_ 49. Объект международного права : Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917) – В.Э. Грабарь : Книги по праву, правоведение

_ 49. Объект международного права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 
РЕКЛАМА
<

 

Вопрос о втором элементе международного правоотношения - об объекте - представляется крайне спорным и в литературе мало разработанным. Никто из авторов общих руководств, кроме Коркунова, об объекте не говорит ничего. Коркунов объясняет это трудностью вопроса: "по этой именно причине, - говорит он, - вопрос об объекте большинством излагателей международного права обходится молчанием. Можно подумать, что международное право - право безобъектное. Но :право ни на что и есть ничто" ("Международное право", М., 1886. С.12-13).

Хотя в общих руководствах нет упоминания об объекте, все же то обстоятельство, что авторы их, вслед за изложением вопроса о субъекте, говорят о территории и населении, дает возможности предполагать, что в них они усматривают объект международного права. Камаровский говорит это прямо ("Основные вопросы науки". С.201). Относительно территории обстоятельство это находит объяснение в традициях естественноправовой школы, для которой территория была вещью, собственностью государства, а вещь всегда признавалась объектом права. Однако Коркунов определенно высказывается против признания территории объектом международного права. Сам он, в связи с своим пониманием международного права как международной охраны прав, считает, что объектом "не может быть нечто иное, как права, или общее, юридический порядок". Таубе в своей схематической "Системе междугосударственного права" (СПб., 1909) отводит субъекту целых семь страниц, а от объекта отделывается шестью строками. Он, как Коркунов, оспаривает взгляд на территорию, как на объект международного права, признавая таковым "все разнообразные государственно-социальные интересы: охраняемые совокупным действием нескольких государств".

В своем сочинении "Некоторые основные спорные вопросы" (Пг., 1916-1917) А. М. Горовцев признал объектом международного права "властвование в виде тех или иных прерогатив государственной власти". Объектом международного права следует признать государственную власть, державные права, находящиеся в распоряжении государства. Обязываясь к определенному поведению, государство тем самым соглашается на частичное ограничение этих своих державных прав. Права эти могут быть сведены к двум основным группам - к державным правам территориальным и державным правам личным.

Территориальная державность государства заключается в его праве бесконтрольно распоряжаться в пределах своей территории.

Державность личная выражается в той тесной связи гражданства (подданства), которая существует между лицом и государством, к которому это лицо принадлежит.

О принадлежащей государству личной державности авторы общих курсов почти ничего не говорят. Они говорят "о лицах в области международных правовых отношений" (Эйхельман), "о правах государства в отношении подданных и иностранцев" (Мартенс), "о международном индигенате и государственном подданстве, правах и обязанностях иностранцев" (Казанский). Даневский в общей части совсем обходит молчанием вопрос о населении и говорит в особенной части "о международной охране прав человека и подданного". Исключение представляет один только Уляницкий, который выводит подданство из "личного суверенитета государства" ("Международное право", 1911. С.123); в прежнем курсе лекций 1896/97 г. этого нет. "Подданные, - говорит он, - подчиняются государственной власти своего отечественного государства не в силу территориального верховенства этого государства, а в силу более внутренней связи, проистекающей из принадлежности к государству как политическому организму; подданство предполагает особые политические, юридические и нравственные связи государства с лицом - подданным".

 

1. Территория

 

а) Юридическая природа территории. Русской науке принадлежит первенство в освобождении понятия территории от средневековых цивилистических представлений о территории, как вещи, и о территориальном верховенстве, как о праве собственности на территорию. Эта заслуга принадлежит самому талантливому из русских международников, проф. Киевского университета В.А. Незабитовскому. Взгляды свои он высказал в своей диссертации "Учение публицистов о междугосударственном владении" (Киев, 1860). Территория не вещь, заявил он, а пространственный предел властвования государства. Семь лет спустя этот взгляд, ныне прочно утвердившийся в науке, был высказан германским ученым Фриккером и в зарубежной литературе приписывается ему.

Подробное развитие этому взгляду с исторической его оценкой и с применением к отдельным учениям дал Л.А. Шалланд в своей магистерской диссертации "Юридическая природа территориального верховенства" (СПб., 1903). Его работа является лучшею в современной литературе. Взгляды свои он высказал уже в докладе в 1898 г. (ЖЮОб, 1898) и в рецензии на книгу Фриккера (ЖМЮ, 1901), а применительно к залогу и аренде в специальной статье ("Право", 1903).

