IV.5. Когниционный процесс

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 

Формулярное судопроизводство было объективно переходным типом процесса и потому исторически недолговечным. В самих своих принципах оно предусматривало появление новых начал: разделение на две стадии с преимущественными полномочиями претора в юридической формулировке спора вызывало обоснованное недоверие к судье «вто­рой стадии», а при отсутствии права на обжалование судебных реше­ний — недоверие к вообще возможностям судебной процедуры. Кроме этого, как уже отмечалось, в ряде случаев ищущая сторона могла при­бегнуть не к судебным, а к административным способам защиты прав, применявшихся властью претора. С изменением вообще администра­тивной системы, с установлением бюрократически соподчиненной иерархии, в том числе и ведомств юстиции, характерных для монархи­ческих порядков, сложились условия для разбора частных исков в не­традиционном порядке. Собственной высшей властью государь стал предоставлять право гражданского суда любому магистрату — вне за­висимости от полномочий imperium. Это право (jus cognitionis) счита­лось как бы делегированием полномочий, поэтому суд шел от имени верховной власти. Одновременно магистраты получали и возможность решать дела вне традиционной процедуры (extra ordinem judiciorum privatorum).

В новом процессе отсутствовало столь важное для прежних ви­дов разделение на две стадии. Вызов в суд и судебное рассмотрение дела осуществлялись уже при значимом участии государственной власти в лице ее чиновников или судей.

Жалоба истца подавалась в судебное место согласно установ­ленной подсудности; она заносилась в протокол и затем сообщалась от­ветчику. Если стороны зафиксировали дополнительными действиями свои намерения оспаривать заявление и вести спор по делу, то назначалось судоговорение по выясненному таким образом предмету. Явка сторон в суд не была уже безусловным требованием, широкое развитие получило представительство; возможно, было рассмотрение дела и при неявке одной из сторон. Судья разбирал дело по существу, оценивал его с точки зрения права и выносил постановление-приговор (decretum). Приговор по частным искам мог предусматривать исполнение в денежной форме или в натуре — причем безразлично к тому, что конкретно по этому поводу предусматривала норма закона. На приговор допуска­лась apellatio — обжалование, которое подавалось по иерархической подчиненности: обычно начальнику провинции, города и т.п. Исполнение приговора также уже не требовало специальных дополнительных исков или процессуальных действий, а производилось «вооруженной рукой». В связи с утверждением экстраординарного порядка рассмотрения дел при судах стали вводиться и должности судебных исполните­лей, тесно связанных с административными или полицейскими властя­ми территории.

Экстраординарное судопроизводство характеризовалось принци­пиально новыми процессуальными чертами. Во-первых, для него был в наибольшей мере характерен принцип состязательности; суд сам не со­бирал фактических данных по делу, а выступал в роли принудительного посредника. Во-вторых, судопроизводство становилось все более и бо­лее закрытым, с ограниченной публичностью судоговорения — вплоть до того, что рассмотрение дел стало проходить в административных зак­рытых помещениях. В-третьих, превалировать стало письменное ведение и закрепление основных судебных процедур; составление судейских про­токолов стало представлять новый своеобразный элемент судопроизвод­ственных действий, важный для соблюдения интересов сторон. Наконец, экстраординарное производство стало предусматривать обязательные судебные пошлины — на покрытие канцелярских расходов, на досудебную подготовку дела и т.п., а в итоге вообще за участие государственного суда в разборе частного дела.

Ответвлением экстраординарного судопроизводства было т.н. либеллярное рассмотрение частных исков — полностью письменным порядком (откуда и наименование) и в завершенно-канцелярской форме. Исковое прошение подавалось письменно, суд проверял формальное со­ответствие жалобы требованиям закона и с посыльным пересылал копию заявления ответчику. Возражения ответчика представлялись также в суд в письменном виде. Допускался еще один обмен письменными возраже­ниями между истцом и ответчиком. Разбор дела осуществлялся по-пре­жнему и сводился, по сути, только к проверке достоверности ранее изло­женного на бумаге. При определенных обстоятельствах такое рассмотре­ние дела вообще могло произойти и без участия истца и ответчика непосредственно (либо с участием их поверенных). Приговор и судебное исполнение были аналогичны экстраординарному общему процессу. Прав­да, такое чисто либеллярное рассморение дел допускалось только в ма­лозначительных исках, как правило, требующих только однозначного ре­шения о судебном исполнении или отказе в нем, а не выяснения юриди­ческой сущности спора, сложных обстоятельств дела и т.д.

Когниционный и либеллярный виды процесса классической эпо­хи стали главными формами, повлиявшими на характер судопроизвод­ства и в эпоху рецепции римского права.