_ 5. Общая характеристика : Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917) – В.Э. Грабарь : Книги по праву, правоведение

_ 5. Общая характеристика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 
РЕКЛАМА
<

 

Во второй половине XVII в. были уже налицо все предпосылки будущей Российской империи: увеличились производительные силы, образовался российский рынок, появились первые мануфактуры, созданные по инициативе правительства для его военных нужд, увеличился товарооборот, купечество стало играть видную роль, его интересы были охранены Новоторговым уставом 1667 г.; оживились торговые связи с Западной Европой, расширился географический и политический кругозор русских людей.

Однако, несмотря на значительные сдвиги, Московское государство сильно отставало в своем развитии от государств Западной Европы: длительное владычество татар не могло пройти бесследно. На Западе уже складывался капитализм (Англия, Голландия, Франция), появились многочисленные мануфактуры, росли города, окрепла международная торговля, шла вперед культура. Россия между тем продолжала оставаться страной отсталого феодально-крепостного хозяйства. Рост международной торговли тормозило отсутствие ближайших и удобных морских путей; торговые связи с Западной Европой шли только через Северное море. "Ни одна великая нация, - говорит Маркс в "Секретной истории дипломатии XVIII века", - никогда не существовала и не могла существовать в таком отдаленном от моря положении, в каком первоначально находилось государство Петра Великого; никогда ни одна нация не мирилась с тем, чтобы ее морские побережья и устья ее рек были от нее оторваны. Россия не могла оставить устье Невы, этого естественного выхода для произведений северной России, в руках шведов". Прогрессу мешал также громоздкий государственный аппарат; просвещение охватило лишь незначительную верхушку феодальной знати. Страна отстала сильно в экономике, в военном деле, в государственном устройстве, в культуре и просвещении. Необходимо было выйти из рамок отсталости. Требовались решительные преобразовательные меры; надо было добиться доступа к удобным морским пристаням. Это и совершилось в период преобразований, неразрывно связанных с именем Петра I - выдающегося государственного деятеля и полководца.

В одном из своих указов Петр обратил внимание на скрытые в недрах природные богатства России. "Наше Российское государство, - заметил он, - перед многими иными землями преизобилует и потребными металлами и минералами благословенно есть, которых до нынешнего времени без всякого прилежания исканы". Он приложил большое старание к добыче их, и земля открыла свои богатые недра. Для обработки сырья Петр лихорадочно строил фабрики и заводы: вместо двух десятков их стало две сотни.

Нужно было укрепить военную мощь государства. Петр создал постоянную регулярную армию, всячески содействовал развитию военной промышленности, составил уставы "Воинский" и "Морской", выписывал иностранные книги по артиллерии и фортификации и давал переводить их на русский язык. Он создал мощный флот, ибо, как он выразился в Предисловии к "Морскому уставу", "всякий потентат, который одни войска сухопутные имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет".

Укрепив военную мощь государства, Петр после неудачной попытки пробиться к Черному морю напрягает все усилия, чтобы проложить путь к Балтийскому морю, и к концу царствования добивается своей цели: по Ништадтскому миру 1721 г. Россия становится обладательницей побережья Балтийского моря на широком пространстве от Выборга до Риги. Она стала первоклассной державой Европы, заняв место, которое Швеция занимала в течение ста лет со времени Тридцатилетней войны, отодвинув ее на второй план.

Громоздкий государственный аппарат с Боярской думой и Приказами был заменен более гибким аппаратом - Сенатом и Коллегиями. Реформа Петра сильно отразилась также на составе и деятельности его сотрудников по внешней политике, дипломатов. Рамки их деятельности раздвинулись не только пространственно, но и качественно: даваемые им наказы не стесняли мелочными предписаниями всего их поведения; значительный простор оставался для свободного усмотрения.

Много усилий положил Петр, чтобы вывести Россию из тьмы невежества. Для предпринятых преобразований ему нужны были люди с более широким кругозором, люди с техническими познаниями во всех областях знания, в том числе и "в правостях искусные". Их выписывали из-за границы. Но надо было позаботиться о создании своих собственных кадров. И Петр это сознавал*(123).

Для распространения просвещения Петр основал библиотеку по всем отраслям знания и наметил план учреждения в России Академии наук и университета.

Покупка книг за границей поручалась нашим дипломатическим агентам. Постников в 1704 г. отправляет из Франции партию книг на французском и латинском языках, а в 1710 г., возвращаясь из-за границы, привозит с собой новую партию книг, главным образом "о правах и уложениях окрестных государств"*(124). В 1708 г. кн. Куракин присылает из Гамбурга два ящика книг, а в 1721 г. Петр отправляет за границу с разными поручениями библиотекаря Шумахера, который привозит с собой 517 книг*(125). Книжное собрание пополнялось книгами, отбираемыми в занятых нашими войсками городах (в Митаве - до 2500 томов)*(126). В 1718 г. в него поступили библиотеки цесаревича Алексея (265 томов), Андрея Виниуса (363 тома), архитектора Арескина (4200 томов), после опалы Шафирова в 1723 г. - и его библиотека*(127).

Вопрос об учреждении Академии и университета обсуждался Петром в переписке с Лейбницем*(128), который был привлечен им на русскую службу для приведения наук и искусств в "вящий цвет". Окончательное решение было принято Петром после посещения им в 1717 г. Парижской Академии наук. На докладе Фика 11 июня 1718 г. об образовании молодых людей, чтобы "все гражданские и воинские чины: своими природными подданными наполнить", Петр поставил резолюцию: "Сделать Академию:" В следующем году лейб-медик Петра Блюментрост, а в 1721 г. его библиотекарь Шумахер были отправлены за границу для переговоров с учеником Лейбница, Христианом Вольфом*(129), и с другими учеными "для сочинения социетата наук, подобных как в Париже, Лондоне, Берлине и прочих местах". В указе Сенату от 20 января 1724 г. Петр высказал свое решение учредить академию и 22 января утвердил проект ее учреждения.

Весь 1724 год прошел в переписке с иностранными учеными о найме их на русскую службу. С Шумахером (библиотекарь и секретарь Академии) и тремя другими учеными были заключены контракты еще при жизни Петра, но открытие академии состоялось уже после его смерти, при Екатерине I, 15 августа 1725 г.

Соратник Петра, Феофан Прокопович, следующим образом оценил результаты преобразовательной деятельности Петра: "В коем мнении, в коей цене бехом мы прежде у иноземных народов: бехом у политических мнимии варвары, у гордых и величавых презреннии, у мудрящихся невежи, у хищных желателная ловля, у всех нерадими, от всех поруганы: Ныне же: которыя нас гнушалися яко грубых, ищут усердно братства нашего; которыи безчестили, славят, которыи грозили, боятся и трепещут: отменили мнения, отменили прежния своя о нас повести: инако и глаголати и писати начали"*(130) Поднося Петру, по поручению Сената, императорский титул, канцлер Головкин дал его деятельности такую же оценку: мы, сказал он, "из тьмы неведения на феатр славы всего света и тако рещи из небытия в бытие произведены и в общество политичных народов присовокуплены". Петр, по выражению его выдающегося дипломата Шафирова, "сочинил из России самую метаморфозис или претворение"*(131). Такую же оценку деятельности Петра дает и французский посол при русском дворе Кампредон: "Россия, едва известная некогда по имени, теперь сделалась предметом внимания большинства держав Европы, которые ищут ее дружбы, или боясь ее враждебного отношения к их интересам или надеясь на выгоды от союза с ней".

 


<