Большинство продолжало придерживаться старого понимания территории, как вещи. Мартенс видит в территории "пространство земли и воды, подчиняющееся исключительно верховной власти государства" ("Международное право". Т.I. С.388); Казанский говорит о "вещах публичного права народов" ("Учебник", 1904. С.113), но "отвергает международное право собственности государства на его земли (с.130-131).

Эйхельман определяет территории как "части земной поверхности и принадлежавших к ним недр земли и воздушного столба" (_ 196), Даневский - как "публично-правовую собственность государства над всем пространством принадлежащим ему суши и воды".

Интересное изложение существующих в литературе взглядов на территорию и территориальное верховенство дал А.Л. Саккетти ("Изв. МИД", 1915. Т.I). Сам автор отдает предпочтение теории Гербера, Лабанда и Гейлборна о двойственной природе территории, как предела властвования и как вещи, перед теорией Незабитовского и Фриккера, развитой Шалландом.

Авторы теории о двойственной природе территории подчеркивают, что речь идет о "чисто государственном вещном праве" (Гербер), о негосударственном правовом вещном праве" (Лабанд).

б) Границы территории. Теоретические вопросы, касающиеся границ территории, схематически рассмотрены В.Э. Грабарем (НЭСл. Т.14). О границах России - Беренсом ("Центр и государственные границы России в XX в.". СПб., 1911). В историческом аспекте вопрос о границах России подробно исследован М.И. Венюковым в сочинениях: "Поземельные приобретения и уступки России за последние тридцать лет, 1850-1880" ("Р. м.", 1880. N 4), "Материалы для обозрения русских границ в Азии" ("М. сб.", 1872, N 3-12), "Опыт военного обозрения русских границ в Азии". Вып.I-II (СПб., 1873 и 1876) и Стрельбицким - "Земельные приобретения России в царствование Александра II" (СПб., 1881). См. также "Рус. вест." (1877. N 1) и "Сб., г. зн.", 1887. Т.III.

Ряд работ посвящен вопросам разграничения: Бабков - "Воспоминания о моей службе в Зап. Сибири, 1853-1875" (СПб., 1912); Зиновьев - "Афганское разграничение" (СПб., 1886; Дополнение в "Ежегод. МИД", 1888-1889); Минорский В.Ф. - "Турецко-персидское разграничение" ("Изв. Рус. геогр. общ.", 1916. Т.III); Соглашения между Россией и Китаем (Приложение к "Изв. МИД", 1914. Т.IV); Коростовец (ЖС, 1897. Т.I).

в) Способы установления территориальной власти. Говоря о способах установления и прекращения территориальной власти, авторы обычно продолжают применять к территории термины гражданского вещного права. Они говорят о "приобретении территориальных владений" (Мартенс и Камаровский), об "отчуждении и утрате территории" (Мартенс), о "приобретении и потере государственных владений" (Казанский). Некоторые авторы, однако, пользуются правильной терминологией: "приобретение и утрата территориальной власти" (Даневский), "увеличение и уменьшение государственной территории" (Эйхельман). Уляницкий правильно отмечает, что "приобретение территориального верховенства" "означает пространственное расширение или сокращение государственной власти". Коркунов говорит о "разграничении сферы действий отдельных государств".

Из способов установления государственной власти специальную разработку получил в русской литературе лишь первоначальный способ ее установления. Она дана Э.К. Симсоном в его магистерской диссертации "О завладении по началам международного права" (СПб., 1804). Работа вызвала довольно резкие отзывы со стороны профессоров Коркунова и Уляницкого, но в книге собран большой фактический материал. Некоторые сведения по этому вопросу даны и в статьях, касающихся Берлинской (Африканской) конференции проф. Мартенса ("Вест. Евр.", 1885. N 11 и 12) и Даневского ("Р. м.", 1890).

Из других способов установления территориальной власти выделяется аннексия: Головачев - "Аннексия и международное право") ("Записки Моск. Археолог. Института", 1914. Т.XXXV); Ивановский - в отзыве о соч. Селоссе (ЮВ, 1883. N 11); Липраиди - "Австрийская оккупация Боснии и Герцеговины" (СПб., 1895); Т.М. Иоксимовича - "Аннексия Боснии и Герцеговины" (М., 1909); о том же статьи: Лаврова в "Вест. Евр.", 1909. N 2 и 7 в "М. еженед.", 1910. N 24. См. также: Левин - "Гельголандский вопрос" ("Пр. вел. Рос.", 1916. N 13) и "К продаже датских островов" ("Р. м.", 1917. N 7-8).

