§ 41. Предшественники Конта

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

 

 И историческая школа, и Гегель, и Краузе ставили философскому учению о праве задачу объяснения положительного, исторически развивающегося права. Но объяснения их не основывались на объективном изучении исторической действительности, а субъективно привносились готовыми из априорных, абсолютных начал метафизики. Исторический материал был для них не основой обобщений, а только иллюстрацией априорных, абсолютных положений, полученных независимо от исторических данных.

 Но наряду с этим во Франции уже с середины прошлого столетия нарождается новое учение, позитивное, распространяющее и на явления общественности применение того же положительного метода, какой установился в научном изучении явлений природы, ставящее всему научному знанию не субъективную задачу оценки и выработки идеала, а объективную задачу выяснения законов явлений, их сосуществования и последовательности, признающее все наше знание не абсолютным, а относительным.

 Основателем позитивизма был Огюcт Конт, но он имел своих предшественников: Тюрго, Кондорсе, Сен-Симона.

 Первым предвозвестником позитивизма должен быть признан Тюрго *(366). В своих Deuxieme discours sur les progres successifs de 1'esprit humain, 1750, и Histoire des progres de 1'esprit humain Тюрго говорит, что все века связаны цепью причин и следствий, соединяющей современное состояние со всем ему предшествовавшим; язык и письмо, давая людям возможность передавать свои идеи другим, превратили все частные знания в общее наследственное достояние, передаваемое от поколения к поколению и обогащаемое с каждым веком новыми открытиями. Род человеческий представляется глазам философа во всем его величии, постепенно развивающимся, подобно индивидам, от детства к мужеству. В своем разнообразном до бесконечности неравенстве живущие и теперь народы представляют все переходы от варварства к цивилизации.

 Первоначально люди, не зная связи физических явлений, естественно, считали их действиями подобных нам разумных, но невидимых существ. Все, совершавшееся без участия человека, приписывалось действию божеств. Страх перед ними и надежда на них приводили к поклонению им. Когда философы поняли нелепость таких басен, они стали объяснять причины явлений абстрактными понятиями сущностей и способностей, понятиями, ничего, однако, не объясняющими. Сущности представляли себе какими-то существами, наделяя их всевозможными способностями в объяснение различных явлений. Только гораздо позднее, подметив механическое воздействие вещей друг на друга, выставили другие гипотезы, математически выраженные и эмпирически обоснованные.

 В этом объяснении последовательного развития по трем стадиям человеческого понимания явлений Тюрго весьма определенно наметил установленный Контом закон трех состояний. Кроме того, можно сказать, что Тюрго уже предвидел необходимость социологии, так как, по его мнению, задача социологии состоит в научном исследовании общих и частных причин, а также свободных действий великих людей в их отношении к природе самого человека, равно как в показании действия и механики моральных сил *(367).

 Конт, по-видимому, вовсе не знал сочинений Тюрго; он нигде на них не ссылается и приписывает Кондорсе *(368) почин таких идей, которые уже раньше были высказаны Тюрго. "Мысль о том, - говорит Конт, - как сделать политику эмпирической наукой, была высказана впервые Кондорсе. Он первый ясно усмотрел, что цивилизация представляет прогрессивное движение, все шаги которого строго связаны между собой по естественным законам, выясняемым философским наблюдением прошлого и определяющим для каждой эпохи совершенно позитивным образом усовершенствования, какие испытывает общественное состояние как в частях, так и в целом. Кондорсе не только этим указал средство дать политике истинно позитивную теорию, но попытался и изложить эту теорию".

 Из рассмотрения исторического движения, представляющего, по мнению Кондорсе, не что иное, как закономерное развитие человеческого духа и, в частности, научного знания всего человечества, должна образоваться новая наука - политическая философия, основанная на наблюдении и сравнении различнейших обществ, эпох, стран. Эта наука, черпая знания из прошедшего, достигает объяснения настоящего и предусмотрение будущего руководства человеческим прогрессом и его ускорения, делаясь, таким образом, учительницей политической практики. И так как, но мнению Кондорсе, успехи знания всегда соединяются с успехами нравственными, и эта новая наука, распространяющая господство человеческого духа на область, прежде ему недоступную, установит новую эру бесконечного нравственного совершенствования. Она устранит между людьми неравенство, согласит между собою общительность и эгоизм и приведет человечество, охваченное теперь ненавистью и враждой, к социальному замирению.

 Воззрения Сен-Симона (1760-1825), ученика Даламбера и учителя Конта, представляют собою переход от философских систем XVIII века к позитивизму *(369). Он признавал главным предметом науки человека и человеческое общество. Общество, по его мнению, способно к неограниченному совершенствованию благодаря безграничным успехам науки и промышленности. Ученые и промышленники должны вытеснить в обществе прежние духовные и военные касты. Христианство и средневековье презирало плоть, признавая только дух. Сен-Симон признает права и достоинство и за плотью.

