1. Революция 1789-1794 г.г. и становление конституционного строя : История государства и права зарубежных стран - Стадуб И. Д. : Книги по праву, правоведение

1. Революция 1789-1794 г.г. и становление конституционного строя

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 
РЕКЛАМА
<

Французская революция 1789-1794 г.г. привела к падению абсолютной монархии и

установлению республики. Все граждане были уравнены в защите карающих или

покровительствующих законов. Феодальные повинности были отменены, верховной

властью признана нация. От введения республиканского представительного правления

взамен монархического ожидали самых чудесных и позитивных перемен. Однако

внутренняя социальная напряженность, внешняя военная опасность и политические

размежевания сословий привели сначала к насильственному захвату власти

максималистским крылом революционеров, а затем, после контрреволюционного

переворота, к плутократической олигархии. Вслед за рядом не вполне удавшихся

стабилизационных акций этого режима наступил черед режима личной власти с опорой

на силу штыков (переворот Наполеона Бонапарта 9 ноября 1799 г.).

Готовность к политическим действиям и революционная решимость французской

буржуазии в конце XVIII в. имели под собой и определенные идеологические основания.

Выдающиеся просветители XVIII в. (Вольтер, Монтескье, Руссо и др.) в своих

произведениях подвергли сокрушительной критике все стороны феодального

общественного строя, убедительно показали его «неразумность». Французские

революционеры имели в своем распоряжении достаточно четкую программу борьбы за

буржуазную демократию, взяли на вооружение политические лозунги («свобода,

равенство, братство»), способные поднять широкие народные массы на

бескомпромиссную борьбу с феодальным строем.

Революционная ситуация возникла во Франции в конце 80-х годов в связи с торгово-

промышленным кризисом, неурожайными годами, «голодными бунтами» и финансовым

банкротством государства.

К началу революции на 26 млн. французов приходилось 270 тыс. священников вместе

с монахами. Им принадлежало 3/5 французской земли, в три раза больше, чем 23 млн.

крестьян, ее возделывающих.

Ни духовенство, ни дворянство не платили налогов, а если и платили, то ничтожную

сумму. Основная масса налогов и сборов падала на крестьян. Из 10 французов 9 голодали

или были на грани голода.

Вот почему, когда грянула революция, крестьянство, в основной своей массе, приняло

ее как избавительницу.

Не лучшим было положение рабочих.

Расширение внутреннего рынка упиралось в натуральное хозяйство крестьянина: надо

было ликвидировать феодальные отношения в деревне. В этом были заинтересованы как

крестьяне, так и буржуазия.

Совершенствование производства, свобода предпринимательской деятельности и

торговли тормозились мелочной регламентацией, унаследованной от средних веков,

цехами и гильдиями. В ликвидации цехового строя и регламентации буржуазия видела

свою важнейшую цель. В этом были заинтересованы и рабочие. Буржуазия нуждалась в

отмене внутренних таможенных сборов, в едином и свободном рынке, единой системе

мер и весов, банковского кредита, единой правовой системе. Она добивалась контроля

за расходованием налогов, участия в законодательстве, требовала гласности суда взамен

произвола, местного самоуправления взамен экзекуций. В осуществлении этих мер были

заинтересованы все угнетенные сословия.

В этих сложных условиях в 1789 г. король Людовик XVI (1774-1792 г.г.) вынужден

был созвать генеральные штаты – впервые за 150 лет. Они, как и прежде, состояли из

трех сословий. Поэтому король не видел для себя особой опасности. Но он просчитался.

Король согласился даже пойти на увеличение в Генеральных штатах представителей

от третьего сословия (до 600 человек), тогда как духовенство и дворянство по-прежнему

посылали по 300 человек. Эту уступку предполагалось нейтрализовать сохранением

старого порядка голосования по сословиям . Но уже в мае 1789 г. после открытия

Генеральных штатов делегаты третьего сословия (основную массу депутатов третьего

сословия составляли представители буржуазии, в их числе было 158 судей, 80 купцов, 50

промышленников, некоторое число адвокатов, дворян и даже священников и др.), к которым примкнула часть делегатов других сословий, проявили неповиновение королю,

потребовав проведения не сословных, в совместных заседаний с принятием решений на

основе большинства голосов всех депутатов Генеральных штатов. Рассматривая себя в

качестве представителей всей нации, они организовались сначала в Национальное, а

затем (9 июля 1789 г.) - в Учредительное собрание, поставившего перед собой

революционную цель – определить основы нового конституционного строя для

Франции.

