом или должностным лицом, определя­ется местом и ролью последних в системе органов государственной власти, в механизме государства. Президент и Федеральное Собра­ние (Государственная Дума как палата, уполномоченная в соответ­ствии со ст. 105 Конституции РФ принимать федеральные законы, находясь на вершине пирамиды власти, в условиях разделения вла­стей обладают приблизительно одинаковым конституционно-правовым статусом, а по ряду позиций Президент юридически да­же сильнее Федерального Собрания. Это равенство конституцион­но-правового статуса Президента и Федерального Собрания в усло­виях разделения властей ведет к тому, что такое же соотношение по признаку юридической силы устанавливается и между федераль­ным законом и указом. То есть указ Президента, не являясь по фор­ме законом, последнему по своей юридической силе не уступает.

Социальная практика такова, что по различным причинам достаточно часто возникают ситуации, когда требуется тот или иной актуальный вопрос незамедлительно разрешить на основе права, но закона нет или он есть, но настолько устарел, что при­менение его не ведет к разрешению проблемы, а, напротив, рожда­ет новые проблемы. В таких случаях принятие указа не исключе­но. И такой шаг может иметь положительное значение. А это значит: едва ли правильно относиться всегда отрицательно к указ­ному праву в целом. Как и договорное право, оно имеет и свои дос­тоинства.

Словом, в условиях разделения властей в ряде случаев указ, не являясь по форме законом, в содержательном и предметно-функциональном отношениях может выступать как закон (квази­закон), т.е. отнюдь не всегда указ является, строго говоря, подзаконным актом.

Вместе с тем, если Федеральное Собрание по вопросу, разре­шенному указом, приняло закон, то указ теряет силу.

Но нельзя забывать и то, что не подписанный Президентом закон не вступает в силу.

Федеральными источниками конституционного права могут быть и нормативно-правовые акты исполнительной власти: акты

97

Правительства, министров и др. Важность этих актов обусловлена той ролью, которую они выполняют в механизме государства.

В качестве источников конституционного права федерального значения являются декларации. Таковы, например. Декларация о го­сударственном суверенитете от 12 июня 1990 года, Декларация о язы­ках народов России от 25 октября 1991 года и др.

В соответствии с Конституцией РФ «общепризнанные прин­ципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой сис­темы. Если международным договором Российской Федерации уста­новлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применя­ются правила международного договора» (часть четвертая 4 статьи 15 Конституции РФ). Это ведет к тому, что некоторые международно-правовые акты рассматриваются в качестве федеральных источни­ков конституционного права.

3. Региональный уровень источников конституционного права. Конституция РФ (части 1, 2 статьи 5) предоставляет субъектам РФ право на свое законодательство, включая конституции и уставы. В этой связи источниками конституционного права регионального уровня, прежде всего, являются конституции и уставы.

Несмотря на различие в названиях, эти два вида источников конституционного права имеют много общих черт. Они принимаются представительными (законодательными) органами государственной власти субъектов РФ. Вне предметов ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов в конституциях и уставах могут быть решены все вопросы конституционно-правового значения, связанные с осуществлением государственной власти в полном объеме на территории соответствующего субъекта РФ. Действие конституции и устава субъекта РФ ограничивается пре­делами его территории. В системе регионального законодательства конституции и уставу субъекта РФ отводится главенствующее место, но они тоже должны соответствовать Конституции РФ и федераль­ным законам.

Кроме конституций и уставов субъектов РФ, к региональному уровню источников конституционного права относятся региональные . законы.

98

Значителен массив источников конституционного права ре­гионального уровня, образующийся в результате правотворческой деятельности законодательного (представительного) органа, а также высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ.

В актах органов местного самоуправления (например, в по­священных правовому статусу этих органов) тоже могут содержаться нормы конституционного права. Следовательно, они также могут рас­сматриваться в качестве источников конституционного права.

