_ 6. Переводческая деятельность : Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917) – В.Э. Грабарь : Книги по праву, правоведение

_ 6. Переводческая деятельность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 
РЕКЛАМА
<

 

Распространение в России западноевропейской культуры требовало перевода иностранных книг на русский язык. Переводческая деятельность нашла в Петре ревностного покровителя. Из-за границы привезено было множество книг по всем отраслям науки. Надо было переводить их. Переводчиков не хватало. На них оказался огромный спрос. Некоторый контингент переводчиков поставлял Посольский приказ*(132). Но их и там не хватало. В 1689 г. К.И. Украинцев, став во главе Приказа, установил штат переводчиков в 15 человек; в 1701 г. число их возросло до 23.

Большой контингент переводчиков давала Киевская Духовная Академия. Много потрудились в переводах с латинского языка воспитанники ее, известные проповедники Феофан Прокопович и Гавриил Бужинский. Искали переводчиков и за границей, особенно среди славян*(133). Принимались и экстренные меры. Для изучения языков Петр отправлял молодых людей за границу: по его распоряжению отправлено в Королевец (Кенигсберг) 30-40 молодых людей для изучения немецкого языка; во Францию отправлены будущие переводчики братья Зотовы, Иван и Конон, в Италию - сын переводчика Бориса Волкова Григорий*(134).

Петр всемерно поощрял переводческую деятельность. Он непрестанно ищет книг для перевода, передает их переводчикам, зорко следит за работой последних, торопит их и при этом дает им указания, как следует переводить*(135).

Переводческая деятельность особенно усилилась после 1708 г., когда введен был гражданский шрифт. Переводились книги самого разнообразного содержания, особенно технические, в которых больше всего нуждалась обновленная Россия. Но ей нужны были и книги по общественным наукам. При всем практическом направлении своего ума Петр придавал большое значение изучению истории*(136). По его распоряжению переведены были Квинт Курций, Цезарь, Бароний (Annales Ecclesiastici) в сокращенном издании, Стратемана - "Theatrum Historicum", Пуфендорфа - "Введение в Историю Европейскую". В предисловии к переводу Стратемана "Феатрон, или Позор исторический" говорится о пользе истории: "На сем основании вся учения зиждутся, иже бо не весть, что прежде его содеяся, сей чрез все житие свое отрок есть; претерпит тоежде и юриспруденция, егда от истории не познает прежде бывших поведений и установлений".

Переводятся и книги по политике. В 1721 г. Кохановский перевел известную книгу Юста Липсия "Увещания и приклады политические", в которой много места уделялось и вопросам международного права; перевод остался в рукописи. Другой политический трактат ("Изображение христиано-политического властелина" Дидака Сааведры Факсардо был переведен, вероятно, для царевича Алексея, Феофаном Прокоповичем. Переведен был и памфлет Пуфендорфа, изданный под псевдонимом Severinus a Monzambano, о государственном строе Германской империи*(137). Выходившие с 1703 г. "Ведомости" печатали из иностранных газет известия о современных политических событиях.

Обострившиеся в 1719 г. отношения с Англией дали Петру повод распорядиться о переводе на русский язык памфлета, направленного против английского правительства того времени: "Рассуждение о доказательствах к миру. И о важности чтоб оставит Гибралтар, соединен со владениями Великобритании. Выданное в Лондоне, и переведено с французского языка на российской. Печатается повелением царского величества" (СПб., 1720)*(138). Автор нападает на правительство, намеревающееся в угоду Франции возвратить Испании захваченный у ней Гибралтар. В "Предисловии" говорится, что английские министры, в интересах ганноверского дома, проводят антианглийскую политику, "правдивому и натуральному тои Короны интересу весьма противную", разрывая союз с Россией против Швеции, чтобы в союзе с Швецией вести войну против России*(139). Война эта превосходит все то, что "в Галантериях Романских писано" относительно "кавалеров заблудящих". Россия недоступна, покрыта снегом и льдом, имеет хорошие крепости; воевать с Россией - значит пренебречь "знатное купечество"; это "авантюра без всякого размышления" в интересах Ганновера: "такие безумные и фантастические мысли не могут войти в голову англичанина".

Переводились и книги по международному праву. Согласно инструкции Гюйссена, царевич Алексей должен был изучать этот предмет в связи с естественным правом по лучшим руководствам того времени, по "Трем книгам о праве войны и мира" Гуго Гроция и по книгам Самуила Пуфендорфа, безраздельно господствовавшим в литературе международного права вплоть до половины XVIII в., когда им на смену явились книги Христиана Вольфа и Ваттеля. Работа Гроция*(140) и обширное руководство Пуфендорфа "Восемь книг о естественном праве и о праве народов"*(141) были переведены на русский язык, но переводы не были изданы; сокращенное же руководство Пуфендорфа "О должности человека и гражданина" появилось в печати в 1726 г. По поручению правительства сделан был также перевод известной книги Викфора "Посол и его функции"*(142).

Перевод юридических книг сильно затруднял переводчиков: "той книги, не учась юриспруденции, переводить никоторыми делы невозможно для того, что термины и речи к юриспруденции надлежащие особые", - доносили переводчики Посольского приказа Спафарий и Лаврецкиий*(143). Даже такой знаток иностранных языков и опытный переводчик, каким был Постников, не может похвалиться своими переводами*(144). Когда же книга попадала в руки неопытных переводчиков, оригинал становился неузнаваемым.