В ответ на попытки короля Людовика XVI разогнать Учредительное собрание

трудящиеся Парижа 14 июля 1789 г. поднялись на восстание, которое явилось началом

революционного подъема, продолжавшегося до лета 1794 г. В развитии революции, а

соответственно и в становлении буржуазной государственности во Франции выделяются

три основных этапа.

На первом этапе (14 июля 1789 г. – 10 августа 1792 г.) выступившие от имени

революционного народа и преобладавшие в Учредительном собрании представители

либерального дворянства и крупной буржуазии (так называемые конституционалисты)

проводят ряд важных антифеодальных мероприятий. Но конституционалисты боятся

радикализма народных масс, идут на компромисс с королевской властью, в результате

чего во Франции устанавливается конституционная монархия.

Второй этап революции (10 августа 1792г. – 2 июля 1793 г.) – происходит новое

восстание и переход власти в руки радикальных кругов торгово-промышленной

буржуазии (так называемых жирондистов). Во Франции провозглашается республика,

проводится ряд более глубоких антифеодальных мер, укрепляются позиции

революционной демократии.

На третьем этапе (2 июня 1793 г. – 27 июля 1794 г.) к власти приходит более широкий

блок революционно-демократических сил (так называемые якобинцы). Ведущую роль в

этом блоке играли мелкобуржуазные революционеры. На этом этапе были проведены

глубокие демократические преобразования, ликвидирована угроза контрреволюционной

интервенции коалиции европейских держав и реставрации монархии. Именно

революционно-демократический режим, сложившийся при якобинцах, обеспечил

окончательную победу во Франции нового, капиталистического общественного и

политического строя. Падение якобинцев летом 1794 г. привело к власти крупную

буржуазию. Постепенное отступление революционных сил, рост консервативных

настроений среди буржуазии и собственнического крестьянства завершились в 1799 г.

новым контрреволюционным переворотом Бонапарта, а затем и падением

республиканского строя.

После начала революции восставший народ по всей стране смещал королевскую

администрацию, заменял ее выборными органами – муниципалитетами, в которые вошли

наиболее авторитетные представители третьего сословия.

Под воздействием все более втягивавшихся в революционный процесс масс населения

конституционалисты осуществили через Учредительное собрание ряд антифеодальных

преобразований, разработали важные демократические документы.

Декларация прав человека и гражданина 1789 г.

С первых же дней революции Учредительное собрание занялось разработкой

конституции и определением принципов организации новой государственной власти.

Важным этапом на этом пути явилось торжественное провозглашение 26 августа 1789 г.

«Декларация прав человека и гражданина». В ней формировались важнейшие

государственно-правовые требования революционной буржуазии.

После тожественного вступления, провозглашающего, что причиной общественных

бедствий является «забвение естественных неотъемлемых и священных прав человека»,

Декларация в 17 статьях излагает «права человека и гражданина». Укажем на основные.

- Люди свободны и равны в правах: государство служит обеспечению свободы,

собственности, безопасности. Народ имеет право на «сопротивление угнетению».

- Верховная власть принадлежит народу.

- Свобода состоит в возможности делать все, что не причиняет вреда другому. Сфера

законодательства ограничена: закон может воспрещать только такие действия, которые

вредны обществу. «Все, что не воспрещено законом, то дозволено».

- Закон должен выражать волю всех членов обществ, и поэтому каждый может

участвовать в его образовании лично или через представителей (депутатов).

Все граждане равны перед законом; всем в одинаковой степени открыт доступ к

замещению государственных должностей; единственный критерий – способности и

добродетель.

Статьи 7 и 8 Декларации установили два важных принципа, относящихся к

уголовному праву: никто не может быть привлечен к ответственности иначе, как в случаях, прямо предусмотренных законом Этот принцип выражается формулой: «нет

преступления, не указанного в законе». Никто не может быть наказан иначе, чем это

прямо и непосредственно предусмотрено законом : «нет наказания, не указанного в

законе».

Оба эти принципа выражали отрицание феодального суда с его свободой усмотрения

как в том, что есть преступление, так и в том, какое избрать наказание.