г) Плебисцит и выбор гражданства (оптация). При переходе территориальной власти от одного государства и другому возникает вопрос об участии в этом акте местного населения, для которого он не безразличен, так как с ним связано изменение его правового положения. Население не является простой принадлежностью территории, бесправной вещью. Теоретически желательно, чтобы оно выразило свою волю, свое согласие или несогласие на перемену государственной власти путем всенародного голосования или плебисцита.

Требование всенародного голосования, впервые высказанное и проведенное в жизнь Французской революцией 1789 г. и возродившееся в шестидесятых годах XIX в., встречает как горячих сторонников, так и решительных противников.

В русской литературе против него высказывались Мартенс, Эйхельман, Казанский. "Не имея за собой никаких юридических оснований, он остается в устах публицистов - фразой, а в руках политических деятелей - мишурой, прикрывающей обыкновенно эгоистические цели" (Мартенс. Т.I. _ 91). "Этот, так сказать, международный плебисцит кредита в общественном мнении не заслужил; он прочно не привился. Для международного права он, собственно, совершенно безразличен" (Эйхельман - "Очерки", 1909. С.146-156). "Плебисцит, - говорит Казанский ("Учебник", 1904. С.146-147), - казался прямым последствием демократических стремлений нашего времени: Вряд ли, однако, все это так. Население уступаемой местности не может идти против:. должно покориться воле большинства, воле целого государства, которое уступает ее".

Горячими сторонниками плебисцита являются в русской литературе Камаровский и Уляницкий. Они убеждены "в безусловной необходимости плебисцита"; этого требует "юридическое сознание нашего времени об органической связи между территорией и ее населением, сознание о необходимости признания за населением прав самостоятельности в отношении к государству: Плебисцит есть существенная поправка к так называемому праву завоевания. Невозможно принимать в расчет случаи применения плебисцита как политической искусственной уловки: подобные искажения везде возможны, как возможны и меры для их предупреждения" (Камаровский - "Международное право", 1908. С.68; взято им из курса лекций Уляницкого 1896/97 г.). В курсе Уляницкого 1911 г. (с.112) вышеприведенные слова повторены. Таким же сторонником плебисцита является и Даневский. Взгляды свои он высказал в работе "Системы политического равновесия и легитимизма" (СПб., 1882. Отд.III. Гл.IV). "История, - говорит он, - ведет нас, очевидно, к совершенному уничтожению права завоевания и уступки территории без явно и свободно выраженного согласия населения; это вполне совпадает с демократическим направлением нашего века, который не рассматривает уже население как безгласное стадо" (с.317). Те же взгляды Даневский высказал и в отзыве своем о соч. Лодыженского в статье: "Народное голосование (плебисцит) при уступке государственной территории" (ЖГУПр, 1884. N 7. С.157-180).

Все авторы - как сторонники, так и противники плебисцита - одинаково высказываются в пользу предоставления населению уступаемой территории права выбора ("оптации") гражданства между старой и сменившей ее государственной властью. Пространный отзыв о соч. Штерка ("Option und Plebiscit") дал Ивановский (ЮВ, 1883. N 11. С.528-542).

О плебисците в русской литературе имеется хорошая монографическая работа профессора Демидовского юридического лицея А.Н. Лодыженского "О плебисците в международном праве" (М., 1883)*(1133),. После введения, в котором дается определение понятия плебисцита и указываются причины разногласий в его оценке, автор дает очерк научной обработки вопроса в связи с теорией народного суверенитета, принципа национальности и политики (отд.I, с.23-131) и очерк его истории, подробно останавливаясь на всех известных в истории случаях применения плебисцита, начиная с 1791 г. и кончая 1877 г. (отд.II, с.135-234). Результат исследования изложен автором в "заключении" (с.235-248). Лодыженский принадлежит к умеренным сторонникам плебисцита. Он не признает его пригодности во всех случаях перехода территориальной власти от одного государства к другому, а лишь в отношении территорий, население которых обладает известной областной автономией. Доводы противников плебисцита он оспаривает и считает право выбора гражданства необходимой дополнительной мерой при плебисците.

д) Ограничения территориального верховенства. Территориальное верховенство государства может быть ограничено в силу международного обычая или принятого на себя договорного обязательства. Ограничения эти разнообразны и в различной мере стесняют деятельность территориальной власти, доходя в некоторых случаях до полного перехода ее в руки другого государства. Они устанавливаются в интересах отдельных государств или всего международного общения.

Международное право знает следующие виды ограничений: а) договорные обязательства, известные под устарелым названием международных повинностей или сервитутов, б) ограничения в силу передачи территории в залог, в аренду или в управление и другие виды ограничений. Ограничением территориальной власти, но иным по своей природе, является внеземельность (экстерриториальность). О ней будет речь в разделе "Население".

