§ 5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 

1. Процесс заключения договора в Риме был неоди­наков в зависимости от того, о каком договоре шла речь. Так, важнейший вербальный контракт (стипуляция) предполагал в качестве необходимого условия действи­тельности договора, чтобы инициатива шла от кредитора в форме вопроса к должнику: «обещаешь ли уплатить мне столько-то?»; после соответствующего ответа долж­ника договор считался заключенным. В других договорах процесс заключения может начинаться и со стороны должника, например, зная, что Тицию необходимо куда-то поместить на месяц некоторые из его вещей, Люций сам вызывается принять их на хранение. Так или иначе, но одна из сторон делала предложение заключить дого­вор (так называемый офферт), а другая — принимала сделанное ей предложение (так называемый акцепт). Ес­ли договор не консенсуальный, то помимо достигнутого таким путем соглашения сторон необходимо было или выполнить требуемую форму (письменный контракт), или, по крайней мере (при реальных контрактах), пере­дать вещь, составляющую предмет договора.

2. В римском праве, даже на последних стадиях его развития, действовало правило, что договор заключается лично сторонами; кто не участвовал в установлении обя­зательственной связи, на того действие обязательства не распространяется. Даже развитому римскому праву не было известно в качестве общего правила то, что в со-

172

173

 

временном праве называют заключением договоров через представителя, когда одно лицо (представитель) заключа­ет сделку от имени и за счет другого лица (представляе­мого), так что все юридические последствия (права и обязанности) ложатся на представляемого. В более древ­нюю же эпоху заключение договора через представителя было просто недопустимым. Личный характер обязатель­ственного правового отношения понимался так широко и прямолинейно, что и заключение обязательственного договора должно было совершаться лично сторонами. Такой взгляд порождался всеми социально-эконо­мическими отношениями древнереспубликанского пе­риода.

Хозяйство по существу оставалось еще натуральным;

меновые отношения только-только начинали завязывать­ся, хотя и приходилось кое-что покупать для своего хо­зяйства, сдавать или нанимать отдельные вещи во вре­менное пользование, но все это изредка, так что рим­ский paterfamilias мог без особых затруднений заключить необходимые договоры лично. Территория государства была невелика, что в свою очередь облегчало личное за­ключение тех немногих договоров, которые были нужны отдельным хозяйствам. Весьма важное значение имело, далее, то обстоятельство, что по договорам, заключаемым подвластными римского домовладыки и его рабами, пра­ва (а позднее — и обязанности) приобретались самим домовладыкой (см. выше, разд. IV, § 4, п. 4). Благодаря всему этому в ту пору потребность в представительстве не давала себя знать.

Подвластные представителями не являлись. Права по заключаемым ими договорам приобретались домовла­дыкой независимо от того, была ли направлена на такое последствие воля подвластного, тогда как необходимым условием представительства является воля представителя заключить договор от имени и за счет представляемого. Ответственность по договорам, заключенным подвласт­ным, лежит в первую очередь на самом подвластном, и только в качестве дополнительного (рядом с ним) долж-

174

ника признавался домовладыка и то не всегда в полном размере; представитель же не приобретает по заключае­мому им договору ни прав, ни обязанностей.

По мере расширения Римского государства и пре­вращения его в средиземноморскую торговую державу стала сильнее сказываться потребность в институте пред­ставительства (в точном смысле) при заключении дого­воров. Однако и тогда представительство с непосредст­венным действием (т. е. с возникновением прав и обя­занностей по договору представителя сразу в лице пред­ставляемого) было допущено не в виде общего правила, а только как исключение (например, было допущено за­ключение через представителя договора займа).