 Сначала, в Письмах женевского обитателя, 1802 года, Сен-Симон делил все человечество на три класса: 1) ученых, артистов и либералов со знаменем прогресса; 2) собственников, на знамени которых значится: не нужно нововведений, и 3) прочее человечество со знаменем равенства. Руководительство обществом должно принадлежать первому классу с участием и женщин, под председательством первого в обществе математика.

 Позднее он придал особое значение промышленному классу. В журнале "Организатор" он проектировал устройство парламента из трех палат - изобретения, рассмотрения и исполнения публичных работ. Первые две палаты должны были состоять из ученых, третья - из представителей промышленности.

 В "Новом христианстве" Сен-Симон нападает и на католиков и на протестантство, обвиняя их в ереси, и провозглашает новый догмат: "все общество должно трудиться для улучшения нравственного и материального положения беднейших граждан; все общественное устройство должно быть поправлено к достижению этой великой цели".

 В своих "Lettres philosophiques et sentimentales" Сен-Симон говорил, что частные науки суть элементы общей науки, носящей имя философии. Эта наука в пассивном своем отношении есть выражение приобретенных знаний, в активном же своем отношении она - указательница новых научных путей, новых приемов для новых открытий и для выполнения уже начатых. Исследуя относительный и позитивный характер всей науки и ее частей, мы находим и все и части сначала в стадии предположительной, затем - в полупредположительной и полупозитивной и, наконец, насколько возможно позитивной. Самое великое, прекрасное, полезное, достаточное к осуществлению - это организовать хорошую философскую систему, т.е. создать хорошую историю прошлого и будущего человеческого рода. Кроме политики, Сен-Симон ожидал больших успехов также от психологии и физиологии, причем психология должна была превратиться в физиологическую психологию.

 Личное знакомство Конта с Сен-Симоном относится к 1818 году, и очень скоро между ними установились очень близкие отношения, но уже в 1823 году между ними произошел полный разрыв.

 Когда после Реставрации во Франции все были поглощены борьбой из-за вопросов государственного устройства, Сен-Симон признавал более важной общественную организацию. Падение общих древних учений породило развитие эгоизма, наполняющего со дня на день общество и существенно противодействующего образованию новых учений. Надо пустить в ход филантропию для заглушения и уничтожения эгоизма.

 Внешняя государственная форма - дело второстепенное, да и вообще самое существование правительства только необходимое зло. Руководящим началом нового общественного порядка признавал он гармонию интересов. Людям надо соединиться не для взаимной эксплуатации, а для эксплуатации вещей.

 Философию Сен-Симон, подобно Конту, понимал как обобщенное знание, основанное на том же методе, как и отдельные науки, и также относительное.

 Сохранился любопытный рассказ о беседе Сен-Симона с его другом, врачом Бюрденом, о развитии наук, в котором почти целиком намечается известная классификация наук Огюста Конта. Все науки, говорил Сен-Симон, вначале опираются на весьма скудный опытный материал и потому имеют характер простых, часто даже фантастических гаданий. Астрономия возникла в форме астрологии, химия в виде алхимии. Только с постепенным развитием этот гадательный характер наук сменяется положительным. Математика, астрономия, физика и химия уже достигли положительного характера. Физиология и психология очень близки к тому. Надо ожидать, что к тому же придут в будущем также политика и философия, приняв положительный характер и эмпирический метод: caractere positif ou d'observation. Современная разрозненность знания объясняется именно тем, что не все достигли положительной постановки. И затем в предисловии к Systeme industriel СенСимон еще ближе подходит к контовскому закону трех частей состояний. Он различает теологически-военный, метафизически-легистический и научнопромышленный периоды. Сен-Симон первый употребил выражение "положительная философия". Он утверждал, что в будущем вера и нравственность найдут себе обоснование в положительном знании.

 Ближайшим последователем Сен-Симона был Базард *(370). В жизни, по его учению, действуют две силы - личность и ассоциация. Личность стремится к обособленности и господству над другими. Отсюда возникает бесплодный антагонизм, которому противодействует ассоциация, т.е. органическое соединение личностей в семье, общине, нации, международном общении. Борьба личностей в начале истории оканчивается смертью побеждаемого; затем жизнь побеждаемого сохраняется ценою рабства; христианство смягчает рабство, превращая его в крепостное состояние; революция уничтожает и его, но отныне свободный de jure остается фактически рабом своей нищеты, и на деле сохраняется начало "каждый для себя, а Бог ни для кого". Улучшение положения самого многочисленного беднейшего класса требует нового совершеннейшего общественного устройства, на основании начала "a chacum selon sa capacite, a chaque capacite selon ses oeuvres" - каждому по его способности, каждой способности соответственно тому, чтo она дает. Главнейшие препятствия к осуществлению равенства и разумного устройства общества - частная собственность и право наследства.