§ 2. НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ В ЮСТИНИАНОВОМ ПРАВЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 

1. Коренным образом порядок наследования ab intes-tato был реформирован в Новеллах Юстиниана 118 и 127.

По этим Новеллам первый класс наследников ab in­testate составляли нисходящие родственники (сыновья, дочери, внуки, внучки и т.д.). Нисходящий более близ­кой степени исключает наследование нисходящих более отдаленных степеней; например, если имеются дети, то не призываются к наследованию внуки и т.д. Однако нисходящий родственник более отдаленной степени при­зывался к наследству наряду с более близкими нисходя­щими наследодателя, если то лицо, через которое такой более отдаленный нисходящий происходил от наследода­теля, умерло до открытия наследства. Например, в мо­мент смерти наследодателя оказались в живых из числа его нисходящих дети и внуки от ранее умершего сына или дочери. В этом случае внуки имели право получить ту долю, которая досталась бы их умершему отцу или матери, если бы те пережили наследодателя. Такое уча­стие в наследовании называется наследованием по праву представления (внуки в данном случае как бы представ­ляют собой своего умершего отца или мать).

2. Наследование по праву представления не следует смешивать с так называемой наследственной трансмисси­ей. Наследники по праву представления являются на­следниками не своего отца или матери (не принявших наследства), а самого наследодателя (в приведенном примере — деда). При наследственной трансмиссии на­следник пережил смерть наследодателя, так что наслед­ство открылось ему; но наследник умирает, не успев приобрести наследства, и возникшее в его лице право

294

приобрести наследство само переходит по наследству к его наследникам. Таким образом, если опять взять для примера тех же родственников (какие были взяты при изложении права представления) и предположить, что в момент смерти деда его сын (отец внуков) был жив, но до вступления в наследство умер, к его детям переходит право принять наследство, оставшееся после деда, но де­ти считаются в этом случае наследниками не деда, а отца.

В начале развития римское право отрицало наслед­ственную трансмиссию: право, возникающее у наследни­ка в момент открытия наследства, рассматривалось как строго личное (как бы особый вид правоспособности);

поэтому право принять наследство не могло переходить по наследству. В конечной же стадии развития римского права проводится под влиянием выступившей на первый план имущественно-правовой стороны наследования и ослабления мистического представления о воплощении в наследстве личности наследодателя иной принцип. Именно, если лицо, которому открылось наследство (по завещанию или по закону — безразлично), умерло, не успев приобрести наследства, право приобрести открыв­шееся наследство переходило к его собственным наслед­никам с ограничением, однако, срока принятия (в тече­ние года со дня извещения первоначального наследника об открытии ему наследства).

Между нисходящими одной и той же степени родст­ва наследство делилось поровну.

Поскольку в праве Юстиниана подвластные дети, по общему правилу, приобретали имущество для себя, уста­новленная претором collatio bonorum (см. § 1 данной гла­вы, п. 2)1 утратила смысл. На смену ей была введена колляция в другом значении: нисходящие, получившие от наследодателя при его жизни приданое или предбрач-ный дар (см. разд. IV, § 3), должны были включать это имущество в наследство (в целях уравнения долей).

3. Во второй очереди призываются к наследству, по Новеллам Юстиниана, восходящие родственники (отец,

295

 

мать, дед, бабка и т.д.), а также полнородные братья и се­стры (и дети ранее умерших братьев и сестер). При нали­чии восходящих ближайшей степени более отдаленный восходящий родственник не призывался к наследству (на­пример, если после умершего остался в живых отец или мать, то дед и бабка не призывались). Если наследовали одни восходящие, наследство делилось по линиям (отца и матери). Это имело значение, если к наследству призыва­лись не родители, а деды и бабки; например, после насле-додателя остались дед по отцу, дед и бабка по матери; они получали наследство не поровну; половина шла по отцов­ской линии и доставалась деду по отцу, а другая половина шла по материнской линии и делилась между дедом и баб­кой поровну. Если призывались к наследству одновременно восходящие и полнородные братья и сестры, наследство делилось между всеми ими поровну (in capita, поголовно).

4. Третья очередь законных наследников составляли, по Новеллам, неполнородные братья и сестры (и дети умерших ранее неполнородных братьев и сестер, насле­дующих по праву представления).

5. В четвертой очереди призывались все остальные боковые кровные родственники (без ограничения степе­ней), причем ближайшая степень исключает дальнейшую.

6. В приведенном перечне наследников не назван переживший супруг (муж или жена). Он призывался к наследованию в последнюю очередь, если не вступил в наследство ни один из наследников четырех перечислен­ных очередей. Зато за «бедной вдовой» (т.е. не имеющей собственного имущества или приданого, позволяющего жить соответственно общественному положению женщи­ны) признано было право так называемого необходимого наследования, т.е. право на обязательную долю в размере одной четверти наследства (впрочем, если наследовали дети в числе более трех, вдова получала равную с ними долю). Муж не мог своим завещанием лишить жену обя­зательной доли.

7. Если к наследству призывалось несколько лиц од­ной и той же степени родства (например, три сына) и

296

один из призванных не приобретал своей доли в наслед­стве, она прирастала к долям других одновременно при­званных наследников (в приведенном примере при отка­зе от наследства одного из сыновей два других сына по­лучали по половине).