§ 3. ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 

1. Главное деление обязательств по признаку осно­вания их возникновения сводится к противопоставлению обязательств из договора (ex contractu) обязательствам из правонарушений (ex delicto). Юрист II в. н.э. Гай, приводя эту классификацию в своих Институциях (3.38), называл ее главнейшим делением обязательств (summa divisio). Обязательства из частных правонарушений (delicta privata), противопоставлявшихся crimina (уголовным пре­ступлениям), были более древнего происхождения по сравнению с договорными обязательствами. Даже в раз­витом римском праве в деликтных обязательствах видна идея штрафа, наказания; в древнереспубликанском праве цель наказания, штрафа имела в деликтных обязательст­вах основное значение. Она выражалась, например, в том, что, в то время как обязательства по договорам пе­реходили по наследству, обязательства из деликтов по существу не переходили на наследников; только в том случае, если к наследнику поступало обогащение, добы­тое правонарушением данного лица, можно было истре­бовать от наследника сумму этого обогащения.

2. Однако договорами и правонарушениями не ис­черпывались все те случаи, когда в жизни возникали обязательства. Встречалось много самых разнообразных казусов, когда не было ни правонарушения, ни договора, а между тем все-таки возникало обязательство. Класси­ческие юристы не выработали определенной классифи­кации всех разнообразных видов обязательств. Тот же

147

 

юрист Гай (в другом своем произведении — «Aurea»)^ выделив обязательства, возникающие из договоров и из деликтов, все остальные случаи обозначает общим име­нем обязательств, возникающих ex variis causarum figuris, т.е. из различных видов оснований; Гай соединяет их в одну общую группу. Тем самым Гай, по существу, отка­зывается от какой бы то ни было классификации. Прав­да, в другом месте того же произведения, приведенном в Дигестах', Гаю приписана четырехчленная классифика­ция обязательств: 1) из договора; 2) как бы из договора (quasi ex contractu); 3) из деликта; 4) как бы из деликта (quasi ex delicto). Однако, во-первых, подлинность этого фрагмента Дигест весьма сомнительна. По-видимому, составители этого сборника допустили здесь интерполя­цию (см. разд. I, § 5, п. 6) под влиянием возникшей в праве поздней империи (под греческим влиянием) тен­денции к систематизации. Во-вторых, четырехчленная классификация (встречающаяся и в Институциях Юсти­ниана) не является сколько-нибудь точной и ясной. Ука­зание, что обязательство возникает «как будто» из дого­вора, «как будто» из деликта, еще не определяет сущно­сти такого источника обязательства. Это не определение, а сравнение: употребляя такое название, хотят сказать, что бывают случаи, когда договора нет и тем не менее возникает обязательство, очень напоминающее договор­ное. Например, если лицо, которому другое лицо не по­ручало ни общего управления своим имуществом, ни выполнения какого-либо определенного дела, берется по своей инициативе за ведение дела этого другого лица, то при известных условиях между ними возникает обяза­тельство, аналогичное тому, какое устанавливается дого­вором поручения (см. разд. VII, гл. VII, § 2). Равным об­разом к обязательствам как бы из деликтов относили та­кие обязательства, которые возникали из действий не­правомерных, но не подходивших ни под один из делик­тов, предусмотренных действующим правом.

' D.44.7.5. 148