§ 2. ПРИОБРЕТЕНИЕ НАСЛЕДСТВА И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 

1. Вступление в наследство могло быть совершено или прямым выражением воли (притом в древнем ци­вильном праве — строго формальным выражением, в преторском и позднейшем праве Юстиниана также и не­формальным), или же самим поведением лица в качестве наследника; например, наследник взыскивает причи­тающиеся суммы с должников наследодателя, платит долги его кредиторам и т.п.

2. Вступая в наследство, наследник не только приоб­ретает соответствующие права, но и становится ответст­венным по обязательствам наследодателя. Даже если наследство состояло почти из одних долгов наследодателя, универсальный характер наследственного преемства при­водил в доюстиниановом праве к ответственности наслед­ника по долгам наследства. Мистическое представление, что в наследстве воплощена имущественно-правовая лич­ность умершего, сказалось и в том, что наследник счи-

298

тался принципиально ответственным за долги наследства неограниченно, как за свои собственные. Избежать такой неограниченной ответственности наследник мог только с помощью радикальной меры — непринятия наследства, если его пассив превышает актив.

3. В праве Юстиниана было установлено, что если наследник произведет (с участием нотариуса, оценщика, кредиторов наследства, легатариев) опись и оценку (ин­вентарь) наследственного имущества, то ответственность наследника по долгам наследства ограничивается разме­рами актива наследства. Эта льгота называется beneficium inventarii. Опись и оценка наследства должны быть со­ставлены не позднее трех месяцев после того, как наслед­ник узнал об открытии наследства (а приступить к состав­лению описи и оценки нужно было в течение первого ме­сяца).

4. Beneficium inventarii имело практическое значение в тех случаях, когда в наследственном имуществе много долгов и для наследника возникала опасность, что его собственное имущество в значительной мере пойдет на удовлетворение кредиторов наследодателя. Но положение могло быть и иное: в наследстве актив превышает пас­сив, но у наследника много своих долгов. Принятие на­следства приводило к слиянию обеих имущественных масс — наследника и наследодателя: как кредиторы на­следника, так и кредиторы наследодателя (а также лега-тарии) могли искать удовлетворение из всего объединен­ного имущества. При большой задолженности наследни­ка кредиторы наследодателя рисковали не получить удовлетворения из-за этой конкуренции кредиторов на­следника (причем этот факт не мог быть ими учтен, ко­гда они оказывали кредит наследодателю).

Для ограждения интересов кредиторов наследства пре-торским эдиктом было введено beneficium separationis (льгота отделения). Эта льгота состояла в том, что креди­торам наследства было предоставлено право потребовать отделения наследственного имущества от собственного имущества наследника с тем, чтобы наследственное

299

 

имущество пошло в первую очередь на удовлетворение кредиторов наследства, затем на выплату легатов и лишь возможный остаток был использован на удовлетворение кредиторов наследника.

5. Приобретение наследства имело своим последст­вием также погашение взаимных обязательств, существо­вавших между наследником и наследодателем, поскольку в лице наследника соединялся после принятия наследст­ва и кредитор, и должник по этим обязательствам; пре­кращение сервитутов, которые имел наследодатель на имущество наследника (или наоборот), в силу наступив­шего совпадения в одном лице и права собственности, и сервитута.