_ 38. Харьковский университет*(931) : Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917) – В.Э. Грабарь : Книги по праву, правоведение

_ 38. Харьковский университет*(931)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 
РЕКЛАМА
<

 

1. Кафедра международного права юридического факультета

 

Во второй половине XIX в. мы застаем на кафедре международного права Харьковского университета одну из знаменитостей этого университета, красу и гордость юридического факультета - Д.И. Каченовского. Он занимает эту кафедру с 1840 г. О раннем периоде его научно-преподавательской деятельности, кончая 1855 годом, уже говорилось. Нам придется рассмотреть только последующую его деятельность.

Каченовский Д.И. (1827-1872). Дмитрий Иванович Каченовский*(932) с 6 до 9 лет учился в народной школе, затем в Орловском училище детей канцелярских служителей, откуда перешел в 4-й класс 1-й Харьковской гимназии. Гимназию он окончил в 15 лет, в 1842 г., и тогда же поступил в Харьковский университет, который он окончил в 1847 г. со степенью кандидата и был оставлен профессорским стипендиатом. Через год, в 1848 г., он уже сдал магистерский экзамен, и факультет ходатайствовал о назначении его адъюнктом по кафедре общенародного права, ввиду перехода профессора этой кафедры Орнатского в Московский университет. Ходатайство не было уважено, и Каченовский получил назначение адъюнктом только в 1849 г. по защите им магистерской диссертации на тему: "Исторический обзор положений международного права о владычестве над морями"*(933). Ему было только 22 года.

В марте 1855 г. Каченовский выдержал экзамен на степень доктора политических наук и защитил докторскую диссертацию в Московском университете. В Москве он сошелся с кружком западников, заветам которых остался верен до смерти. В декабре 1857 г. он был командирован на два года (1858-1859) за границу.

Для характеристики Каченовского интересен его отчет о заграничной командировке 1858-1859 гг. Он вспоминает свои ежедневные беседы с известным немецким историком и публицистом Вурмом, беседы, которые были для меня, говорит он, важнее и поучительнее многих лекций. Он был увлечен государственным строем Англии, во время его пребывания в Англии прошли две сессии парламента. В Англии он посещал все замечательные митинги и публичные собрания. "Время, проведенное в этих собраниях, говорит он, не только не кажется мне потерянным, напротив, я думаю, что оно выиграно для науки". Сравнивая лекции немецких и французских профессоров, Каченовский находит, что первым "вредит компендиарная форма, сухая диалектика и темный, нередко загадочный язык", ему нравится французская манера чтения лекций, но "международное право, - замечает он, - читается в Париже неудовлетворительно". Он дает сведения и об общественной жизни Бельгии, Голландии, Швейцарии, Пьемонта и Испании, подчеркивая, что "старался проникнуть в сферу опыта, наблюдать политическую жизнь", ибо с теорией можно ознакомиться по книгам.

В 1859 г. Каченовский был утвержден ординарным профессором по кафедре общенародного права. По возвращении своем из заграничной командировки он предполагал открыть в университете курс публичных лекций и, учитывая всеобщий интерес к вопросу освобождения крестьян, остановил свой выбор на теме об отношении европейцев к неграм, особенно в английских и французских колониях. В Совете университета проф. Свиридов признал просьбу Каченовского "неуместной в настоящее время", так как "тут многое будет относиться и к нашему отечеству", но Совет высказался за допущение публичных лекций на указанную тему, так как "цензурою совсем не запрещаются статьи о торге неграми и уничтожении его". Публичные лекции не состоялись, ибо министерство признало тему несвоевременною.

Когда в 1859 г. восстановлено было преподавание в университетах государственного права европейских держав, чтение его факультет поручил Каченовскому. В 1861 г. Каченовский снова побывал за границей.

В бытность свою в Англии в 1859 г. Каченовский прочел два доклада, из которых один, сделанный в Лондонском юридическом обществе, - "О современном положении международного правоведения", возбудил всеобщее внимание, и его мысль о необходимости объединить работников в области международного права нашла в 1867-1871 гг. отзвук во всех странах (Манчини, Либер, Ролен-Жакмен и другие) и в 1873 г. была осуществлена путем создания Института международного права, когда Каченовского уже не было в живых. Другой доклад был посвящен деятельности скончавшегося в то время Вурма. Кроме того, Качановский прочитал доклад в Лондонском обществе мира, познакомивший слушателей с русским проектом вечного мира В.Ф. Малиновского. Он был избран членом общества для развития социальной науки и по возвращении в Россию не прерывал с ним сношений; по его предложению в обществе создан был отдел международного права; он присутствовал при открытии заседаний этого отдела в Дублине в 1861 г. и был избран председателем его*(934).