4. Внутригосударственные договоры. В самом общем виде договор — это соглашение сторон (двух и более лиц), выражающее их волю к установлению, изменению и прекращению прав и обя­занностей, к совершению или воздержанию от совершения юри­дических действий. В целом договору свойственно следующее:

•   добровольность заключения, т.е. свободное волеизъявление;

•   равенство сторон как партнеров;

•   эквивалентный, чаще всего возмездный, характер;

•    взаимная ответственность сторон за невыполнение или ненад­лежащее исполнение принятых обязательств;

•   законодательное обеспечение договоров, придающее им юри­дическую силу.

Договор - традиционное средство регулирования в отраслях частного права. Однако он входит и в арсенал инструментальных средств публичного права. Следовательно, можно вести речь о пуб­лично-правовом договоре как разновидности правовых средств пуб­личного права. Но признаков публичности не лишены и определен­ные договоры частного права. Например, согласно статье 426 ГК РФ публичный договор - это договор, заключенный коммерческой орга­низацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должны осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Коллективный договор - это, на наш взгляд, публичный договор, получивший распространение в трудовом праве.

В области публичного права имеют место следующие публич­но-правовые договоры: учредительные, компетенционно-разграничительные, о делегировании полномочий, о дружбе и со-

99

трудничестве, функционально-управленческие, между государствен­ными и негосударственными структурами. Особую разновидность публично-правовых договоров образуют международные договоры

Часть публично-правовых договоров активно используется российским конституционным правом. Сегодня с достаточно высокой степенью уверенности к числу источников конституционного права можно отнести, на наш взгляд, внутригосударственные договоры, которые в постсоветской России получили достаточно широкое рас­пространение.

Прежде всего, источником конституционного права остается подписанный 31 марта 1992 года Федеративный договор, который охватывает собой три документа:

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Рос­сийской Федерации;

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации;

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных окру­гов в составе Российской Федерации.

Далее. К этому виду источников конституционного права от­носятся договоры, заключаемые между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной вла­сти ее субъектов.

Наконец, следует указать на договоры, заключаемые между субъектами Российской Федерации.

Таким образом, при более широком взгляде на договор следу­ет вывод: договор - достаточно распространенное средство в право­вом регулировании общественных отношений в областях не только частного, но и публичного права. Следовательно, думается, необхо­димо и возможно развитие теории публичного договора.

В чем сущность публичного договора, используемого в облас-.ти конституционного права? Какова его юридическая природа? Како-

100

вы основания его классификации? Чем определяются пределы ис­пользования публично-правового договора в российском конституци­онном праве? Каковы перспективы развития практики заключения публично-правовых договоров в сфере конституционно-правового регулирования? Эти теоретически и практически высокозначимые вопросы ждут ответа.

В ряде государств (например, в Германии, Индии, Польше, США, Японии и др.) к источникам конституционного права отно­сятся и нормативно-правовые акты органов конституционного контроля (надзора). Именуются они по-разному: в Германии, Ита­лии - конституционные суды, в Испании, Польше - конституцион­ные трибуналы, в Индии, США, Японии - верховные суды, во Фран­ции - конституционный совет и т.д. Вместе с тем, в некоторых государствах вопрос о нормативности решений этих органов явля­ется спорным.

Учрежденный 15 декабря 1990 г., Конституционный Суд Рос­сийской Федерации ныне действует на основе Федерального кон­ституционного закона «О Конституционном Суде Российской Фе­дерации» от 21 июля 1994 года2. Закон (ст. 71) определяет исчерпы­вающий перечень принимаемых Конституционным Судом решений: постановления, заключения, определения и решения по организаци­онным вопросам. Предложения Конституционного Суда, вносимые в порядке реализации законодательной инициативы, а также его послания не являются самостоятельными видами решений. Не от­носятся к ним и разного рода заявления, с которыми, в частности, может выступать от имени Конституционного Суда и по его уполномочию Председатель Конституционного Суда. Личное от­ношение судьи к конституционно-правовым проблемам, ставшим предметом рассмотрения в Конституционном Суде, выражается в Особом мнении судьи.

