Есть люди, которые знают что делать

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

Ни Россию, ни ее экономику уничтожить невозможно. Нынешнее смутное время — не первое в истории нашей страны. И всегда трудно­сти преодолевались, народ оживал, и все шло своим чередом. Правда, в истории России никогда не было проблем, подобных сегодняшним. Дело в том, что нынешняя российская экономика существует за счет неких особых экономических наркотиков. Мы — страна социальных нар­команов. А у наркоманов есть одна трудноразрешимая проблема: им всегда приходится увеличивать дозы принимаемых наркотических ве­ществ. Наркотики никогда не лечат болезни, они создают иллюзию об­легчения и подспудно разрушают организм. Сегодня мы принимаем два сильнодействующих "наркотических средства": иностранные кредиты и доходы от экспорта сырья и энергоносителей. И то, и другое разруши­тельно действует на нашу экономику.

Во-первых, получая кредиты от международных кредитных инсти­тутов, наше правительство использует их куда угодно, кроме как на инвестиции ь реальный сектор. Понятно, что рост задолженности при­водит к росту стоимости обслуживания долга. В результате, мы посто­янно берем новые кредиты, чтобы расплачиваться по старым. Эта бес­печная политика тяжким бременем ляжет на плечи россиян следующе­го поколения.

Во-вторых, массированно (иной раз по демпинговым ценам) вы­возя сырье за рубеж, мы своими руками снижаем мировые цены на эти товары. И тут тоже возникает порочный круг: чтобы получить ис­комые доходы, мы вынуждены постоянно увеличивать вывоз, что сно­ва приводит к падению цен и сопротивлению наших иностранных партнеров-конкурентов.

Есть ли выход из создавшейся ситуации? Естественно, есть. Как это ни странно звучит, но все экономические задачи — типовые. Как пра­вило, они уже где-то когда-то решались. Наша национальная "особость" не распространяется столь далеко, чтобы и кризисные явления у нас были о собыми русскими.

Большинство экономистов высокого класса склоняются к тому, что единственным выходом из сложившейся ситуации является возврат го­сударства в экономику в качестве активной экономической силы. Когда об этом говорят какие-то "провинциальные" российские экономисты, к их голосу можно не прислушиваться. Но давайте посмотрим, что по этому поводу пишут признанные авторитеты. 1 июля 1996 года "Неза­висимая газета" опубликовала обращение одиннадцати выдающихся экономистов, российских и американских, трое из которых — лауреа­ты Нобелевских премий*. Позволю себе несколько обширных выписок:

"Российское правительство должно играть значительно более важную роль при переходе к рыночной экономике. Политика невмешательства государства, являющаяся частью "шоковой терапии", не оправдала себя. Основной упор "шоковой терапии" был сделан на частный сек­тор, но сегодня внимание должно сместиться на государственный сек­тор, активную деятельность правительства по перестройке промыш­ленности, учреждению рыночных институтов и созданию условий для конкуренции. Многие из текущих проблем российской экономики воз­никли прямо или косвенно из-за того, что государство не сыграло надлежащей роли в организации рыночных отношений. Серьезные пра­вительственные меры должны быть приняты для предотвращения про­цесса криминализации экономики. Пользуясь невмешательством пра­вительства, уголовные элементы заполняют вакуум. Таким образом произошел переход не к рыночной, а к криминализированной эконо­мике. Государственные меры необходимы для преодоления депрессии. Стабилизация российской экономики, восполнение ее серьезных по­терь не могут произойти сами по себе, для этого государство должно возродить потребительский спрос, увеличив пенсии и зарплаты, а так­же возвратив по крайней мере часть сбережений, потерянных в резуль­тате инфляции, которая снизила покупательную способность рубля. Государству предстоит также обеспечить создание производственного капитала, изъяв для этого инвестиции из непродуктивной сферы. Го­сударство должно признать, что если и существует "секрет" рыноч­ной экономики, то он состоит не в частной собственности, а в кон­куренции. И, следовательно, на федеральном и местном уровнях оно должно способствовать созданию новых конкурирующих предприятий"

К сожалению, призыв ученых с мировыми именами не был услы­шан**. Наука сегодня вообще не востребована. Кризисная экономика продолжает деградировать.

Как было бы хорошо, если бы все экономические проблемы мож­но было решать просто и быстро. В свое время К. Маркс предполагал, что противоречия капиталистической экономики будут разрешены, если уничтожить частную собственность. Нынешние реформаторы — большевики со знаком минус — думали, что все сегодняшние зада­чи решатся с помощью введения частной собственности. Когда-то И. Сталин считал, что дело строительства социализма обеспечивается ко­личеством огосударствленных средств производства. Нынешние ста­линисты со знаком минус считают, что "строительство капитализ­ма" обеспечивается количеством разгосударствленных средств произ­водства. Россия остается страной традиций.

      В результате так называемых рыночных реформ:

— сузилась сфера товарно-денежных отношений;

— получили развитие бартерные сделки, прямой продуктообмен;

— все большее распространение получают денежные суррогаты;

— государство теряет контроль над движением денежных средств, что приводит к массовому оттоку финансовых ресурсов из реального сек­тора экономики, во-первых, и из страны,— во-вторых.

Таким образом, результаты рыночных реформ входят в вопию­щие противоречия с их целями.

Когда-то выдающийся немецкий экономист Людвиг Эрхард, став министром экономики Западной Германии, задался целью обеспечить благосостояние граждан этой страны*. При этом он имел в виду нем­цев не будущих поколений, а тех немцев, которые именно тогда, в конце 40-х годов, жили в разбомбленной стране, проигравшей войну с Советским Союзом. Способом достижения этой цели он избрал фор­мирование либерализированного рынка. Целью было благосостояние граждан, способом достижения цели — рынок. В России происходит все наоборот: у нас целью является рынок, а способом достижения этой це­ли — социальные жертвы. Пока это положение сохранится, трудно ожидать формирования развитой рыночной системы.