1. Франкское государство в V – VII в.в.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 
РЕКЛАМА
<

Союз германских племен, имеющих общее название – франки, сложился в III в. н.э. на

северо-восточных границах Галлии, провинции Римской империи. Среди

многочисленных варварских королевств, возникших на территории римской Галлии,

которые даже формально не всегда признавали власть Рима, к концу V в. возвышается

королевство салических (приморских) франков во главе с Хлодвигом (481 – 511 гг.).

Салические франки подчиняют ряд германских королевств и в VI в. завоевывают Галлию

(ныне Франция).

Заоевательные войны франков ускорили процесс создания Франкского государства.

Глубинные же причины формирования франкской государственности коренятся в

разложении франкской свободной общины, в ее классовом расслоении, начавшемся еще

в первых веках новой эры.

Государство франков по своей форме было раннефеодальной монархией. Оно

возникло в переходном от общинного к феодальному обществе, которое миновало в

своем развитии стадию рабовладения.

Государство франков прошло в своем развитии два основных периода: 1) с конца V в.

по VII в. (меровингская монархия) и 2) с VIII в. по середину IX в. (каролингская

монархия). Рубеж, разделяющий эти периоды, характеризуется не только сменой

правящих династий. Он стал началом нового этапа глубокой социально-экономической и

политической перестройки франкского общества, в ходе которой постепенно

складывалось собственно феодальное государство в форме сеньориальной монархии.

Во втором периоде в основном завершается создание крупной феодальной земельной

собственности, двух основных классов феодального общества: замкнутого, иерархически

соподчиненного, связанного вассально-ленными узами класса феодалов, с одной

стороны, и эксплуатируемого им, зависимого крестьянства, с другой. На смену

относительной централизации и раннефеодального государства приходит феодальная

раздробленность.

Общественный строй

В V – VI вв. у франков сохранялась старая общинная организация. Отношения

эксплуатации среди самих франков не были развиты, немногочисленной была и

франкская знать, сформировавшаяся в правящую верхушку в ходе военных походов

Хлодвига.

Наиболее ярко социально-классовые различия в раннеклассовом обществе франков

проявились в положении рабов. Рабский труд, однако, не получил широкого

распространения у франков. Раб считался вещью. Его кража приравнивалась к краже

животных. Брак раба со свободным влек за собой потерю последним свободы.

Салическая правда, правовой памятник франков, указывает также наналичие у

франков других социальных групп: четко ограниченных одна за другой: знать,

свободные франки (общинники) и полусвободные литы. Различия между ними были

связаны главным образом с происхождением и правовым статусом лица или той

социальной группы, к которой он принадлежал.

Важным фактором, влияющим на правовые различия франков, стала принадлежность

к королевской службе, королевской дружине, к складывающемуся государственному

аппарату. Эти различия наиболее ярко выражались в системе денежных возмещений,

которые служили охране жизни, имущественных и иных прав отдельных лиц.

Наряду с рабами существовала особая категория лиц – полусвободные литы, жизнь

которых оценивалась половиной вергельда свободного, в 100 солидов. Лит представлял

собой неполноправного жителя общины франков. Он мог вступать в договорные

отношения, отстаивать свои интересы в суде, участвовать в военных походах вместе со

своим господином. Он, как и раб, мог быть освобожден своим господином, у которого,

однако, оставалось его имущество.

Право франков свидетельствует и об имущественном расслоении франкского

общества. В Солической правде говорится о господской челяди, или дворовых слугах-

рабах.

Вместе с тем Салическая правда свидетельствует о достаточной прочности старых

общинных порядков, об общинной собственности на поля, луга, леса, о равных правах

общинников-крестьян на общинный надел. Само понятие частной собственности на

землю отсутствует в Салической правде. Она лишь фиксирует зарождение аллода, предусматривая права передачи надела по наследству по мужской линии. Аллод –

отчуждаемое, переходящее по наследству землевладение свободных франков – сложился

в процессе разложения общинной собственности на землю. Он лежал в основе

возникновения, с одной стороны, вотчинного землевладения феодалов, с другой –

земельного держания зависимых от крестьян.

Процессы феодализации у франков получают мощный импульс в ходе завоевательных

войн VI – VII вв., когда в руки франкских королей, служилой аристократии, королевских

дружинников переходит значительная часть галло-римских поместий в Северной Галлии.

Столкновение общинных порядков франков и позднеримских частнособственнических

порядков галло-римлян, сосуществование и взаимодействие столь различных по

характеру общественных укладов и ускорило создание новых, феодальных отношений.