Вопрос о юридической природе актов Конституционного Суда Российской Федерации нуждается в глубоком и всестороннем ана­лизе. Здесь же отметим, что итоговые решения Конституционного Суда по существу рассмотренного им дела о соответствии Кон­ституции Российской Федерации нормативных актов, государст­венно-правовых договоров и не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации, о разрешении споров о компетен­ции, по жалобам на нарушения конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов о конституционности закона, приме­ненного или подлежащего применению в конкретном деле, принято относить к источникам конституционного права. Отвечая на во-

101

просы корреспондента «Российской газеты» Владислава Воробьева, судья Конституционного Суда Российской Федерации Борис Сафа-рович Эбзеев высказался еще определеннее: «...Конституционный Суд России наделен правом в своих постановлениях толковать Кон­ституцию РФ. Таким образом, все наши решения становятся не­отъемлемой частью Основного Закона РФ. В этом я вижу еще одну сильную сторону Конституции России» .

5. Некоторые выводы и предложения по совершенствова­нию конституционного законодательства Российской Федера­ции. Сравнительный анализ конституционного законодательства, формировавшегося на общефедеральном уровне, и конституционного (уставного) законодательства субъектов Российской Федерации (рес­публик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов) определяет вывод о том, что в целом эти два уровня конституционного законодательства развиваются, подчиняясь логике взаимодействия общего, особенного и единично­го. Можно обнаружить нечто общее, что характерно обоим уровням законодательства, нечто особенное, что присуще только для феде­рального уровня конституционного законодательства или лишь для конституционного (уставного) законодательства субъектов Россий­ской Федерации, взятым в целом или в определенной группиров­ке. Кроме того, конституциям и уставам субъектов Российской Феде­рации, взятым в отдельности, присущи определенные специфические качества. Развитие современного конституционного законодательст­ва России в русле логики общего, особенного и единичного вовсе не значит, что все развивается только в рамках современных представ­лений о праве и правовом регулировании. Здесь немало такого, что может быть отнесено к метаправу. Но правоведа, особенно консти­туционалиста, думается, должна занимать, прежде всего, специально-юридическая сторона вопроса. А это, главным образом, проблемы нормы (закона, канона), правотворчества (законотворчества), реали­зации права, правоприменения.

Интересы целостности России как сложного государства, ус­тойчивого развития отечественной правовой системы как феномена требуют согласованности конституционного законодательства, фор­мирующегося на федеральном уровне, и конституционного, уставною законодательства субъектов Российской Федерации. Однако это, в

102

принципе не вызывающее возражений методолого-теоретическое по­ложение (своеобразный императив современной конституционно-правовой теории), на практике прокладывает себе дорогу с большими сложностями.

Рассогласованность между федеральным и региональным уровнями законодательства отечественной системы конституционно­го права проявляется по признакам и содержания, и структуры, и формы, и отдельных норм, а также статей и юридической техни­ки. Правда, не все, что относится к указанным граням, существен­но. Кое-что все же может быть отнесено к допустимым погрешно­стям, извинительным обстоятельствам, области разрешенно­го. Например, действующая Федеральная Констигуция не выдвигает требования единства в отношении структуры конституции или устава субъекта Российской Федерации, процедуры приня­тия. Следовательно, различия в этой области не могут быть отнесены к существенным, к недопустимой рассогласованности. Вместе с тем, часть рассогласованностей, преимущественно содержательного свой­ства, не может быть терпимой, требует устранения в соответствую­щем процедурно-процессуальном порядке.

Как преодолеть дисгармонию в отношениях между федераль­ным и региональным уровнями законодательства отечественной сис­темы конституционного права?

• Исключительно важно глубоко осмыслить базовые кон­ституционно-правовые принципы и, верно поняв суть, последова­тельно придерживаться их в повседневной практике.