Статья 9, вызвавшая к жизни целую теорию, формулировала «презумпцию

невиновности». «Так как каждый (привлеченный к ответственности) предполагается

невиновным, пока не установлено обратное… всякая излишняя строгость… должна

сурово караться законом».

Далее говорилось о свободе мнений, мыслей, слова и печати, ограниченных «угрозой

ответственности за злоупотребление этой свободой»; о праве граждан участвовать в

определении налогов; о праве требовать отчета должностных лиц.

Статья 16 отказывалась признать какой-либо строй «конституционным», если не

проведено разделение властей.

Наконец, много раз цитируемая статья 17 Декларации объявляла, что «собственность

есть право неприкосновенное и священное».

Декларация 1789 г. имела огромное революционное значение не только для Франции,

но и для всего мира, поскольку она закрепляла основу передового для своей эпохи

буржуазного общественного и государственного строя, определяла устои нового

правопорядка.

Однако провозглашение в Декларации права и свободы конституционалисты не хотели

соблюдать полностью. Они не останавливались перед принятием жестких

законодательных мер, направленных против революционно настроенных масс. Ими была

предложена серия декретов против «беспорядка и анархии», а также против

подстрекательства к неповиновению законам (Декрет от 18 июня 1791 г.), Еще в большей

степени недоверие конституционалистов к простому народу проявлялось в Декрете от 22

декабря 1789 г., в котором предусматривалось вопреки провозглашенной идее равенства

деление французов на активных и пассивных граждан.

В закон Ле Шапелье 1791 г. были также включены антидемократические положения.

Он воспрещал все формы организации рабочих, в том числе профсоюзы. Тюремное

заключение грозило всякому участнику забастовки, особенно их организаторам.

Нарушители закона подвергались штрафу до 1 тыс. ливров и тюремному заключению.

Конституция 1791 г.

Вместе с Декларацией прав человека и гражданина Учредительное собрание

выработало новую конституцию Франции, которая из-за противодействия со стороны

короля была утверждена лишь 3 сентября 1791 г. В конституции был конкретизирован и

получил развитие ряд антифеодальных положений, провозглашенных в Декларации 1789

г. Отменялись сословные отличия и дворянские титулы, ликвидировались цехи и

ремесленные корпорации, упразднялись система продажности и наследования

государственных должностей и иные феодальные установления.

Конституция существенно расширяла по сравнению с Декларацией 1789 г. перечень

демократических прав. Она предусматривала свободу передвижения, свободу собраний, свободу обращения к государственным властям с индивидуальными петициями, свободу

вероисповедания и право выбора служителей культа. Конституция предусматривала

введение частично бесплатного народного образования и т.д. В ней получила

дальнейшее развитие и идея национального суверенитета, который «един, неделим,

неотчуждаем и неотъемлем».

Конституция объявляла особу короля «неприкосновенной и священной», наделяла его

значительными полномочиями. Король рассматривался как верховный глава будущего

управления в стране. На него возлагалось обеспечение общественного порядка и

спокойствия. Он являлся также верховным главнокомандующим, назначал на высшие

военные, дипломатические и иные государственные должности, поддерживал

дипломатические сношения, утверждал объявление войны. Единолично назначал и

увольнял министров, руководил их действиями. В свою очередь королевские указы

требовали обязательной контрассигнации (подписи-скрепы) соответствующего

министра, что в известной степени освобождало короля от политической

ответственности и перекладывало ее на правительство.

Король мог не согласиться с постановлением законодательного корпуса, имел право

отлагательного вето, преодолеть которое было достаточно сложно. Но это право не

распространялось на законодательные акты финансового или конституционного

характера.

Законодательная власть осуществлялась Национальным Законодательным собранием,

которое избиралось на два года и не могло быть распущено королем. Члены

законодательного собрания должны были руководствоваться клятвой «жить

свободными или умереть». Они не могли подвергаться преследованиям за выраженные

словесно или письменно мысли или за действия, совершенные при выполнении ими

обязанностей представителей. Только Законодательное собрание обладало правом

законодательной инициативы, принятия законов, объявления войны.

Конституция закрепила сложившиеся в ходе революции новое административное

деление Франции на департаменты, дистрикты (округа), кантоны. Местная

администрация формировалась на выборной основе. Но королевская власть сохраняла

важное право контроля за деятельностью местных органов, а именно: право отменять

распоряжения департаментской администрации и даже отстранять ее чиновников от

должности.