До поездки за границу в 1856 г. Каченовский был кабинетным ученым; по возвращении в Россию он, оставаясь на кафедре, стал более политическим деятелем, чем ученым, а в последние годы жизни, слабый и усталый, с появившимися признаками чахотки, искал утешения в искусстве, охладев к политике*(935). Недуг, которым страдал Каченовский, все усиливался и в 1872 г. свел его в могилу в возрасте 45 лет.

В истории науки международного права Каченовскому принадлежит одно из наиболее видных мест. Он был первым русским международником, известность которого не ограничивалась пределами его родины.

В своих научных исследованиях Каченовский придерживался практического направления английской школы. Немецкой сухой "Gelehrtheit" он не выносил. Благодаря исторической точке зрения Каченовскому удавалось определять, в каком направлении предстоит развиваться тому или другому юридическому институту. Его докторская диссертация "О каперах и призовом судопроизводстве" (М., 1855)*(936) - одна из лучших монографий; в ней в виде постулатов из основных начал международного права и его исторического развития намечены некоторые реформы, вскоре после того получившие частичное осуществление в Парижской декларации 1856 г. о морском международном праве.

Каченовский, как уже было сказано, одним из первых выразил также мысль о необходимости совместной работы ученых разных стран для дальнейшего развития международного права. Любимой идеей его была кодификация норм международного права, которой и занялся в дальнейшем Институт международного права*(937).

Задуманное Каченовским издание "Курса международного права" прекратилось на втором выпуске; он успел написать только введение в свой курс (1863), исторический же очерк международного права (1866) обрывается на средних веках. Эту оборвавшуюся в самом начале попытку создать курс международного права обычно считают первою в русской литературе, забывая о заслугах в этом отношении М.Н. Капустина. Исследователям остался неизвестным также и тот факт, что предшественник Каченовского по кафедре Т.Ф. Степанов еще в 1847 г. составил полный курс этого предмета в двух томах, который остался в рукописи, погибшей в развалинах Харькова во время Отечественной войны.

Беззаветно преданный своему университету, Каченовский был одним из наиболее выдающихся преподавателей и руководителей университетской молодежи, которая стекалась на его лекции со всех факультетов. В числе его учеников были: М.М. Ковалевский и А.Н. Стоянов.

Каченовский чутко отзывался на все явления политической жизни как на Западе, так и в России. Однако "к середине 60-х годов, - как свидетельствует один из его слушателей*(938), - умственный поток: стал обходить, если хотите, обгонять его". Материалистические воззрения, которые под влиянием передовой литературы стали в то время быстро распространяться среди молодежи, не укладывались в уме Каченовского, склонном к идеализму и поэзии. Изменилось и отношение к его лекциям: их перестали посещать всем университетом; передовые журналы ("Современник", "Отечественные записки") критиковали его труды, укоряли его в догматизме и доктринерстве. Это огорчало Каченовского, но "по силе своих убеждений он не мог, да и не хотел приноровиться к новым вкусам". Этот разлад и был, по-видимому, главной причиной того, что Каченовский в конце своей жизни всецело переключился на историю искусства.

После смерти Каченовского на замещение кафедры факультетом был объявлен конкурс, а преподавание международного права на 1873/74 уч. год было поручено профессору истории важнейших иностранных законодательств А.Н. Стоянову, который продолжал читать этот предмет до конца 1877 г.

Стоянов А.Н. (1831-1907). Имя Андрея Николаевича Стоянова*(939) занимает почетное место в истории науки международного права в России. Право на это ему дает единственная работа, посвященная международному праву. Работа эта - курс лекций, читанных им по поручению факультета после смерти Каченовского в 1873/74 уч. году*(940). "Три четверти всего напечатанного текста, - свидетельствует автор, - представляют собою стенограмму лекций", записанных слушателем Стоянова К.Ф. Виноградовым. "При печатании литографированного текста записок сделаны все примечания и некоторые добавления". Заслуга Стоянова в том, что он выпустил в свет обстоятельный систематический курс международного права; в нем отведено место как международному уголовному, так и международному частному праву.