К примеру, чтобы противостоять сепаратизму, в основе кото­рого - взятый в отдельности или в совокупности - личностный (свя­занный с борьбой за лидерство), этнический (национальный), религи­озный, региональный эгоизм, нужно неуклонно утверждать инсти­тут прав и свобод человека, взятый в единстве с правами народов, институт единого российского гражданства.

Сегодня слово «унитаризм» часто используется в уничижи­тельном смысле. Между тем, при объективном подходе понятия «фе­деративное государство» и «унитарное государство» равноценны.

Но России, видимо, самой судьбой предопределено быть сего­дня федерацией. Так сложилось, что современная Россия в значи­тельной степени договорная, национально-территориальная, асим-

103

метричная федерация. Такая «транзитная федерация» не соответству­ет модели конституционной, территориальной, симметричной федерации, в пользу которой сделан выбор в Конституции РФ. Достоинства этой модели федерации общественным сознанием еще должным образом не оценены, хотя, если судить по большому счету, лишь она и может спасти сегодняшнюю Россию от распада, саморазрушен ия.

•   Важно   позаботиться   о   том,   чтобы   в   конституционно-правовой теории и практике существовало единство понятий и ка­тегорий.

Так, в законодательных актах отдельных субъектов РФ реали­зована мысль о том, что на уровне субъектов РФ возможны и необхо­димы собственная правовая система, система права (правовая система не равна системе права). Кое-где реализованы или предусматривают­ся шаги в направлении издания учебников, учебных пособий консти­туционного права региона. Едва ли это можно отнести к конструкти­ву. Думается, что подобные действия, ведя к формированию ложных стереотипов в сознании и поведении, способствуют разрушению еди­ного правового пространства, целостного конституционно-правового поля. В постсоветской России одна отечественная правовая система, одна отечественная система права. Которая, однако, допускает суще­ствование различных региональных систем законодательства, форми­рующихся в пределах конституционно-правовых возможностей соот­ветствующего субъекта РФ.

•  Необходим критический подход к некоторым процессам, происходящим    в    сфере    конституционно-правового    регулирова­ния. Так, надо бы найти правильное решение вопроса о соотношении конституции и договора. Нельзя ли здесь руководствоваться следую­щей логикой?

Народ России, приняв на общероссийском референдуме 12 декабря 1993 г. Конституцию РФ, как бы заключил договор с властью о том, что она будет править на определенных условиях, в соответст­вии с принципами и нормами этой конституции. Следовательно, Кон­ституция РФ - это, по существу, общественный договор, в котором реализован принцип народного суверенитета.

Если Конституция РФ - общественный договор, в котором во-•площен народный суверенитет, то, с точки зрения права, возможны

104

ли, допустимы ли еще какие-то всеобъемлющие договоры, заключае­мые между центром и регионами на условиях, которые не во всем со­гласуются с действующей Федеральной Конституцией? Вероятно, все же нет. А если так, то едва ли можно считать конструктивным слабо контролируемый процесс заключения двусторонних договоров между центром и регионами. Поскольку во многих из них содержатся поло­жения, противоречащие, с одной стороны, Конституции РФ, а с дру­гой - конституции или уставу соответствующего субъекта РФ, то они, ведя в публичной сфере к утверждению «частного интереса» вопреки признанному «общему интересу», способны «размыть» единство кон­ституционно-правового поля. Что очень опасно.

Вместе с тем, это вовсе не значит, что договоры и соглашения, заключаемые в рамках совместной компетенции, бесполез­ны. Напротив, в целом ряде случаев они необходимы и обладают дос­таточно высоким коэффициентом полезного действия. Тем не менее, следовало бы более внимательно рассмотреть вопрос: а не лучше ли отказаться от совместной компетенции? Не лучше ли все же придер­живаться теории и практики раздельной или конкурирующей компе­тенции?

