Поговорим о К. Марксе : История экономики России - Хомелянский Б. Н. - Гусейнов Р. : Книги по праву, правоведение

Поговорим о К. Марксе

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

К. Маркс выдвинул особую — формационную — теорию периодизации социально-экономической истории. На первый взгляд, она хорошо всем известна еще из школьных курсов истории, но на самом деле марксовы идеи трактуются слишком упрощенно, если не сказать вульгарно*. Происходит любопытное явление: сначала идеи ученого вульгаризуются, а потом отвергаются самими вульгаризаторами как вульгарные.

 Оговорюсь заранее: для меня в науке нет "священных коров". Маркс достоин критики и даже опровержений (по ходу я покажу про­тиворечия в его концепции). Но он не заслужил насмешек и издева­тельств. Бог с ними, с насмешниками из КВН, не о них речь. Я гово­рю об ученых людях, особенно о бывших марксистах**.

Первая причина невосприимчивости формационной теории — конъюнктурного свойства. Марксова теория предполагает, что высшей формацией человеческого общества станет коммунистическая. История не подтвердила этого прогноза, и это обстоятельство стало первым ос­нованием опровержения формационной теории. Вторая причина зак­лючается в элементарном недопонимании. Маркс обвиняется в том, что формационный подход представляет довольно упрощенный взгляд на историю как линейно-прогрессивный процесс смены низших об­щественных форм высшими, как процесс последовательного движения человека от одной стадии к другой вплоть до высшей, коей является коммунизм. На такого рода критику еще задолго до революции отве­чал В. И. Ленин, когда писал: "Нужно поистине школьническое по­нятие об истории, чтобы представить себе дело без "скачков" в виде какой-то медленно и равномерно восходящей прямой линии"***.

Объективно, сомнения в верности Марксовой теории обоснованы тем, что:

во-первых, огромное количество фактов социально-экономичес­кой истории не "втискиваются" в рамки теоретической гипотезы;

 во-вторых, отнюдь не все факты исторической действительнос­ти можно объяснить с помощью учения о диалектике базиса и над­стройки, с одной стороны, и теории классовой борьбы — с другой*;

— в-третьих, коммунистический прогноз не оправдался. Замечу, что законы социально-экономического развития всегда про­являются как общая тенденция, пробивающая себе дорогу сквозь бесчис­ленные зигзагообразные отклонения, исторические флуктуации**, а порой и боковые тупиковые движения. Цель общественной науки — среди это­го хаоса фактов уловить, описать и объяснить генеральную тенденцию развития человечества во времени, которая только и может стать пу­теводной нитью для общественной практики.

Любопытно, что отказываясь от формационной теории, большин­ство авторов не отказывается от идеи прогрессивного развития чело­вечества. Тот же У. Ростоу рисует вполне явную восходящую линию развития, реалистично отражая историю, рассмотренную сквозь при­зму технико-экономического прогресса. Правда, он намеренно не при­меняет монистический подход к периодизации истории, о чем без оби­няков и предупреждает читателя***. И хотя Ростоу дал своей книге под­заголовок "Некоммунистический манифест", он не стал слишком дол­го опровергать точку зрения Маркса, а просто рассмотрел историю че­ловечества под другим углом зрения. И это только обогатило наши зна­ния об истории.

Вернемся к Марксу. Еще из школьных учебников мы знаем о зна­менитой Марксовой "пятичленке": человечество в своем развитии про­ходит пять общественно-экономических формаций — первобытнооб­щинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и ком­мунистическую. Но послушаем самого автора и убедимся, что в его учении не все так просто.

"В общих чертах,— писал Маркс,— азиатский, античный, феодаль­ный и современный, буржуазный, способы производства можно обо­значить как прогрессивные эпохи экономической общественной фор­мации. Буржуазные производственные отношения являются последней антагонистической формой общественного процесса производства,... но развивающиеся в недрах буржуазного общества производительные силы создают вместе с тем материальные условия для разрешения это­го антагонизма"****. Обратим внимание на то, что в этом отрывке появ­ляется азиатский способ производства, нарушающий привычное пя­тичленное деление истории, и этот способ производства вместе с ан­тичным, феодальным и буржуазным названы эпохами одной обществен­но-экономической формации.

Здесь перечислены способы производства классово-антагонистичес­ких обществ, в том числе раннеклассового "азиатского" общества. И здесь обнаруживается, что у К. Маркса есть и иное формационное де­ление человеческой истории: не по способу производства, а по иному принципиальному критерию. Он различает первичную, вторичную и третичную формации в зависимости от того, какой тип собственности лежит в основе способов производства. Так, К. Маркс пишет в наброс­ке письма к Вере Засулич: "Земледельческая община, будучи после­дней фазой первичной общественной формации, является в то же вре­мя переходной фазой ко вторичной формации, т. е. переходом от об­щества, основанного на общей собственности, к обществу, основан­ному на частной собственности. Вторичная формация охватывает, ра­зумеется, ряд обществ, основывающихся на рабстве и крепостниче­стве"*.

В другом месте К. Маркс под несколько иным ракурсом, с точки зрения типа экономической связи между субъектами производствен­ных отношений, также осуществляет трехчленное деление человечес­кой истории: "Отношения личной зависимости (вначале совершенно первобытные) — таковы те первые формы общества, при которых производительность людей развивается в незначительном объеме и в изолированных пунктах. Личная независимость, основанная на вещной зависимости,— такова вторая крупная форма, при которой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ, универ­сальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных по­тенций. Свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной, обществен­ной производительности в их общественное достояние,— такова тре­тья ступень. Вторая ступень создает условия для третьей. Поэтому пат­риархальный, как и античный строй (а также феодальный) приходят в упадок по мере развития торговли, роскоши, денег, меновой сто­имости, в то время как современный общественный строй вырастает и развивается одновременно с ростом этих последних"**.

В результате складывается следующая картина исторического формационного движения (табл. 2):

 

Таблица  2. Формационное развитие человеческого общества

Согласимся, что здесь мы видим более сложную и не столь прими­тивную картину исторического процесса, которая не очень похожа на "пятичленку".