Так как Стоянов не был специалистом по международному праву, то естественно было предположить, что он как слушатель Каченовского использовал его лекции. Такое "неправильное и обидное для научного достоинства проф. Стоянова утверждение", будто его лекции "изданы по запискам Д. И. Каченовского", как замечает С.П. Никонов, было высказано проф. Мартенсом в его "Современном международном праве". С.П. Никонов свидетельствует, что утверждение проф. Мартенса, приводившее Стоянова в негодование, совершенно голословно*(941).

По предложению Стоянова по кафедре международного права оставлен был при университете В. Пассек; в 1876 г. он выдержал там магистерский экзамен; дальнейшая судьба его не известна.

Кафедра оставалась вакантной до 1877 г., когда ее занял В.П. Даневский.

Даневский В.П. (1852-1898). Отец В.П. Даневского, магистр гражданского права и профессор Нежинского лицея, впоследствии сенатор, был видным деятелем судебной реформы Александра II. Высшее образование Всеволод Пиевич Даневский*(942) получил в Московском университете, который окончил в 1875 г. со степенью кандидата прав и с золотой медалью за сочинение "О правах нейтральных". Оставленный при университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре международного права, он выдержал в 1877 г. в Москве экзамен на степень магистра и после защиты в Харькове диссертации pro venia legendi был единогласно избран приват-доцентом Харьковского университета по кафедре международного права. Во время сербского восстания 1876-1877 гг. участвовал в качестве добровольца в армии генерала Черняева.

Защитив в Харьковском университете магистерскую диссертацию*(943), Даневский в 1879 г. был единогласно избран юридическим факультетом в штатные доценты, а по защите в Киевском университете докторской диссертации*(944) избран в 1883 г. экстраординарным, в 1884 г. - ординарным профессором по кафедре международного права. До того как он перешел на кафедру уголовного права, Даневский успел еще в 1892 г. изложить свои взгляды на международное право в кратком, но насыщенном руководстве по этому предмету.

Слушатель Даневского и преемник его по кафедре В.А. Ястржембский говорит о нем как о блестящем лекторе, который довольно часто выступал с публичными лекциями по различным вопросам международного права, а бельгийский профессор Эрнест Нис, встречавшийся с Даневским на сессиях Института международного права, в беседах со мною отзывался о нем как об остроумном и талантливом собеседнике, весьма прогрессивно настроенном.

Прогрессивные взгляды, проводником которых он выступал в науке и в жизни, привлекали к нему симпатии студенческой молодежи. Это проявилось, между прочим, на защите им докторской диссертации о системах политического равновесия, легитимизма и начале национальности. Консервативно настроенные оппоненты его, профессора Незабитовский и Ренненкампф, упрекали его в преувеличенной привязанности к принципу национальности, отстаивая начала равновесия и легитимизма; диссертант горячо защищал свою точку зрения и встретил полное сочувствие аудитории.

Даневский, по свидетельству лиц, знавших его, был человек недюжинный и оригинальный. Вся его фигура дышала энергией, говорит его товарищ по факультету, проф. государственного права Н.О. Куплеваский; высокий рост, резкие черты лица, огненный взгляд, громкий голос и резкие движения - все это производило сильное впечатление. Обладая страстным, кипучим темпераментом, он "вечно воевал за истинные интересы науки и общества". "Независимый, открытый характер, с большой долей честолюбия, ясное мышление, лекторский талант выдвигали его в первые ряды Харьковской профессуры".

Даневский является одним из видных представителей науки международного права в России. Основные работы его - две диссертации, магистерская и докторская. Первая посвящена нейтралитету: "Исторический очерк нейтралитета и критика Парижской декларации 4/16 апреля 1856 г." (М., 1870). Работа вызвала много отзывов: Лодыженского ("Крит. об.", 1879. N 14) и других (ЖГУПр, 1879. N 5; 1913, 1879. N 7); Стоянова ("Крит. об.", 1880, N 3). См. ответ Даневского (ЮВ, 1880. N 9). О тех же вопросах говорят статьи Даневского (ЮВ, 1874. N 4 и 1879. N 5; ЖГУПр, 1879. N 5). Его докторская диссертация "Система политического равновесия и легитимизма и начало национальности в их взаимной связи" (СПб., 1882) тоже вызвала много отзывов: Незабитовского (Собр соч. Киев, 1884. С. 283-288); Стоянова (ЮВ, 1883. N 4); "Р. м." (1882. N 5); "Вест. Евр." (1882. N 9); "Сев. вест." (1895. N 12). См. также ЮВ (1882. N 8).