Так называемые международные повинности (сервитуты). При господстве школы естественного права с ее цивилистическим направлением разнообразные ограничения территориального верховенства были конструированы по образцу гражданского права как ограничения государственной собственности, каковою признавалась территория, и к ним применен был заимствованный из гражданского права термин "повинности" или "сервитуты". Это были прежде всего естественные ограничения, вызванные соседством территорий (судоходные реки, протекающие по соседним территориям), а затем и ограничения, принятые на себя государством по договору или наложенные на него, как отрицательного характера - обязанность территориальной власти воздерживаться от известных действий на своей территории, так и положительного - обязанность допускать на своей территории действия другой государственной власти.

Большинство авторов общих руководств не останавливается на выяснении юридической природы т.наз. международных повинностей, довольствуясь изложением действующего права. Но есть исключения. Эйхельман ("Очерки", _ 233) констатирует, что "конструкция института международных повинностей является, несомненно, подражанием сервитутам в гражданском праве", но она не может быть последовательно применена, так как "территория служит не только объектом предметного владения, но представляется: пространством для государственного верховенства". Критически к цивилистической конструкции "международных повинностей" относится Казанский. Это выражение, говорит он, "появилось в виду тех же обстоятельств, которые вызвали к жизни учение о собственности государства над его землей. Раз государство имеет право собственности над землей, ограничения "того права суть повинности. Отвергнув учение о международном праве собственности государства на его землю, мы отвергаем и теорию международных сервитутов" (с.130-131). Очень определенно против конструкции международных повинностей высказывается Уляницкий ("Международное право", 1911. С.93). Ограничения территориальной власти, говорит он, "в старой теории международного права именуются международными сервитутами", но они "нисколько не подходят под понятие сервитутов в частном праве".

Хорошую критику понятия о международных сервитутах дал Шалланд в своем соч. "Территориальное верховенство" (гл.XI. "Международные сервитуты". С.212-237). Нольде исследовал специальный вопрос о применении понятия сервитута к нейтрализованной части государственной территории в статье: "К учению о международных сервитутах. Местный нейтралитет" ("Изв. СПб. полит. ин.". Т.III, 1905).

"Аренда" территории и занятие территории для управления. Практиковавшаяся в прежнее время передача территории в частноправовой форме "залога" в обеспечение исполнения какого-либо обязательства в современном международном праве более уже не встречается. Но с конца XIX в. появилась другая частноправовая форма передачи территории в виде "пользования" ("аренды") другому государству. Этим частноправовым формам ограничения территориального верховенства посвящена статья Шалланда "Залог и аренда территории" ("Право", 1903. С.685-694).

Ограничение территориального верховенства может происходить также в государственно-правовой форме передачи территории другому государству "в управление". В такой форме было установлено ограничение территориального верховенства Турции в 1878 г. на о.Кипре в пользу Англии и в Боснии и Герцеговине - в пользу Австро-Венгрии.

Обе формы - аренда и управление - представляют не простое ограничение территориального верховенства, а полный переход его от одного государства к другому, причем суверенитет, вернее - личное верховенство, остается за государством, передающим территорию в "аренду" или в "управление". Ср. Успенский - "Русские концессии в Тяндзине" ("Изв. МИД", 1914. Т.I). Такой переход территориальной власти имеет место и при временном занятии (оккупации) чужой территории как в военное, так и в мирное время. См.: Грабарь - "Залог в международном праве" (НЭСл. Т.18).

Другие виды ограничений территориальной власти. Некоторые авторы (Казанский. С.133) усматривают ограничение территориальной власти при совместном властвовании в пределах известной территории ("соверховенство", "condominium", "coimperium"). Здесь нет ограничения территориальной власти, а имеется особый способ осуществления суверенитета вообще. К ограничениям территориальной власти причисляют иногда и раздел "сфер влияния", хотя сама территориальная власть в этом разделе участия не принимает и им не ограничивается. О разделе "сфер влияния" в Персии между Англией и Россией см.: Скиф - "Персидский вопрос" (М., 1912). См. также "Изв. МИД" (1913. Т.II. С.198-202). Но ограничением территориальной власти можно считать установление порто-франко: Ковалевский М.М. - Порто-франко во Владивостоке ("Вест. Евр.", 1909. N 1).

 

2. Море. Арктика и Антарктика. Воздушное пространство

 

а) Море. В море различают две части: открытое море и береговое или территориальное. Наряду с работами, посвященными общим вопросам морского международного права, имеются специальные работы о правовом режиме открытого и территориального моря.