• Конституция РФ предусматривает возможность принятия субъектами РФ своих законов. Реализация этой конституционно-правовой возможности ведет к развитию регионального законода­тельства. Так, в некоторых субъектах Федерации действует несколько сотен региональных законов и актов нормативного характера.

Значительное число законов и иных правовых актов в субъек­тах Российской Федерации обычно представляется как большое дос­тижение. Законодательные органы субъектов РФ, часто работая на опережение федерального законодателя, как бы соревнуются, кто вы­даст «на гора» больше законов - хороших и разных. В какой-то степе­ни такую позицию можно понять и объяснить. Однако при этом как-то забывается, что количество всегда переходит в качество. Но не всегда хорошее. Новизна, непротиворечивость, надежность, эффек­тивность многих региональных законов весьма проблематич­на. Воистину - законов тьма, как же довести их до ума? С этой точки зрения осуществляемая в последнее время по инициативе федераль­ного центра «правовая ревизия» всего массива регионального законо-

105

дательства, наработанного в постсоветское время, заслуживает всяче­ской поддержки.

•  Вместе с тем, и некоторые федеральные законы по ряду по­зиций ниже всякой критики. Следовательно, существуют резервы и для улучшения качества общефедерального законодательства. Может быть улучшена и Федеральная Конституция, ибо она не «святое писа­ние». Однако здесь необходима предельная осторожность, известная мера. Не имея достаточной определенности в дальних, средних и ближних целях, известного плана, в этапах его осуществления, едва ли можно рассчитывать на успех в совершенствовании действующей конституции и практике ее осуществления.

•  Согласно Конституции РФ (статья 5) республики имеют конституцию, а другие субъекты РФ - уставы. Причем, сравнитель­ный анализ конституций и уставов показывает, что они не сильно от­личаются друг от друга. Иначе говоря, в России сложилась такая си­туация, когда в дополнение к Федеративной Конституции действует большое число, скажем так, «малых конституций». Оправданно ли это? Может быть, современная конституционно-правовая мысль и политическая воля должны быть устремлены на то, чтобы в свобод­ной и демократической России была одна «Большая Конституция», но умная и строго юридическая? Субъекты же РФ могли бы ограничить­ся уставами. Ибо, если вдуматься, это в большей степени отвечает интересам обеспечения прав и свобод человека и гражданина, верхо­венства права, территориальной целостности России как сложного, но единого государства.

• Указом Президента РФ № 511 от 15 марта 2000 г. одобрен клас­сификатор правовых актов. Раздел 010 000 000 посвящен основам кон­ституционного строя и состоит из 21 внутренней рубрики, разделен­ных на подрубрики.

Основная цель, преследуемая этим классификатором, - уни­фикация банков данных правовой информации, а также обеспечение автоматизированного обмена правовой информацией между феде­ральными органами государственной власти, органами государствен­ной власти субъектов Российской Федерации, органами прокуратуры Российской Федерации и органами местного самоуправления. В этой связи всем им рекомендовано использовать классификатор правовых 'актов при формировании банков данных правовой информации и при

106

автоматизированном обмене правовой информацией. Обязанности по развитию классификатора возложены на Главное государственно-правовое управление Президента РФ.

В отличие от общеправового классификатора отраслей зако­нодательства, утвержденного Указом Президента РФ от 16 декабря 1993 года № 2171 и отмененного названным Указом, дело системати­зации федерального законодательства продвинуто вперед незначи­тельно. По-прежнему возникают вопросы в членении конституцион­ного права на подотрасли, институты и субинституты, а также после­довательном дифференцировании конституционного законодательст­ва на два уровня: общефедеральный и региональный. Следовательно, разработка темы классификации правовых актов должна быть про­должена на уровне как Российской Федерации, так и ее субъектов.

Примечания

' Лучин В.О. «Указное право» в России. - М., 1995.

2  См.: Российская Федерация. - 1994. - 3 июля; Собрание законода­тельства Российской Федерации. - 1994. - № 13. - Ст. 1447.

3 Российская газета. - 2001. - 11 декабря

107