_ 27. Преподавание международного права : Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917) – В.Э. Грабарь : Книги по праву, правоведение

_ 27. Преподавание международного права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 
РЕКЛАМА
<

 

В статье Василия Петровича Андросова "О пределах, в коих должны быть изучаемы и преподаваемы права политическое и народное"*(743) была ясно намечена установка для преподавания и изучения международного права в рассматриваемый период. Ее можно определить как сочетание религиозного начала с историческим. Историческое направление исследования и преподавания является новым моментом, пришедшим на смену рационализму, религиозное же начало сохранилось от предшествующего периода, но из него устранена была мистика и признание равенства всех христианских культов; истинным признавалось теперь одно лишь освященное историей православное исповедание.

На этом историческом основании должно было вестись и изучение международного права как теоретического ("чистого"), так и практического, или положительного ("условного"). "Краеугольным камнем для начал чистаго народного права, - говорит автор, - мы не можем ничего другаго принять, кроме заповедей Спасителя. Недалеко, может быть, время, когда чистое народное право совпадет с условным. Акт Священного Союза есть колыбель этой надежды". В нем положительное ("условное") право уже строится на началах христианской веры. "Но как в настоящее время право, - продолжает автор, - не действует еще силою идеи, но только силою обязательною, составляемою из признаваемых народами договоров и условий: то и образуется народное право условное, положительное: произведение и потребность времени:"*(744).

"Теоретическия положения о праве, с столь строгим разбором допускаемыя в науку политическаго права, в науке о праве народном принимаются свободнее". Они здесь безвредны. Весь вред, говорит автор, "ограничивается потерею времени, истраченного на занятие безполезными метаполитическими тонкостями. Кому сделали зло добродушныя мечты о вечном мире, о всемирной монархии: которые:. всегда останутся химерами?" "Публицисты могут безвредно строить свои системы прав общих, необходимых:" "Но что мы должны допустить в Науку? Это дело другое: Если право народов есть право нравственных лиц, то нравственности другой нет, кроме сообразности свободнаго действия с заповедями веры". Это право "останется всегда неизменным".

Наука международного права должна исследовать три "существенных вопроса": "1) откуда изникает положительное народное право? 2) к каким предметам это право относится и 3) какими действиями права сии утрачиваются?". Другими словами, наука должна исследовать: 1) источники международного права, 2) его предмет, или содержание, и 3) средства охраны его и прекращения.

"При решении первого вопроса право положительное, - говорит автор, - рассматривает трактаты, подразумеваемыя соглашения, принятые обычаи и давность, сообщающую обязательную силу".

Переходя ко второму вопросу - к предмету положительного права, автор делит это право на две части: "одна часть обнимает внутреннюю жизнь государства, другая внешнюю: одна разбирает те права, по коим непосредственно направляются внутренния общественныя пользы, другая те, которыя относятся к средствам, употребляемым народами при взаимных между ими сношениях. Излагая последния, наука разсматривает, каким образом внешния сношения обеспечивают безопасность государства и содействуют извне к его внутреннему благосостоянию. Здесь разсматривается вопрос вообще о безопасности и независимости государств, о их равенстве на основании общаго народнаго права, о их государственном достоинстве, о торговле и мореходстве". Автор включает в содержание международного права вопрос об особе государей и о частных сношениях между ними.

Далее речь идет о формах сношений между государствами: "в сношениях между народами, - говорит автор, - принимаемо было столь много разнообразных форм, что познание оных составляет уже предмет трудный и утомительный для изучения. Сюда относятся способы, как производятся сношения внешния, или как прекращаются возникающия между народами несогласия".

"К первому разряду относятся мировыя сделки, производимыя или совместными соглашениями, или перепискою, или назначением посольства".

"Другой класс составляют сношения громоносныя народов, когда право умолкает и они, не признавая никакой высшей посредствующей власти, принимаются за оружие, чтобы возстановить оскорбленное свое право. Война: является тут с своим истребительным убеждением. Допуская ее, как необходимое зло, право народное поставляет, по крайней мере, обязанностию войти в строгия теоретическия изследования: когда это средство справедливо может быть принято обществом? какими правилами это средство должно управляться, чтобы самое разрушение - ужасную природу этого средства, по крайней мере сколько можно, ослабить? и какия отношения должны существовать между гражданским обществом, ищущим этим способом возстановить свое право, и между другими, или союзными, или помогающими, или остающимися в безучастии?"

"Между правилами по сему предмету народное право поставляет одним из главнейших, что цель всех усилий войны есть мир, а потому оно входит во все подробности, как это вожделенное благо народное устрояется, ограждается и упрочивается".

Программа Андросова намечает, таким образом, не только направление преподавания, но и систему, в которой может быть излагаемо международное право.