Кроме переводных работ Ортолана (перевод Лохвицкого. СПб., 1865), Перельса (перевод Лилиенфельда. СПб., 1884), были изданы хорошие руководства по общему морскому праву отечественных авторов Сиверса - "Главнейшие сведения по морскому международному праву" (СПб., 1902) и И.А. Овчинникова - "Записки" (СПб., 1903) и "Конспект" (СПб., 1908); схематический очерк Уляницкого (ЭСл. Гран. Т.33). По истории международного морского права, кроме переводного сочинения Отфейля (перевод Долгова. СПб., 1887), имеется несколько статей русских авторов: И.А. Овчинникова (М. сб., 1902. N 4 и 6), Доливо-Добровольского ("Вест. пр.", 1902. N 2), Тарновского ("Б. б. сам.",1905. N 25 и 27) и В.С. Садовского (ЖМЮ, 1906. N 8. С.79-121 и 1914. N 5. С.211-250). См.: Овчинников - Сборник действующих трактатов (по мореплаванию). СПб., 1901; Пг., 1914; Огородников - "Исторический очерк развития и деятельности морского министерства за сто лет" (СПб., 1902); "Сборник узаконений, относящихся к торговому мореплаванию") (Пг., 1915).

Отдельным вопросам посвящены статьи В.П. Голубева - ("Р. суд.", 1913. N 9 и "Вест. пр.", 1916. N 28); И. Сабо - "Международные юридические отношения кораблей" (СПб., 1903) и "Положение корабля с взбунтовавшимся экипажем" ("М. сб.", 1905. N 8). Ср. "Сборник морских статей и рассказов" (1877, N 8) и "Выписка из трактатов и постановлений относительно салютаций российских кораблей и крепостей" (б. м. и г.; в библиотеке им. Ленина под шифром 38/87). "Список судовых документов" ("М. сб.", 1904. N 1 и 2).

Открытое море. Объединяющей работы о положении открытого моря нет. О положении судов в открытом море писал Голубев ("Р. суд.", 1914. N 10), о свободе открытого моря - Долгов ("Вест. пр.", 1901. N 10), о морском разбое - Грабарь (Эсл. Т.26) и Мертваго ("М. сб.", 1884. N 8), о морских кабелях и других международных соглашениях см. "Международное административное право". См. также Тарновский - "Борьба за господство на море" ("В. б. сам.", 1905. N 25 и 27) и Илляшевич - "Указатель морских постановлений, 1700-1875 гг." ("М. сб.", 1875. N 5).

Территориальное море. Имеется несколько статей, посвященных юридическому положению территориального моря. К сожалению, ни в нашей, ни в зарубежной литературе не проводится различия между понятиями берегового и территориального моря. Под территориальным морем следовало бы разуметь часть берегового моря, вклинившуюся в сухопутную территорию государства, - бухты, рейды, порты. По своей юридической природе эта часть моря сильно отличается от его береговой полосы: прибрежное государство пользуется на этом пространстве моря значительно большими правами, чем те, которые международное право предоставляет ему в пределах береговой полосы; она является как бы составной частью, принадлежностью его сухопутной территории.

Определению юридической природы берегового или территориального моря посвящен ряд работ: Коркунова ("М. сб.". 1899. N 1), Овчинникова ("М. сб.", 1899. N 1), Грабаря (НЭСл. Т.6), Шалланда ("Сл. В.Ф.". С.852-858), В. Голубева (ЮВ., 1914. N 3-4), Сабанина ("Изв. МИД", 1912. Т.V и 1913. Т.V). О береговой полосе океана у порта Мурмана - Жилинского ("Р. суд.", 1915. N 5), у берегов Норвегии - "Отчет Норвежской комиссии о морской границе" ("Изв. МИД", 1912. Т.V) и Березникова - "Территориальные воды Норвегии" ("Сб. конс. донес.", 1899. Т.V). О пушечном выстреле как границе береговых вод писал Голубев Н. ("Юр. зап.", 1912. Т.III. О береговом судоходстве (каботаже) см. "Записку об исключительном праве плавания" (СПб., 1905) и статьи: Шалланда ("Сл. В. Ф.". С.863-865 и "Эконом. об.", 1897. N8) и Б. Голубева ("Р. суд.", 1914. N10). См. также "О порядке задержания судов в английских портах" (СПб., 1904) и перевод соч. Перельса - "Права и обязанности военных судов в иностранных водах" (СПб., 1887).

Отдельные моря. Очень много исследований посвящено Черному морю. О них см. дальше ("Проливы"). Об исторических судьбах Балтийского моря писали Форстен, Полуектов и Таубе; о Каспийском море - Казанский ("СПб. вед.", 1898. N 102); о Сато-Утси - Клыков ("М. сб.", 1870. N 10).

