§ 3. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА С НЕСКОЛЬКИМИ КРЕДИТОРАМИ ИЛИ ДОЛЖНИКАМИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 

1. Во всяком обязательстве есть две стороны: креди­тор (активная сторона) и должник (пассивная сторона). Каждая из сторон может быть представлена одним лицом или несколькими лицами.

Если в обязательстве имеется несколько кредиторов или несколько должников, их взаимные отношения между собой и отношения к другой стороне не всегда одинаковы.

Несколько кредиторов или несколько должников могут занимать в обязательстве не равное положение, а быть: один — главным, а другой — добавочным; напри­мер, поручитель (т.е. лицо, принимающее на себя ответ-

181

 

ственность за исполнение обязательства другого лица) являлся добавочным должником.

Несколько кредиторов или несколько должников в обязательстве могут иметь в нем долевое право или доле­вую обязанность. Во всех тех случаях, когда содержание обязательства допускает деление без нарушения хозяйст­венной сущности обязательства (так называемые дели­мые обязательства, например обязательство уплатить де­нежную сумму), причем ни законом, ни соглашением сторон не установлено право каждого из нескольких кре­диторов в полном размере или полная ответственность каждого из нескольких должников, имели место долевое право или долевая обязанность. Например, два брата со­вместно взяли взаймы у Тиция 200 сестерциев, не огово­рив при этом, что они отвечают друг за друга: каждый из братьев признавался должником в половине полученной взаймы суммы.

При совершении некоторых правонарушений (на­пример, кражи) несколькими лицами каждый из винов­ников был обязан уплатить штраф в полной сумме, при­чем уплата штрафа одним из этих нескольких должников не освобождала других; таким образом, кредитор получал сумму штрафа столько раз, сколько было должников.

Наконец, обязательство с несколькими кредиторами или с несколькими должниками могло быть таково, что каждый из кредиторов имел право требовать исполнения всего обязательства, но, уплатив одному кредитору, должник освобождался в отношении всех вообще креди­торов и кредитор (при нескольких должниках) имел пра­во требовать от любого из нескольких должников испол­нения всего обязательства, но уплата одним из должни­ков прекращала обязательство в отношении всех долж­ников. Такие обязательства назывались солидарными; ак­тивными, если каждый из нескольких кредиторов имел право требовать in solidum с должника; пассивными, ес­ли каждый из нескольких должников обязан перед кре­дитором in solidum (в полном размере).

182

2. В литературе римского права до последнего вре­мени было общепризнанным, что солидарность в рим­ском праве была двух родов, в зависимости от того, воз­никало ли солидарное обязательство помимо воли его участников (например, ответственность нескольких опе­кунов малолетнего) или же по воле участников обязатель­ства (например, по договору, по завещанию). Обязатель­ства первой из этих двух групп называли солидарными в собственном смысле, обязательства второй группы — кор-реальными. Различие между теми и другими обязательст­вами усматривали особенно в том, что при солидарных обязательствах в собственном смысле удовлетворение, полученное кредитором от одного из должников, осво­бождало всех остальных должников, а при корреальном обязательстве такой же результат наступал, как только кредитор доводил иск к одному из должников до конца производства in iure, так называемой литисконтестации (см. выше, разд. II, § 3, п. 2), хотя бы в дальнейшем удовлетворение по этому иску и не было получено.

Новейшие исследования источников показали, что принципиального различия между солидарными и корре-альными обязательствами в римском праве не было. Те фрагменты источников, в которых признается, что одно формальное проведение дела in iure уже освобождает всех совокупных должников, относятся к классической эпохе, когда с моментом окончания производства по иску in iure связывалось погашение иска (litis consumptio). В праве Юстиниана правило о погашающем действии ли­тисконтестации уже утратило силу, и тогда было призна­но, что только удовлетворение кредитора одним из не­скольких должников освобождает всех должников от от­ветственности перед кредитором.