Даневский писал и по другим вопросам международного права: о кодификации международного права (ЮВ, 1878. N 6 и N 7; "Набл.", 1883. N 10 и "Очерк новейшей литературы". С.269-273); о конгрессах и конференциях ("Набл.", 1885. N 1); о выдаче политических преступников (ЮВ, 1880. N 12 и "Opinion impartiale". Paris, 1881); о борьбе с негроторговлей (ЮВ, 1892. N 9).

Общие взгляды свои на международное право Даневский изложил уже в 1880 г. в статье "Основания международного права, его принципы и цели" (ЮВ, 1880. N 5). Он намечает создание новой отрасли международного права - права административного. Цель международного права он видит в установлении "всемирного правового порядка", объединяющего всех людей и все народы дня их благополучия и счастья.

В качестве диссертации pro venia legendi Даневский напечатал "Очерк новейшей литературы по международному праву" (СПб., 1876). Отзывы о нем дали Мартенс (ЖГУПр, 1876. N 3) и Камаровский (ЮВ, 1876. N 3-5), которому Даневский ответил (ЮВ, 1876. N 6-7). Позднее Даневский напечатал отзывы на сочинения: Эйхельмаца - "Военное занятие" (ЮВ, 1879. N 6), Мартенса - "восточная война" ("Крит. об.", 1880. N 1 и ЖГУПр, 1880. N 2) и ("Россия и Англия" (ЮВ, 1880. N 4; "Le Russie et l'Abgleterre. Londres, 1881) и на перевод Гефтера ("Крит.об.", 1880. N 10).

Заняв кафедру уголовного права, Даневский напечатал ряд работ по этому предмету, но успел также издать прекрасное "Пособие к изучению истории и системы международного права" (Харьков, 1802), вызвавшее отзывы гр. Камаровского ("Р. м.", 1892. N 6) и Грабаря (ЖМНПр, 1802. N 10). Общим вопросам международного права посвящены статьи: "Основания международного права" (ЮВ, 1880. N 5) и "Прогресс в международных отношениях" ("Р. м.", 1890. N 3).

Пиуновский М. В 1879 г. в юридическом факультете сдал испытание на степень магистра международного права капитан М. Пиуновский. В 1877 г. он читал в Военно-юридическом училище курс лекций по международному праву. Подробное содержание лекций, начиная с 11-й, когда лектор приступил к изложению права войны, было напечатано в "Русском инвалиде" за 1877 г. в N 13-84 (с пропуском ряда номеров). Об этой работе Пиуновского нигде в литературе не упоминается. Известна другая его работа, напечатанная в том же 1877 г. в "Военном сборнике" (N 6) и отдельно "Законы и правила войны по международному праву" (СПб., 1877).

После перехода в 1893 г. Даневского на кафедру уголовного права кафедра международного права долгое время оставалась не занятой. В 1894/95 уч. году лекции по международному праву, по поручению факультета, продолжал читать тот же Даневский, но в дальнейшем от чтения их отказался и рекомендовал факультету своего ученика, магистранта В.А. Ястржембского. Факультет ходатайствует о поручении последнему чтения лекций на 1895/96 уч. год, но министерство неожиданно назначает на кафедру приват-доцента Казанского университета, магистра М.И. Догеля. На протяжении пяти лет, с 1895 по 1901 г., на кафедре последовательно менялись руководители: Догеля (см. "Казанский университет") в 1897 г. сменил М.А. Таубе (см. "Петербургский университет"), а последнего в 1901 г. - В.А. Уляницкий (см. "Томский университет"). Только после перехода Уляницкого в Томск кафедру занял, наконец, факультетский кандидат В.А. Ястржембский.

