§ 6. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОЛОНОВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 

1. Под именем колона в классическую эпоху подра­зумевали арендатора земли (мелкого фермера), формаль­но свободного, хотя экономически зависимого от земле­владельца. Распространение мелкой земельной аренды было вызвано экономическим положением Римского го­сударства. С прекращением завоевательных войн, давав­ших Риму огромные массы рабов, прилив рабской силы приостановился, а невыносимые условия, в которых со­держались рабы, приводили к тому, что их смертность значительно превышала рождаемость. Рабской силы пе­рестало хватать для обработки земли. Процветавшее в последние годы республики плантаторское хозяйство с рабским трудом перестало быть выгодным; римские зем­левладельцы стали предпочитать сдавать землю в аренду мелкими участками, нередко даже не за денежное возна­граждение, а за известную долю урожая (арендаторы-дольщики, coloni partiarij) и с возложением на арендатора также обязанности обрабатывать и землю собственника («барщина»). Эти мелкие арендаторы по маломощности своих хозяйств в большинстве случаев были вынуждены

70

прибегать к займам у своих хозяев и оказывались в дол­говой от них зависимости. В период абсолютной монар­хии положение колонов осложнилось еще в связи с на­логовой политикой императоров. Колоны были обложе­ны натуральной податью, причем в налоговых докумен­тах они приписывались к соответствующим земельным участкам.

2. Эти обстоятельства приводили к тому, что, с од­ной стороны, землевладелец зорко следил за тем, чтобы его неоплатный должник-арендатор не уходил с участка, а, с другой стороны, и государство было озабочено тем, чтобы земли не оставались без обработки и чтобы налоги с земли и подати с самого колона поступали исправно. На этой почве фактическое бесправие колонов стало превращаться в юридическое путем издания соответст­вующих постановлений. В IV в. н.э. закон запретил сво­бодным арендаторам, сидящим на чужих землях, остав­лять арендуемые участки, а землевладельцам было за­прещено отчуждать свои земли отдельно от колонов, си­дящих на них. В результате колоны из свободных (хотя бы формально-юридически) людей превращаются в кре­постных, в «рабов земли». Колонат в этом смысле был зародышем феодализма.

На положение крепостных переводились иногда по­коренные народы, переселявшиеся на римскую террито­рию. В некоторых провинциях (например, в Египте) по­добного рода отношения были известны еще до завоева­ния этих провинций Римом. В колонат перерастало ино­гда также и пользование пекулием со стороны рабов, ко­торые прикреплялись в этих случаях к земельным участ­кам. Последнее обстоятельство еще более стирало разли­чия между рабом и крепостным колоном. Колон стано­вится лицом хотя и свободным, но очень близким по со­циальному и юридическому положению к рабу. Колон становится связанным с землей, которую он сам по сво­ей воле не может оставить и от которой не может быть оторван против своей воли. Колон имеет право вступать в брак, иметь собственное имущество. Но он прикреплен

71

 

к земле, притом не только лично: дети его также стано­вятся колонами. Подобно рабам колоны могли в отдель­ных случаях отпускаться на свободу, но это освобожде­ние означало для них и «освобождение» от земельного участка, которым они кормились.