С начала XIX в., с открытием новых университетов, развитие научной мысли сосредоточивается в стенах этих высших учебных заведений. К ним в 1833/34 г. присоединился еще университет св. Владимира в Киеве, заменивший закрытый в 1831 г. Виленский университет. Университеты Московский, Харьковский, Казанский и Петербургский жили по уставу 1804 г., замененному новым уставом 31 декабря 1835 г. Дерптский университет имел свой устав, изданный в 1820 г., а Киевский получил особый устав при основании своем в 1833 г.; к нему не был применен общий устав 1835 г., но он получил новый устав в 1842 г.

По уставу 1835 г. на юридических факультетах преподавались следующие предметы: 1) энциклопедия права; 2) римское право; 3) общенародное право (jus gentium); 4) русское право, которому отведено было четыре кафедры: гражданского права, благоустройства и благочиния, законов о государственных повинностях и финансах, законов полицейских и уголовных и 5) церковное право. Энциклопедия права заменила естественное право; философия и политическая экономия перенесены на первое отделение философского факультета, получившее впоследствии название историко-филологического факультета.

В Дерптском университете уже с самого его основания, когда в других университетах господствовало естественное право, существовала кафедра "положительного государственного и народного права".

В Киевском университете первый его устав 1833 г. не предусматривал преподавания международного права, и кафедра "общенародного права" учреждена была только по уставу 1842 г.

Остановимся на преподавании в университетах международного или, по тогдашней терминологии, общенародного права.

В Московском университете*(745) существовавшая по уставу 1804 г. на отделении юридических и политических наук кафедра "прав естественного, политического и народного" (_ 24) была впервые занята в 1816 г. М.М. Снегиревым, скончавшимся в 1820 г. С этого времени кафедра была вакантна до 1822 г., когда ее занял Дмитрий Ефимович Василевский*(746) (до 1834 г.). В конспекте лекций сказано: "Профессор представит историческое изложение новейших происшествий государств, коих политические отношения, трактаты и связи служат основанием нынешнему праву народов европейских, по руководству Шелля". Учебными руководствами служили пособия Мартенса и Клюбера. Одновременно с ним кафедру политической экономии и дипломатики занимал с 1828 г. Николай Семенович Васильев*(747), перешедший с введением устава 1835 г. на кафедру законов о государственных повинностях и финансах. В 1835 г., после Васильева, международное право преподавал адъюнкт по кафедре прав естественного, политического и народного Петр Алексеевич Иовский*(748), с новым образованием кафедр выбывший из университета. Он читал лекции по Клюберу и Мартенсу. Затем временно, в 1837/38 и 1838/39 гг., общенародное право читал профессор законов полицейских и уголовных Сергей Иванович Баршев*(749). В 1839 г. кафедру общенародного права занял Василий Николаевич Иешков, продолжавший чтение лекций по этому предмету до 1852 г., хотя с 1843 г. он уже перешел на кафедру закона благоустройства и благочиния. В 1852 г. его сменил Михаил Николаевич Капустин.

В Харьковском университете*(750) кафедра прав естественного, политического и народного после Рейта, скончавшегося в 1824 г., по-видимому, более уже не замещалась, по кафедре же политической экономии и дипломатики временно, с 1824 г. до 1832 г., читал лекции профессор римского права Константин Павлович Паулович*(751). В 1832 г. на кафедру дипломатики назначен был Тихон Федорович Степанов, с введением устава 1835 г. занявший кафедру общенародного права, на которой он пробыл до выхода своего в отставку в 1845 г. Степанова сменил Сергей Николаевич Орнатский*(752), в 1848 г. перешедший в Московский университет на кафедру энциклопедии законов. Чтение лекций по общенародному праву в 1848/49 акад. году поручено было профессору уголовного права Гавриилу Степановичу Гордеенко*(753), а с 1849 г. кафедру общенародного права занял талантливый Дмитрий Иванович Каченовский, пробывший на ней до своей смерти в декабре 1872 г. Работы по международному праву оставили только Степанов и Каченовский.

О преподавании международного права в Казанском университете*(754) в рассматриваемый период имеется мало сведений в литературе. Известно только, что кафедру политической экономии и дипломатики занимал с 1824 г. до увольнения в 1837 г. Яков Минич Караблинов*(755).