Ястржембский В.А. (род. 1866). Владимир Антонович Ястржембский*(945) родился в г. Александрии Херсонской губ., воспитывался во 2-й Харьковской гимназии, в 1886 г. поступил на юридический факультет Харьковского университета, который окончил в 1890 г., но государственный экзамен сдал лишь в следующем 1891 г. В бытность студентом Ястржембский получил премию Каченовского за сочинение "Военное международное право в русско-турецкую войну 1877-1878 г."*(946). В 1892 г. факультет, по рекомендации Даневского, ходатайствовал об оставлении его при университете, но министерство из-за отметки 3 по древним языкам в аттестате зрелости медлило с ответом и только через полтора года удовлетворило ходатайство факультета. Ястржембский был оставлен при университете на два года, считая с 1 января 1894 г. В апреле 1895 г. Ястржембский, сдав магистерский экзамен, получил звание приват-доцента. Как уже отмечалось, министерство ответило на представление факультета о поручении Ястржембскому чтения лекций по международному праву назначением на кафедру М.И. Догеля; Ястржембский читал параллельный курс. В первом полугодии 1896/97 уч. года он читал факультативный курс по истории международных отношений. По повторному ходатайству факультета министерство согласилось на командировку его за границу на два года - с января 1897 г. Порученный ему факультетом курс международного права он читал параллельно с В.А. Уляницким. С переходом Уляницкого в Томск Ястржембский с июня 1901 г. остался на кафедре в звании приват-доцента, а впоследствии, по защите в Киеве магистерской диссертации*(947), был назначен профессором.

Основной работой Ястржембского является его диссертация: "О капитуляциях в Оттоманской империи" (Харьков, 1905). Отзыв о ней Жилина напечатан в "Кр. библ." (1908. N 1(6)). Кроме этой работы, он написал ряд очерков о жизни и деятельности представителей кафедры международного права в Харьковском университете: Орнатского, Каченовского, Даневского, Догеля, Таубе, Уляницкого и своей ("Юр. фак. Харьк. ун.". С.240-264) и отдельно - Каченовского ("Памяти Д.И. Каченовского". Харьков, 1903. С.1-20); им написан также отзыв о соч. Догеля (ЖМНПр, 1895. N 3. С.161-175).

 

2. Другие кафедры юридического факультета

 

Среди представителей других кафедр юридического факультета на первое место следует поставить приват-доцента гражданского права А.А. Евецкого.

Евецкий А.А. (1856-1885). Аркадий Евецкий*(948) окончил юридический факультет Харьковского университета в 1876 г.; по окончании университета был оставлен стипендиатом по кафедре международного права, но для приготовления к преподаванию гражданского права, с командировкой в Киев. Впоследствии работал в судебном ведомстве и кончил жизнь самоубийством в Нежине в 1885 г. в возрасте 29 лет.

Первые работы Евецкого посвящены призам (М., 1871) и репризам (ЮВ, 1876. N 1-2). Позднее он напечатал работу общего содержания: "Начала международного права по учению философской и положительной школы публицистов" (Воронеж, 1880). В том же году напечатана небольшая рецензия на соч. Гамакера о международном частном праве ("Крит. об.", 1880. N 10).

Кроме Евецкого, по вопросам международного права писали: Л.Е. Владимиров - по международному уголовному праву (ЖГУПр, 1873. N 5 и "Р. м.", 1880), В.М. Гордон - о мировом объединении вексельного права (ЖМЮ, 1912. N 2) и С.П. Никонов - о международной охране промышленной собственности ("Юр. изв.", 1913. N 12-13, 14).

 

3. Историко-филологический факультет

 

Наибольший вклад в науку международного права внес историк В.П. Савва своими работами: "Московские цари и византийские василевсы" (Харьков, 1901) и "О посольском приказе в XVI в." (Харьков, 1917). Ему принадлежит издание "Путешествия в Россию Томаса Смита". А.С. Вязигин дал подробный разбор тома I соч. М.А. Таубе "Зарождение международного права" (ЖМНПр, 1900. N 6). Для истории дипломатических сношений много сделал третий историк - Г.Ф. Карпов. Он писал о сношениях с Крымом и Турцией ("Моск. ун. изв.", 1865. N 4), с Польско-Литовским государством (М., 1867), с Малороссией (ЖМНПр, 1871. N 11 и 12); об издании "Памятников дипломатических сношений" (ЖМНПр, 1865. N 12), томов 41, 59, 71 (сношения с Польско-Литовским государством) и т.53 (сношения с Прусским орденом).

 


<