Вот некоторые примеры из перевода книги Гроция "О войне и мире" (гл.18 "О посольстве"): de iure gentium voluntario - о волном праве народа; ius gentium illis debitum - повинну быти народу им; sanctum inter gentes ius Legationum - святая воля или право посольства между народами; foedera sancta gentibus - народу мир свят; foedus humanum - мир людский.

Опытный переводчик Гавриил Бужинский, справившийся с переводом книги Пуфендорфа "О должности человека и гражданина", извиняется перед читателем за непонятность некоторых мест перевода, но возлагает - мы сказали бы, без должного основания - ответственность за это на автора, ибо он "философские термины употребляет, которые несведущим Диалектики суть примрачны", и прилагает к переводу "реэстр речений (юридических) неудобь Российски перелагаемых". Вот некоторые "речения": hypotheticum - виновна; conditio - прилог; sponsio - заклад; respublica - общество; imperium absolutissimum - велительство совершенное; bellum solenne - брань знаменитая; agressor vel invasor - нападатель или наступатель.

Мы говорили о трех книгах по международному праву, с которых был сделан перевод, но остался в рукописи. Это книга Гроция "О праве войны и мира"*(145), книга Пуфендорфа "О законах естества и народов" ("Juris naturae et gentium. Libri octo", 1672)*(146) и обширный трактат Викфора "Посол и его функции" ("L'ambassadeur et ses fonctions"). Перевод другого сочинения Пуфендорфа "De officiis hominis et civis" был напечатан, но уже после смерти Петра, в 1726 г. Перевод был сделан и начат печатанием еще при жизни Петра, по его инициативе и под его непосредственным наблюдением, о чем переводчик Гавриил Бужинский рассказывает в своем "Приношении" Екатерине I.

Переводчик восхваляет Петра, при котором Россия "в новое бытие возрожденна сотворися". "Дабы в юриспруденции обученными мужи не скудна была Россиа, в Европейские преславные Академии: Парижскую, Пражскую, Галскую и в иные многие посылаше юноши для обучения, великих не щадя иждивений". Приходилось изучать сборники законов Юстиниана, Грациана и другие; это было трудно: "яко крепкого желудка пища сварити треба есть". "Егда же услышал (Петр. - В.Г.), что во многих академиях алфавит употребляют о научении юнош, книгу преславного юристы Самуила Пуфендорфа, именуемую: "О должности человека и гражданина по закону естественному", , абие возжелал оную на Российском диалекте видети: и Святейшему Правительствующему Синоду при собственноручном писании вручил, да бы со возможною скоростию сия книга Российски переведена была. Егда же начася перевод, не терпя премудрейший Император долгого времени не видетию, неколико времени прошедшу, вопросил, совершена ли книга она? ответ же услышав, яко в толь кратком времени тое исполнити есть не возможно: тогда хотя некие части желаше видети". Ему было представлено 10 глав, "которые прочет тако возлюби, яко во многих местах собственноручно исправи и абие в Типографию своею Императорскою персоною прибыв, повелел оную тиснению предати: Егда же пресечеся оное тиснение, всегда о переводе, и как скоро окончится? вопрошаше: и всегда Аутора ее Пуфендорфа мудрым именовал юрисперитом (законознателем)".

В обращении в "Правдолюбивому Российскому Читателю" переводчик рассказывает, что "преискусный в юридическом учении" автор, понимая, что тот, кто "всенародный Закон весть, то есть в умах человеческих самим естеством всеянный", легче справится с множеством кодексов, "издаде книгу о законе естественном и всенародном".

"Произыде убо в учений мир оная книга с великим от всех желанием, прията бысть со усердием, стена со сладостию"; "во многих академиях, отложа сего художества чин древний (т.е. старый метод изучения права по сборникам римского и канонического права), оную книгу за правило имети начали". Ввиду этого Пуфендорф, желая сделать свой метод доступнее пониманию учащихся, издал сокращенное руководство; оно и вышло в свет на русском языке.

Интересно отметить, что книга эта в свое время была рекомендована к переводу в наказе для обучения царевича Алексея, составленном 22 апреля 1703 г. "Возможно, - сказано в _ 4 статьи 8, - заранее Пуффендорфову малую книжицу о должности человека и гражданина на французский язык перевесть и в Голландии напечатать велеть, дабы оное употреблять, яко введение в право Всенародное и яко преддверие Гроция или Пуффендорфа ж о праве Естественном и Народном, из которого основание всех прав, и особливо права о Войне и Миру, которое меж потентатами в почтении, изучати возможно"*(147).

Заглавие книги в русском переводе таково: "О должности человека и гражданина по закону естественному книги две, сочиненные Самуилом Пуфендорфом, ныне же на Российский с Латинского переведенные, повелением благочестивейшия Великия Государыни Екатерины Алексеевны: благословением же святейшего: Синода. Напечатаны же в Санктпетербурской Типографии ноября в 17 день 1726 года".

Вопросы международного права излагаются в главах XVI и XVII. Приводим содержание первой из них:

"Глава Шестая на десять. О брани и мире.

1. Чин брани человеку вне состоянии его.

2. Которыя вины правилныя суть брани и брань колико честная есть?*(148)

3. Приятелския способы употреблять надлежит, дабы брани избежати мощно.

4. Неправилныя брани вины.

5. Способ поступать на брани.

6 Что на неприятеля позволено.

7. Другое брани разделение на знаменитую и не весма знаменитую.

8. Право брани кому приличествует? :

15. Что есть на время примирение?

16. Колико частное есть?

17. Конец брани есть мир".

 


<