б) Проливы. Имеется схематический очерк о проливах Уляницкого (ЭСл. Гран. Т.33).

Черноморским проливам Босфору и Дарданеллам посвящено два крупных исследования: Уляницкого - "Дарданеллы, Босфор и Черное море в XVIII веке" (М., 1883) и Горяинова - "Босфор и Дарданеллы" (СПб., 1907). Обе работы, основанные на архивных материалах, как бы дополняют друг друга. Первое исследование охватывает время с XVII в. до Кучук-Кайнарджийского мира 1774 г. включительно; исследование Горяинова касается исторических судеб Черноморских проливов с конца XVIII в. до Берлинского конгресса 1878 г.

Об обеих работах имеются обширные отзывы: о работе Уляницкого в ЖМНПр (1883. N 4) и отзыв Мартенса в "Отчете о 28-м присуждении наград гр. Уварова" (с.50-65); о работе Горяинова - отзывы Грабаря ("Отчет о 50-м присуждении наград гр. Уварова". СПб., 1910. С.145-169), Александренко (ЖМЮ, 1907. N 4) и Нольде ("Изв. СПб. полит. ин.", 1907. Т.VII. Отд. экон. и юрид. Вып.1 и 2 и "Р. м.", 1911. N 4). Кроме указанных двух авторов, о Черноморских проливах писали: В.С. Неклюдов - "Bosphore et Dardanelles" (Paris, 1878), Казанский ("Сл. В. Ф.". Т.I. С.1146), Петрус - "Значение договоров" (М., 1905), Водовозов (НЭСл. Т.7), Циммерман (СПб., 1912. Изд.2, 1915), Гагарин ("Р. м.", 1915. N 4 и 5), фон-Шульц ("М. сб.", 1913. N 6), В. Голубев ("В. пр.", 1915. N 18), Богаевский (Киев, 1915), Тельберг (Томск, 1915), Котляревский (ЮВ, 1915. N 1), Милюков ("Вопр. мира и войны", 1915 и "Вест. Евр.", 1917. N 1, 2, 4, 5, 6), Рожков ("Совр. мир", 1915. N 5), М.П. Базилевич (Рост.-Дон., 1915), Уляницкий (Эсл. Т.33), Петряев (Пг., 1917), Витмер ("Вест. Общ. ревн. ист.", 1916. Т.III), Чернышев ("Р. суд"., 1915. N 1 и 5) и другие. В русском переводе появилась зарубежная работа Эсперэ ("Совр. мир", 1915. N 7-8). См. также работы по истории Восточного вопроса, в особенности Жигарева - "Русская политика в восточном вопросе" (2 тома. М., 1896).

О Балтийских проливах Зунде и Бельтах, кроме исследования И.И. Ивановского (ЖМНПр, 1848. N9; СПб., 1848), имеются статьи о Зундских пошлинах Капустина ("Рус. вест.", 1856, июль. Кн.1 и 2), а также в "От. зап.", 1857, апрель. С.267 и Таубе ("Сл. В. Ф.". Т.1).

в) Морские каналы. О морских каналах имеется множество работ. Упомянем Овчинникова - "Морские каналы" ("М. сб.", 1899. N 4) и Венюкова ("Сев. пч.", 1861); о Суэцком канале: Камаровского ("Р. м.", 1889. N 2), А-ва ("Вест. Евр.", 1869. N 12), Г.А. ("М. сб.", 1870. N 5), Самохвалова ("М. сб.", 1871. N9) и Сухотина ("М. сб.", 1857. N5 и 1883. N 1 и 3); о Панамском канале: Венюкова ("Р. м.", 1888. N1), И.П. ("Набл.", 1803. N 2), Левандовского ("Р. суд.", 1910. N 2), Нольде ("Изв. МИД", 1913. Т.II), Набокова ("Изв. МИД", 1913. Т.VI), Тверского ("Вест. Евр.", 1913. N 7), Жуковского (Одесса, 1913), Новаковского ("Изв. МИД", 1915. Т.II), Руцкого ("Изв. МИД", 1913. Т.VI), Голубева ("Р. суд". 1913. N 12) и Тимонова "Мировой водный путь" (СПб., 1915).

