Предисловие автора : Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917) – В.Э. Грабарь : Книги по праву, правоведение

Предисловие автора

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 
РЕКЛАМА
<

 

Русская литература по международному праву, насчитывающая уже около трехсот лет, если принять за ее начало первый ее литературный памятник середины XVII в., довольно богата и заслуживает того, чтобы историк обратил на нее внимание. Литература эта, как верно замечает Ф.И. Кожевников, "по богатству своих идей, по глубине научного анализа, по широте охвата политико-правового материала, по своей прогрессивности, по силе научного предвидения, по своей гуманности, наконец, по изяществу своей литературной формы, - не только не уступает лучшим западноевропейским образцам в этой области права, но, в ряде отношений, она положительно превосходит их"*(16). Пока, однако, за систематическое изучение этой литературы никто не принимался. Если по истории дипломатии имеется ряд интересных работ Доброклонского, Кайданова, Лешкова, Капустина, Мартенса и других, то по истории международного права нет даже подготовительных работ, которые охватывали бы какой-нибудь, хотя бы и незначительный отрезок времени. Все, что доныне появилось в печати, ограничивается отзывами, более или менее обстоятельными, об отдельных работах русских ученых и описанием жизни и деятельности более видных представителей русской науки международного права: В.А. Незабитовского, Д.И. Каченовского, Л.А. Камаровского, Ф.Ф. Мартенса, В.Н. Александренко.

Настало время приняться за обработку этого не вспаханного еще поля. Необходимо оглянуться на пройденный путь. В прошлом нашей науки международного права можно найти много поучительного и ценного. Ознакомившись с ее прошлым, мы будем в состоянии лучше понять и оценить ее настоящее.

"Неудобь переплываемый есть Океан истории", - можно сказать словами известного переводчика Петровского времени Гавриила Бужинского, применяя их к истории науки международного права. Имеется огромный материал, который необходимо собрать и освоить. Я и поставил своей задачей разыскать его и привести в известный порядок. Я начал эту работу еще в 1917 г., когда Академия наук предприняла издание обширной истории русской науки, и на мою долю выпало составление очерка истории международного права. Предприятие не было осуществлено, но я с тех пор не оставлял мысли завершить начатую работу.

Постепенно я начал собирать материал. Печатных произведений по международному праву для XVIII в. оказалось очень мало. Я решил использовать также и опубликованные в печати официальные высказывания наших государственных деятелей и дипломатов, наметив для будущих исследователей направление, в котором должны идти дальнейшие поиски материалов, хранящихся в архивах.

Предпринятая мною работа не ставит своей целью дать вполне обработанную историю науки международного права в России. Цель ее более скромная: собрать воедино в хронологической последовательности все имеющиеся в нашем распоряжении материалы для будущей развернутой истории науки и наметить основные линии ее развития.

Последовательный ход развития литературы международного права в России можно проследить с XVIII в., после вступления России, вслед за ее победой над Швецией, в круг главных держав Европы. Нельзя сказать, однако, что время, предшествовавшее преобразованиям Петра I и его победам, пропало бесследно для науки международного права в нашем отечестве. Зачатки ее можно усмотреть уже в Московский период русской истории, а с XVII в. они даже закрепляются в литературных памятниках.

Ввиду малочисленности работ по международному праву до начала XIX в., автор счел нужным использовать для этого времени доступные ему оригинальные документы - акты правительства и высказывания более видных дипломатов, отражающие представление русских людей того времени о международном праве. Так как экземпляры литературных работ того времени и даже первой половины XIX в. весьма редки и имеются только в книгохранилищах крупных центров, пришлось более или менее подробно излагать содержание отдельных работ, чтобы дать широкому кругу читателей более ясное представление о них.

Автор вполне сознает несовершенство своего труда, но решается представить его на суд читателя, памятуя слова составителя первого руководства по истории русской дипломатии С. Доброклонского: "Сочинения сего рода не избегают ошибок и по десятилетних трудах".

 


<