I.1. Римское право в современной правовой культуре

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 

Римское право представляет исключительный по своим особен­ностям и значению предмет юридического изучения. Восходя в своем историческом становлении к давно минувшим временам античности (и в этом смысле представляя феномен исчезнувшей цивилизации, даже при­нимая во внимание многовековую повторную жизнь римского права в науке и юридической практике позднего Средневековья, Возрождения и Нового времени), в современной юридической культуре и в современных системах права римское право не имеет непосредственно действитель­ного, практического значения. Внимание, которое заслуженно принято уделять римскому праву в рамках юридического образования или общего научного познания права, объясняется не только огромным влиянием римского права в свое историческое время на становление национальных .правовых культур всей так называемой романо-германской семьи (к ко­торой принадлежит большинство стран Европы, а также Латинской Аме­рики, Африки, Азии), но особыми непреходящими внутренними качества­ми собственно римского права, обязанными как многовековой работе над ним ученых-юристов и правоведов-практиков, так и особым культурным условиям его первоначального возникновения. По словам видного совре­менного французского правоведа Р. Давида, «Римская империя знала бле­стящую цивилизацию, и римский гений создал юридическую систему не имеющую прецедентов в мире».*

* Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 51.

Для правовых систем романо-германского типа, к которому, с ого­ворками, принадлежит и традиционное российское право, римское пра­во имеет особую философскую, историческую и культурную значимость Многие черты общей правовой традиции, многие правовые институты и догматические категории современных правовых систем непосредствен­но восходят к принципам и структуре римского права, вырабатывались или на его основе, или с учетом критического восприятия. Отдельные со­пряжения и догматические требования, восходящие к римскому праву продолжают жить в современном праве — явно или неявно, в прямо заимствованном виде или будучи преломленными через собственную на­циональную традицию. И эта генетическая связь с римским правом сформировала едва ли не главную качественную особенность всего названного типа правовых систем, представляющего к тому же наиболее развитый — в научном отношении — тип, сравнительно с другими известными мировой юридической практике.

Сравнительно с другими, историческими или современными, системами права, римское право в наибольшей степени отмечено нача­лом индивидуализма, сосредоточенности на регуляции свободного и самостоятельного в хозяйственном и гражданском отношении положения индивида, признанного обществом и государством за полноправного субъекта. Индивидуальная гарантированность соответствующей право­вым началам общежития деятельности, индивидуальная же и правовая ответственность за нарушение этих начал составили основу римского права. Политическая, правовая и культурная ценность индивидуализма в истории человеческого общества оказывается, как о том свидетельству­ют многократные безуспешные попытки социальных унификаций и то­талитарного сплочения, непреходящей, единственно плодотворной в со­циальной перспективе. Внутренние качества римского права приобретают в этом отношении значение классического ориентира всякий раз, когда возникает общественная и юридическая потребность в правовом вопло­щении индивидуальной свободы гражданина. Хотя это вовсе не означает, что конкретные юридические достижения римского права и связанной с ним правовой культуры в целом представляют идеально-законченный образец. «Путем римского права, но превзойдя его, дальше через него — вот девиз, в котором для меня, — писал один из крупнейших знатоков римского права всех времен Р. Иеринг, — заключается значение римско­го права нового мира».*

* Иеринг Р. Дух римского права. СПб., 1875. С. 14.

Исключительность римского права еще и в том, что оно продол­жило свою юридическую жизнь даже после распада и перерождения го­сударства и народа, давшего ему первую жизнь. Это сформировало почти двухтысячелетний опыт правовой культуры, юридической практики и науки. За многие века римские и неримские юристы, оставаясь в рамках единых начал, разработали и переосмыслили многие стороны правовой жизни общества, многие юридические проблемы и казусы. Вероятно, в некоторых вопросах таким путем была достигнута своего рода беспробельность юридического знания, и римское право стало подобно Евклидовой геометрии обязательностью своих аксиом (при условии обыден­ных требований человеческого общежития). Конечно, многое из этого спе­кулятивного опыта осталось самозамкнутой схоластикой, простой игрой юридического разума. Что-то будет только примерами и опытом юриди­ческих тупиков, что-то составило основы всей логики права. Хотя логич­ность и доскональность традиции римского права — не единственные ее достоинства. «Именно непоследовательность римских юристов и прето­ров следует считать одним из их величайших достоинств, которое позво­ляло им отступать от несправедливых и отвратительных институтов».*

* Гегель Г.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. С. 67.

Наконец, безотносительно к содержанию правовых принципов и институтов римскому праву в большинстве обязана своим происхожде­нием современная терминология философии права и юридической прак­тики. Многие понятия и термины современной правовой культуры пред­ставляют прямые заимствования: «республика», «конституция», «мандат», «виндикация», «облигация» и т.д. И хотя смысл этих понятий бывает уже значительно отдален от своего первоисточника, изучение исторических сопоставлений оказывается небесполезным. И в этом отношении римс­кое право оказывается частью познания уже вполне современной юриди­ческой практики и правовой культуры.