г) Арктика и Антарктика. Ряд очерков посвящен Шпицбергену: Гебель ("Р. суд.", 1908. N 9 и 10), Огородников ("Р. ст.", 1890. N 6), Шидловский - "Шпицберген в русской истории и литературе" (СПб., 1912), Идман ("Изв. МИД", 1916. Т.I). В книге Шидловского даны подробные литературные указания. Дипломатическая переписка о Шпицбергене с 1871 по 1912 г. напечатана в "Приложении" к "Изв. МИД" (1912. Т.III). Об Антарктике юридических работ не появилось. См. К.Д. - "Краткий исторический обзор антарктических исследований" ("Р. суд.", 1912. N 6).

Несколько работ посвящено Северному морскому пути: Брейтфус (СПб., 1906), Дунин-Горкавич и Гебель ("Р. суд.", 1909. N 2, 6, 7, 9, 10), Чернышев ("Р. суд.", 1914. N 10).

д) Воздушное пространство. Международное воздушное право еще только зарождалось. Об нем писали: Р.Л. Вейсман - "Воздухоплавание в его отношении к праву" ("Тр. Юр. общ.".Т. II, СПб., 1911. С.90-123), Н.Н. Голубев ("Юр. зап.", 1911. Т.I и "Пр. вел. Рос.", 1916. N 17), Геллер (ЖМЮ, 1911. N 8), Корф ("Р. м.", 1913. N 12), Ключников ("Р. м.", 1913. N 12 и ЮВ, 1916. N 2), Телегин ("Вест. мира", 1912. N 1, декабрь).

Имеются статьи зарубежных авторов: Балдвина - "Право воздухоплавания с англо-саксонской точки зрения" (ЖМЮ, 1910. N 8) и Колера - "Воздухоплавание и международное право" ("Юр. зап.", 1911. Т.I).

 

3. Население

 

а) Гражданство (подданство). Одной из лучших работ в мировой литературе по вопросу о гражданстве является магистерская диссертация В.М. Гессена "Подданство, его установление и прекращение" (СПб., 1909). Работа задумана была широко, но вышел только первый том, в котором автор дает юридическую конструкцию понятия и основные начала его законодательной регламентации. Во втором томе автор предполагал дать регламентацию гражданства как в законодательстве, так и в международном договорном праве (de lege lata), установить начала регламентации, законодательной и договорной, с точки зрения политики права (de lege ferenda). Автор исключает из своего рассмотрения два существенных момента: влияние на подданство территориальных перемен и подданство в сложных государствах.

Оценку работы Гессена дал проф. И.А. Ивановский в статье "Новая теория подданства" ("Вест. Евр.", 1910. N 3). В отличие от большинства работ иностранных ученых, в которых преобладает анализ положительного права, Гессен, говорит его рецензент, обращает большое внимание на вопросы теоретического характера, на обоснование юридической природы гражданства. Понятие гражданства является, по его мнению, институтом международного права, а не государственного. Исторический очерк приобретения и утраты гражданства в России (с.200-235) составлен автором на основании сырого материала. Гессену принадлежат статьи в ЖЮОб (1896. N 8 и 9) и в ЖМЮ, 1896. N 7 и 8).

Из других работ по отдельным вопросам гражданства следует указать статьи: Коркунова (ЖМЮ, 1894/95. N 10), Александренко ("Варш. ун. изв.", 1904. N 5), Доливо-Добровольского (ЖМЮ, 1902. N 2); "Юр. газ.", 1894. N 14-16, 1895, N 8. 1898. N 76; о двойном подданстве - Саблера (ЖС, 1897. Т.II); Макарова ("Право", 1915. N 37-39) и Дурденевского ("Пр. вел. Рос.", 1916. N 11, 13, 15); Яновского - об эмиграции (ЖМЮ, 1908. N 3), о праве въезда (там же, 1909. N 10).

б) Иностранцы. Под иностранцами понимаются пребывающие на данной территории граждане (подданные) другого государства.

Капитального труда, охватывающего вопрос о юридическом положении иностранцев в целом, не было издано, но литература по этому предмету довольно богата. Особенно много работ вышло по истории юридического положения иностранцев в России.