Выборы в Законодательное собрание были двухстепенные. Одна треть

Законодательного собрания избиралась в соответствии с размером территории, вторая –

пропорционально численности активных граждан, третья – в соответствии с суммой

уплачиваемых налогов, т.е. в зависимости от размеров собственности.

Конституция не распространялась на французские колонии, где продолжало

сохраняться рабство.

Первая республика во Франции

Созданная в соответствии с конституцией 1791 г. новая система государственных

органов Франции отражала временное равновесие классовых сил. Она не удовлетворяла

борющиеся стороны: буржуазию и королевскую власть вместе с дворянством, которые

не оставляли планов реставрации старых порядков. Состав законодательного собрания оказался благоприятным для короля: в нем преобладали так называемые фейяны –

представители крупной торговой и промышленной буржуазии, либеральные дворяне и

др. консервативные круги, стремившиеся не допустить дальнейшего развития

революции. В этой ситуации группировавшиеся вокруг короля силы феодальной

реакции, заручившись поддержкой монархической Европы, готовили заговор против

конституции.

Однако заговор реакции был разоблачен якобинцами, которые были в меньшинстве в

Законодательном собрании, но пользовались огромным авторитетом в органах

самоуправления Парижа – в секциях и в Генеральном совете Парижской Коммуны. По

призыву Коммуны и Якобинского клуба революционного настроенное население

Парижа 10 августа 1792 г. поднялось на восстание, которое привело к свержению

королевской власти. Под давлением народа Законодательное собрание было вынуждено

назначить выборы в Национальный Учредительный Конвент, который должен был

выработать новую конституцию Франции. Первым же своим актом 21 сентября 1792 г.

Конвент упразднил королевскую власть, а 22 сентября Франция была объявлена

республикой.

Руководящие позиции в Конвенте заняли жирондисты (Бриссо и др.), взявшие в свои

руки правительственную власть, которая осуществлялась Исполнительным Комитетом

Конвента. Отражая интересы торгово-промышленной буржуазии, жирондисты

стремились не допустить дальнейшее развитие революции. Не случайно к зиме 1792 г.

жирондисты были исключены из Якобинского клуба, где укрепилось влияние монтаньяров, «истинных» якобинцев (Дантон, Робеспьер, Марат), пользовавшихся

широкой поддержкой народа.

Под напором якобинцев жирондисты вынуждены были провести ряд радикальных мер.

В декабре 1792 г. Конвент вынес смертный приговор Королю Людовику XVI. Конвент

под давлением жирондистов принял закон, установивший смертную казнь для лиц,

пропагандирующих аграрный закон, т.е. требующих уравнительного передела земли.

Жирондисты спровоцировали суд над Маратом, готовили расправу над лидерами

якобинцев.

В результате политики жирондистского Конвента республика оказалась на грани

гибели. Внутри страны усилились роялистские настроения, извне грозило новое

наступление армий феодально-монархической коалиции.

Еще в апреле 1792 г. началась война между Францией и Австрией. К Австрии

присоединилась Пруссия. Австро-прусская армия двинулась восстанавливать во

Франции старый порядок.

В период правления жирондистов произошел разрыв дипломатических отношений

Франции с Россией. Была заключена англо-русская конвенция «относительно общих

действий» против Франции.

Французская революция оказалась перед лицом новой военной интервенции.

Якобинская диктатура

Раскол между жирондистами и монтаньярами (радикальными якобинцами) произошел

во время суда над королем, где жирондисты выступили против казни короля. Затем в мае

1793 г. они организовали в Марселе и Лионе выступления против якобинцев и вступили в союз с роялистами. Их судьба была решена после восстания санкюлотов

(революционеров-простолюдинов) в Париже 31 мая- 2 июня 1793 г., когда депутаты-

жирондисты были изгнаны из Конвента, а затем осуждены. Так было положено начало

третьему периоду революции – периоду якобинской диктатуры (2 июня 1793 г. - 27 июля

1794 г.). Государственная власть перешла в руки якобинцев, представлявших интересы

городской и деревенской бедноты.

