§ 2. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РИМСКИХ ГРАЖДАН

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 

1. Римское гражданство приобреталось прежде всего путем рождения (в законном браке) от римских граждан, затем — путем отпущения на свободу из рабства, а также посредством дарования римского гражданства иностранцу.

Прекращалось римское гражданство или смертью, или в результате capitis deminutio maxima. Эта последняя (после различных исторических изменений) в эпоху Юс­тиниана наступала в случае присуждения к наиболее тя­желым уголовным наказаниям и пр., в случаях захвата римского гражданина во власть врагов или по крайней мере недружественного народа (впрочем, в случае после­дующего возвращения на римскую территорию такое ли­цо восстанавливалось во всех правах; это называлось ius postliminii).

2. Правоспособность римского гражданства в облас­ти частного права слагалась из двух основных элементов:

ius conubii, т.е. права вступать в законный брак, при ко­тором дети получали права римского гражданства, а отцу принадлежала власть над детьми (см. ниже, разд. IV, § 4), и ius commercii — по определению Ульпиана (Regulae 19,3) emendi vendendique invicem ius, т.е. право торговать, совершать сделки, а следовательно, приобретать и отчуж­дать имущество.

Существенное значение имело деление римских гра­ждан на свободнорожденных и вольноотпущенников (lib-ertini); последние не только находились в зависимости от своих патронов (т.е. отпустивших их на свободу), но не­редко и эксплуатировались ими.

В III в. н.э. формально было провозглашено равен­ство в правоспособности. В действительности полного уравнения не произошло. В частности, неравенство вы­зывалось образованием в период империи сословий, кото­рое сопровождалось прикреплением к профессиям. Раз­личались следующие сословия: сенаторы', всадники, во-

Примерно с Августа в состав сенаторов стала входить кроме родовой знати служилая знать (нобилитет), т е потомки лиц, занимавших ку­рульные должности

60

енное сословие, городские декурионы или куриалы, тор­говцы, ремесленники, крестьяне.

Сословные и иные социальные различия особенно сильно давали себя знать в области налогового обложе­ния и вообще в публичном праве; но они сказывались и в области частного права, например не допускался брак между сенатором и вольноотпущенницей и пр.

3. В современном праве различают правоспособность и дееспособность (т.е. способность совершать действия с соответствующими юридическими последствиями). Рим­ское право не знало соответствующих категорий, однако и в Риме не за каждым лицом признавалась способность совершать действия с юридическими последствиями.

Дееспособность человека всегда и везде зависит прежде всего от возраста, так как понимание смысла со­вершаемых действий и способность владеть собой и трез­во принимать то или иное решение приходит лишь с го­дами. В Римском праве различались: infantes (до 7 лет) — вполне недееспособные; impuberes (мальчики от 7 до 14 лет, девочки от 7 до 12 лет).

Impuberes признавались способными самостоятельно совершать такие сделки, которые ведут к одному лишь приобретению для несовершеннолетнего (без каких-либо потерь или установления обязанностей). Для совершения действий, которые могут привести к прекращению права несовершеннолетнего или к установлению его обязанно­сти, требовалось разрешение опекуна (auctoritas tutons), которое должно было даваться непременно при самом совершении сделки (не раньше и не позже). Опекуном был обычно ближайший родственник по указанию отца несовершеннолетнего, сделанному в его завещании, или по назначению магистрата. Опекун обязан был заботить­ся о личности и имуществе несовершеннолетнего. Отчу­ждать имущество несовершеннолетнего опекун не имел права, за исключением случаев, когда это было безуслов­но необходимо.

Если несовершеннолетний совершал сделку без раз­решения опекуна, она юридически обязывала его только в пределах полученного от нее обогащения.

61

 

Следующую ступень возраста составлял период с 14 (для женщин с 12) до 25 лет- В этом возрасте лицо было дееспособно. Но по просьбе таких лиц претор (в послед­ние годы республики) стал давать им возможность отка­заться от заключенной сделки и восстановить то имуще­ственное положение, какое было до совершения сделки (так называемая реституция, restitutio in integmm, см. выше, разд. II, § 5, п. 3). Со II в. н.э. за лицами, не дос­тигшими 25 лет, стали признавать право испросить себе куратора (попечителя). Источники римского права дают материал для того, чтобы определить, чем попечительст­во отличается от опеки. Исторически эти два института сложились так, что опека назначалась над несовершен­нолетними, а также (вплоть до классического периода) над женщинами независимо от возраста; попечительство же устанавливалось в отношении совершеннолетних, не достигших 25 лет, а также в отношении душевнобольных.