Можно отметить работы Пероговского - "О началах международного права относительно иностранцев у народов древнего мира" (Киев, 1859), Никольского - "Юридическое положение иностранцев в древней Греции" (ЖМНПр, 1890. N7) и Полевого - "Das Heimfallsrecht" (Dorpat, 1855). Положение иностранцев в древней России исследовали: Бородин ("Вест. Общ. ревн. ист.", 1915. N 11), Ф.Ф. Витте - "Die Rechtsverhaltnisse der Auslander in Russland" (Dorpat, 1847), И.Е. Андреевский - "О правах иностранцев в России" (СПб., 1854) - отзывы Капустина ("Рус. вест.", 1886. Т.I. Кн.I); Чернышевского ("Современник", 1855. N 4) и анонимный ("От. зап.", 1865, февраль), Брикнер ("Balt. Monat.", 1877, XXV и "Russ. Rev.", 1886, XXVI), "Обозрение действующих в России узаконений об иностранцах" (СПб., 1859; "Рус. вест.", 1860. N 13); Д.В. Цветаев - "Об иностранцах в России" ("Рус. вест.", 1887. N 12) и "К истории изучения вопроса об иностранцах в России" ("Варш. ун. изв.", 1801. N7), Эйхельман ("Russ. Rev.",1878. Вып. 3). О положении иностранцев в Новгороде писали: Андреевский - "О договоре Новгорода с немецкими городами" (СПб., 1855 - отзыв в "От. зап.", 1855. N 5 и 6 и в "М. вед.", 1855, лит. отд. N 39 и 40), Таль ("Чт.", 1905. Т.4 и сл.), Шлютер - "Die Nowgoroder Schra" (Dorpat, 1911); Краузе ван дер Кон по поводу соч. Шлютера ("Изв. Отд. р. яз. АН", 1913. Т.XVIII. Кн.1). Об иноверцах писали: М.К. Красножен - "Иноверцы на Руси" (Юрьев, 1900), Д.В. Цветаев - "К истории иностранных исповеданий в XVI и XVII вв." (М., 1886), "Памятники к истории протестантства" (М.,1878) и "Протестантство и протестанты" (М., 1890), Д.А. Толстой - "Римский католицизм в России" (СПб., 1876 и 1878); Кузнецов - "Управление делами иностранных исповеданий" ("Врем. Демид. лиц.". Т.98 и 99). Особенное значение для истории иностранцев в Московском государстве имеют работы профессора Новороссийского университета А.С.Мулюкина - "Очерки по истории юридического положения иностранных купцов в Московском государстве" (Одесса, 1912 - отзывы в ЮВ, 1913. N 3 и "Уч. зап. Харьк. ун.", 1917. N 1 и 2); "Приезд иностранцев в Московское государство. Из истории русского права XVI и XVII вв." (СПб., 1909) и его статьи (ЖМЮ, 1907. N 9; 1908. N 5 и ЖМНПр, 1908. N 10).

О юридическом положении иностранцев вообще есть лишь небольшие очерки В.М. Гессена (НЭСл. Т.19), Уляницкого (ЭСл), Камаровского ("Р. м.", 1889. N 12 и ЮВ, 1889. N 12), Александренко (ЖМЮ, 1905. N 5), Яновского (там же, 1909, N 10), Хейфеца (там же, 1916. N 8 и 9), Голубева ("Юр. зап.", 1914. Т.III). См. также "Обозрение законодательств Франции, Австрии и Англии об иностранцах" (СПб., 1896). О положении иностранцев в России дали обстоятельные работы Мыш - "Об иностранцах в России" (СПб., 1888, с дополнением - 1894; изд.2, СПб., 1911)*(1134), и Энгельман ("Leske-Lowenfeld, II, Berlin, 1896)*(1135).

Об ограничении гражданских прав иностранцев, неприятельских граждан см.: "Право войны".

Об армянском национальном меньшинстве в Турции изданы были работы: "Положение армян в Турции" под редакцией Камаровского; "Будущее устройство Армении" (Пг., 1915); Ошеровский - "Идея автономного строя в Турецкой Армении" (Пятигорск, 1915). Здесь же можно упомянуть статьи Мандельштама - "Неоруссы в Оттоманской империи" ("Право", 1901) и Сикорского - "Правовое положение русской колонии в Манчжурии" ("Право", 1915. N 12).

в) Внеземельность (экстерриториальность). Внеземельность представляет "прободение" территориальной державности одного государства личною державностью другого. Территориальная державность вытесняется частично вторгающеюся в ее сферу личной державностью чужого государства: некоторые лица, связанные узами гражданства или службы с одним государством, попадая на территорию другого государства, не подчиняются местной территориальной власти, а продолжают оставаться исключительно под личной властью государства, к которому они принадлежат. Институт внеземельности имеет применение к главам государства, к его дипломатическим, отчасти и к консульским представителям, к иностранной армии и иностранным военным судам; он применяется, по аналогии, и к персоналу некоторых международных учреждений; в прежнее время он имел широкое применение в странах консульской юрисдикции по отношению ко всем иностранцам. Обычно история и доктрина института внеземельности излагается в посольском праве, с которым тесно связано его происхождение и развитие. Общие сведения о внеземельности даны в работах: Гейкинга - "L'exterritorialite" (1889); Грабаря - "Внеземельность" (НЭСл. Т.II. С.27-29).