Якобинцы сокрушили остатки феодального строя, создали прочную основу для

развития капиталистических отношений и буржуазной государственности. Наиболее

значительным в этом отношении было аграрное законодательство якобинцев. Уже 3

июня 1793 г. Конвент по предложению якобинцев предусмотрел продажу мелкими

участками в рассрочку земель, конфискованных у дворянской эмиграции. 10 июня 1793

г. был принят декрет, возвращавший крестьянским общинам захваченные дворянством

земельные угодья и предусматривающий возможность раздела общинных земель в том

случае, если за это выскажется одна треть жителей. Поделенная земля становилась

частной собственностью крестьян. Важное значение имел декрет от 17 июля 1793 г. «Об

окончательном упразднении феодальных прав», где безоговорочно признавалось, что все

бывшие сеньориальные платежи «отменяются без всякого вознаграждения». Феодальные

документы, подтверждающие право на землю, подлежали сожжению. Лица, утаивающие

такие документы, сохраняющие выписки из них, присуждались к 5-и годам тюремного

заключения. Аграрное законодательство Конвента имело большие социально-

политические последствия. Оно стало правовой основой превращения крестьянства в

массу мелких частных собственников.

Принятые в конце февраля - начале марта 1794 г. так называемые вантозские декреты

Конвента предлагали бесплатное распределение среди неимущих патриотов

собственности, конфискованной у врагов революции. Однако вантозские декреты, с

энтузиазмом встреченные плебейскими низами города и деревни, не были проведены в

жизнь из-за сопротивления буржуазии. А мае 1794 г. Конвент декретировал введение

системы государственных пособий для нищих, инвалидов, сирот, стариков. Было

отменено рабство в колониях.

Декларация и Конституция 1793 г.

Последовательный и радикальный для своей эпохи демократизм якобинцев проявился

в новой Декларации прав человека и гражданина и в конституции, принятой Конвентом

и одобренной подавляющим большинством народа на плебисците 24 июня 1793 г. В

этих документах, испытавших на себе сильное влияние взглядов Ж.Ж. Руссо, идея

естественных прав человека получила наиболее революционное и демократическое

выражение. В решении политических вопросов якобинцы делали значительный шаг

вперед по сравнению с предшествующими конституционными документами. По ст. 122

Конституции каждому французу гарантировались всеобщее образование,

государственное обеспечение, неограниченная свобода печати, право петиций, право

объединения в народные общества. В отличие от Декларации 1789 г., где говорилось о

национальном суверенитете, якобинцы в своих конституционных документах выдвинули

идею народного суверенитета, восходящую к Ж.Ж Руссо.

Конституция якобинцев отвергла принцип разделения властей, как противоречащий,

по мнению Ж.Ж. Руссо, идее народного суверенитета, выступающего как единое целое. Она предусмотрела простое и демократическое по тем временам устройство государства.

В противовес федералистским устремлениям жирондистов в ст. 1 подчеркивалось, что

«французская республика едина и неделима». Упразднив деление граждан на активных и

пассивных как несовместимое с идеей равенства, конституция практически узаконила

всеобщее избирательное право для мужчин (с 21 года). Избираемый на один год

Законодательный корпус (Национальное собрание) по ряду важных вопросов

(гражданское и уголовное законодательство, общее заведование текущими доходами и

расходами республики и т.д.) мог лишь предлагать законы. Принятый Национальным

собранием законопроект приобретал силу закона лишь в том случае, если 40 дней спустя

после его рассылки в департаменты в большинстве из них одна десятая часть первичных

собраний не отклоняла данный законопроект. Такая процедура была попыткой воплотить

в жизнь идею народного суверенитета, проявляющегося в данном случае в том, что

«народ обсуждает и постановляет законы» (ст. 10). По менее важным вопросам

Национальное собрание могло издавать декреты, имеющие окончательную силу.

В связи с трудными внутренними и международными условиями Конвент был

вынужден отсрочить вступление Конституции в силу. Будучи решительными и

последовательными революционерами, якобинцы полагали, что окончательное

подавление контрреволюции и упрочение республики в сложившейся обстановке могут

быть осуществлены лишь в результате энергичных действий правительства, путем

установления режима революционной диктатуры. Организация революционной власти

Основы организации революционного правительства были определены Конвентом в

ряде декретов, в частности, в Учредительном законе от 4 декабря 1793 г. «О

революционном порядке управления». В этом декрете предусматривалось, что

единственным центром управления в республике является Национальный Конвент. Он

был тесно связан с Парижской Коммуной, народными обществами, т.е. был признанным

центром революционной демократии того времени. Он был постоянно действующим

органом, который оперативно рассматривал большое количество вопросов и за короткий

срок принял огромную массу законов.