В рукописном фонде университетской библиотеки сохранилась рукопись его лекций "Народное право", читанных в 1828/29 акад. году. Естественное право читал ставленник Магницкого Городчанинов. После него предмет преподавал иностранец Винтер (1834-1847); последний преподавал и общенародное право по уставу 1835 г. Интересно отметить, что в 1835 г., до введения нового устава, отделение нравственно-политических наук университета ходатайствовало о выделении европейского публичного и народного права в особый предмет преподавания, дав обширную аргументацию его необходимости (Государственный архив ТАССР. Дело Совета 1835, ф. 977, N11). Имеется сведение, что Винтер готовил к изданию руководство к изучению российского народного права, "обрабатываемое в виде науки на основании российских договоров с 1649 г.", т. е. историю русской дипломатии, что было осуществлено Доброклонским и Кайдановым. В 1856 г. на кафедру общенародного права избран был Советом университета адъюнкт Ришельевского лицея, автор книги "О пленных по древнему русскому праву" (М., 1855) Александр Владимирович Лохвицкий, но он остался в Одессе.

В Петербургском университете*(756) кафедра прав естественного, политического и народного с 1829 г., после смерти Лодия, пустовала. Новая кафедра общенародного права с самого учреждения ее в 1835 г. в течение почти тридцати лет, до 1863 г., была занята Игнатием Иоакинфовичем Ивановским.

В университете Киевском*(757) кафедра общенародного права, учрежденная лишь в 1842 г., была вакантна до 1846 г. Временно, в 1842 г., чтение лекций было поручено Александру Алексеевичу Федотову-Чуховскому*(758), в следующем 1843 г. - профессору истории права Николаю Дмитриевичу Иванишеву*(759), который преподавал его до возвращения из Парижа Платона Лукича Тутковского*(760), отправленного туда для подготовления к занятию кафедры общенародного права. Тутковский был назначен в 1846 г. адъюнктом по этой кафедре, но уже в следующем году вынужден был просить об отпуске по болезни, а в 1850 г. скончался от чахотки. Чтение лекций по общенародному праву вновь было поручено Федотову-Чеховскому, пока, наконец, в 1853 г. кафедра не была прочно замещена талантливейшим из русских международников Василием Андреевичем Незабитовским, перешедшим в Киев из Нежинского лицея им. Безбородко, где он занимал кафедру законов о государственных повинностях и финансах. Научная деятельность Незабитовского, поскольку она касается международного права, относится всецело к следующему периоду.

Дерптский университет*(761) находился в особом положении. Как уже было отмечено, в нем международное право с самого его учреждения преподавалось как право положительное, и эта традиция сохранилась во все последующее время. Кафедру "положительного государственного и народного прав" с 1831 по 1850 г. занимал Эрдман Густав Брекер, не оставивший ни одной работы по международному праву*(762). С 1850 по 1856 г. кафедра оставалась вакантной. В этом году ее занял хорошо известный в литературе международного права Август Булмеринг. Международное право читал также и профессор уголовного права и истории прав, известный филолог и историк Эдуард Озенбрюгген. Профессором Дерптского университета он был с 1843 по 1851 г. До перехода в Дерпт он написал две работы по истории международного права: "Jus feciale", за которую получил награду от Кильского университета, и "De jure belli ac pacis Romanorum Liber" (Lipsiae, 1836)*(763).

Международное право преподавалось также в лицеях Царскосельском, Ришельевcком в Одессе и в Домидовском в Ярославле. В бывшем Царскосельском лицее, превратившемся в "Александровский" с местопребыванием с 1844 г. в Петербурге, лекции по международному праву читал И.И. Ивановский, занимавший кафедру общенародного права в Петербургском университете. В Ришельевском лицее, как мы видели, кафедру с 1853 г. занял А.В. Лохвицкий. Кафедру в Демидовском лицее занимал проф. Дм. Семеновский. Последний читал в первом отделении естественное частное право, во втором - естественное публичное, в третьем - народное, последнее - по Клюберу и Мартенсу*(764).

Интересны темы по международному праву, которые задавались юридическими факультетами студентам для соискания медалей. Приведу некоторые. В Харьковском университете на 1847/48 акад. год задана была интересная тема: "Об участии России в образовании настоящей системы европейских государств и в развитии начал и положений народного права". Темой на 1851/52 акад. год была: "Критическая оценка сочинения Гуго Гроция de iure ac pacis с показанием влияния, произведенного трудами этого публициста на развитие науки общенародного права". Первая тема дана была, по-видимому, проф. Орнатским, вторая - проф. Каченовским. В Петербургском университете были заданы следующие темы: на 1843/44 акад. год - "Определить права нейтрального флага касательно торговли и объяснить критически трактаты и положительные законы, к этому предмету относящиеся", на 1851/52 акад. год - "Изложить начала дипломации, которые признавались и наблюдались в России с древнейших исторических времен до вступления на престол императора Петра Великого, относительно права посольства и заключения государственных договоров"*(765). Обе последние темы были излюбленными темами магистерских и докторских диссертаций пятидесятых годов.

 


<