Если совершеннолетний, не достигший 25 лет, ис­прашивал назначения попечителя, он становился огра­ниченным в своей дееспособности в том смысле, что для действительности совершаемых им сделок, с кото­рыми связано уменьшение имущества, требовалось со­гласие (consensus) попечителя, которое могло быть дано в любое время (заранее или при совершении сделки, или в виде последующего одобрения). Молодые люди в возрасте 14 (12) — 25 лет могли без согласия попечителя совершать завещание, а также вступать в брак.

На дееспособность физического лица влияли также всякого рода душевные болезни. Душевнобольные и сла­боумные признавались недееспособными и находились под попечительством. Телесные недостатки влияли толь­ко в соответствующей сфере деятельности; например, так как договор стипуляции совершался в форме устного во­проса и ответа, то его не могли совершать ни немые, ни глухие и т.п.

Ограничивались в дееспособности также расточите­ли, т.е. лица слабовольные, не способные соблюдать не­обходимую меру в расходовании имущества и потому так

62

расточающие его, что создавалась угроза полного разоре­ния. Расточителю назначали попечителя, после чего рас­точитель мог самостоятельно совершать только такие сделки, которые направлены лишь на приобретение;

кроме того, расточитель признавался ответственным за деликты (правонарушения). Сделки, связанные с умень­шением имущества или установлением обязательства, расточитель мог совершать только с согласия попечителя. Составлять завещание расточитель не мог.

В течение ряда веков существовали серьезные огра­ничения правоспособности и дееспособности для жен­щин. В республиканском римском праве женщины нахо­дились под вечной опекой домовладыки, мужа, ближай­шего родственника. В конце классического периода было признано, что взрослая женщина, не состоящая под вла­стью ни отца, ни мужа, самостоятельна в управлении и распоряжении своим имуществом, но не вправе прини­мать на себя в той или иной форме ответственность по чужим долгам. В праве Юстиниановой эпохи ограниче­ния правоспособности и дееспособности женщины были ослаблены, но равноправия полов все-таки не было и тогда (D. 1.5.9, Папиниан: «...по многим постановлениям нашего права женщины находятся в худшем положении, чем мужчины»),

4. В качестве обстоятельства, отражавшегося на пра­вовом положении римского гражданина, следует упомя­нуть еще умаление чести. Одной из самых серьезных форм умаления чести была infamia, бесчестье. Infamia наступала: а) как следствие осуждения за уголовное пре­ступление или за особо порочащее частное правонару­шение. в результате присуждения по искам из таких от­ношений, где предполагается особая честность (напри­мер, из договора поручения, товарищества, хранения, см. ниже, разд. VII), из отношения по поводу опеки и т.п.; б) непосредственно в силу нарушения некоторых правовых норм, касающихся брака (считалась за infamis вдова, вступившая в новый брак до истечения года после смерти первого мужа), или ввиду занятия позорной про-

63

 

фессией (например, сводничеством и т.п.). В классиче­ском праве ограничения, связанные с infamia, были до­вольно значительны. Personae infames не могли представ­лять других в процессе, а также назначить процессуаль­ного представителя себе; таким лицам не разрешалось вступать в законный брак с лицом свободнорожденным, они были ограничены в области наследственного права.

От personae infames отличались personae turpes — это лица, которые признавались общественным мнением бесчестными по общему характеру своего поведения. Наиболее существенным ограничением personae turpes было ограничение в области наследования.

Имела немаловажное значение и такая форма бесче­стья, как intestabilitas. Еще в законах XII таблиц было постановление, что лицо, участвовавшее в сделке в каче­стве свидетеля и отказавшееся потом дать на суде пока­зание по поводу этой сделки, признается intestabilis, т.е. неспособным так или иначе участвовать (ни в качестве стороны, ни в качестве свидетеля) в совершении сделок, требующих участия свидетелей (например, не способно составить завещание).