Правительственную власть в системе революционно-демократической диктатуры

якобинцев осуществлял Комитет общественного спасения, который выдвинулся на

первое место среди комитетов Конвента. Роль этого Комитета особенно возросла с июля

1793 г., когда во главе его вместо Дантона, проявлявшего нерешительность и склонность

к компромиссам, встал признанный глава якобинцев М. Робеспьер. В состав комитета

вошли и его ближайшие соратники – Сен-Жюст, Кутон и др. Согласно декрету Конвента

от 10 октября 1793 г., Комитету общественного спасения должны были подчиняться

временный исполнительный совет , министры, генералы.

К задачам революционной диктатуры было приспособлено управление на местах.

Законом 4 декабря 1794 г. из ведения администрации департаментов были изъяты

важнейшие вопросы, «относящиеся к революционным законам и мерам управления и

общественного спасения». По этим вопросам дистрикты и муниципалитеты сносились

непосредственно с революционным правительством. Еще по декрету 21 мая 1793 г. для надзора за враждебными республике иностранцами

в каждой коммуне и ее секции избирались наблюдательные и иные специальные

комитеты. При якобинцах функции этих комитетов значительно расширились и они

получили название революционных комитетов. Созданные по всей стране указанные

комитеты превратились в инструмент революционного террора и в главную опору

Комитета общественного спасения на местах.

Важное место в системе революционной диктатуры занимали различные народные

общества и клубы, прежде всего Якобинский клуб в Париже, выполнявший роль

своеобразного политического штаба революции, и многочисленные его отделения по

всей стране (свыше 40 тыс.)

Важную роль в организации борьбы с контрреволюцией сыграл Комитет

общественной безопасности, организованный еще в октябре 1792 г. Его специальной

задачей было преследование контрреволюционеров, арест и предание суду

революционного трибунала.

Роль Комитета общественной безопасности резко возросла после принятия «декрета о

подозрительных» 17 сентября 1793 г., когда в «порядок дня» был поставлен

революционный террор.

Декрет предписывал арест подозрительных. Если имелись обвинительные материалы,

арестованные подлежали суду. Если этих материалов не было, они оставались под

арестом на неопределенное время.

В системе органов якобинской диктатуры чрезвычайно активную роль играл также

Революционный трибунал. Он был создан по требованию якобинцев еще жирондистским

Конвентом, но превратился в постоянно действующее орудие революционного террора

лишь после его реорганизации 5 сентября 1793 г.

10 июня 1794 г. Конвент под давлением Робеспьера принял декрет «О врагах народа»,

имевший зловещие последствия.

Этот декрет еще более упрощал судебную процедуру, но вместе с тем упразднил

элементарные демократические основы судопроизводства.

За все преступления, подлежащие ведению Революционного трибунала, назначалась

смертная казнь. Само понятие «враг народа» по декрету было сформулировано широко и

неопределенно. Закон позволял якобинскому руководству Конвента усилить террор

против «новых богачей», но он повлек за собой и рост казней невинных и оклеветанных

людей (за 48 дней было казнено 1350 человек).

К лету 1794 г., когда в результате побед революционной армии исчезла военная

опасность, а задачи буржуазно-демократической революции в целом были решены, стали

все ярче проявляться внутренние противоречия, присущие якобинскому блоку.

Буржуазию раздражали введенные якобинцами ограничения предпринимательства. Она

же не желала более мириться с политикой революционного террора. Сложившееся в ходе

революции многочисленное мелкособственническое крестьянство отступило от

революционно-демократических позиций, стало отворачиваться от якобинцев. Вожди

якобинцев оттолкнули от себя в конечном счете и низы городского и сельского

населения. В условиях, когда якобинский блок быстро разваливался, в Конвенте созрел

контрреволюционный заговор (Тальен, Баррас и др.) Поскольку вожди якобинцев не

хотели, да уже и не могли вновь опереться на народные массы, планы заговорщиков, к которым примкнул ряд членов обоих правительственных комитетов, сравнительно легко

осуществились 27 июля 1794 г. (9 термидора – по республиканскому календарю.