Уже в середине VII в. в Северной Галлии начинает складываться феодальная вотчина с

характерным для нее разделением земли на господскую (домен) и крестьянскую

(держание).

Бурным ростом феодальных отношений характеризуется VIII – IX вв. В это время во

франковском обществе происходит аграрный переворот, приведший к повсеместному

утверждению крупной феодальной земельной собственности, к трате общинником земли

и свободы, к росту власти феодальных магнатов. Этому способствовало действие ряда

исторических факторов. Начавшийся в VI – VII вв. рост крупного землевладения,

сопровождавшийся распрями землевладельцев, выявил всю непрочность королевства

Меровингов, которое к концу VII в. потеряло ряд земель и реально званимало только территорию между Луарой и Рейном. К тому же оно после смерти Хлодвига в 511 г.

было разделено между его сыновьями.

К ославбению власти франских королей привело прежде всего истощение их

земельных ресурсов. Только на основе новых пожалований, предоставлением новых прав

землевладельцам, установления новых сеньориально-вассальных связей могло произойти

в это время усиление королевской власти и восстановление единства франкского

государства. Такую политику и начали проводить Королинги, фактически правящие

страной еще до перехода к ним королевской короны в 751 г.

Реформа Карла Мартелла

Карл Мартелл (Молот) был майордомом при нескольких франкских королях в первой

половине VIII в. Он происходил из знатного и богатого рода Арнульфингов и правил с

715 по 741 гг. Его отец также был майордомом, его сын, Пипин Короткий, в 751 году

сделался королем франков. Сыном Пипина являлся Карл Великий.

Стремясь усилить центральную власть в государстве и тем самым предотвратить его

распадение на сеньории, Карл Мартелл решил создать качественно новое войско –

феодальное ополчение, находящееся в строгой зависимости от короля.

Конфисковав некоторую часть земель своих политических противников и, главным

образом, церковных и монастырских, Мартелл стал раздавать ее в качестве так

называемых бенефициев (благодеяние, милость) – пожалований. Бенефициарий должен

был являться на военную службу по первому требованию короля.

Между королем и бенефициарием возникала феодальная связь: король делался

сеньором, бенефициарий – вассалом. Получение земли сопровождалось клятвой

верности.

После смерти бенефициария его земля и обязанности переходили к сыну. Если его не

было, король мог изъять земельный участок и наделить им другого.

Своих непосредственных целей Карл Мартелл достиг. Новое войско позволило его

сыну сделаться королем, а его внуку объединить под своей властью почти все

христианские земли запада. Тем не менее реформа Карла Мартелла не только помешала

распадению государства, но даже содействовала этому.

Укреплению королевской власти способствовали не только реформа Карла Мартелла,

но и новые захватнические войны. К колонизации прежде всего юга Галлии в VIII – IX

вв. были привлечены зажиточные аллодисты, за счет которых и пополнялся в это время

конным рыцарством класс феодалов.

С середины VIII в. начинается период, предшествующий завершению процесса

расслоения франкского общества на класс феодальных землевладельцев и класс

зависимых от них крестьян. Этому способствовало широкое распространение отношений

покровительства, господства и подчинения, возникающих на основе особых договоров

коммендации, прекария, самозакабаления. Покровительство влекло за собой

установление личной и имущественной зависимости крестьян от землевладельцев-

магнатов.

Крестьяне передавали им право собственности на свои земельные участки, получая их

обратно на условиях выполнения определенных повинностей, уплаты оброка и т.п.

В процессе установления власти крупных землевладельцев над крестьянами в

Западной Европе огромную роль играла христианская церковь, ставшая сама крупным

земельным собственником.

Договоры коммендации (покровительства) возникли прежде всего в отношениях

крестьян с католической церковью, монастырями. Они не всегда были связаны с потерей

свободы и прав собственности на земельный участок коммендируемого, так как это

имело место в случае договора самозакабаления. Но, раз попав под такое

покровительство, свободные крестьяне постепенно теряли свою личную свободу и через

несколько поколений в большинстве своем становились крепостными.

Договор прекария был непосредственно связан с передачей земли. Он влек за собой

возникновение условного держания земли, передаваемой во временное пользование,

сопровождался возникновением тех или иных обязанностей прекариста в пользу

крупного землевладельца. Существовало три формы прекария: «прекарий данный» –

своеобразная форма аренды земли, на основании которой безземельный или

малоземельный крестьянин получал участок земли во временное пользование. По

договору «прекарий возмещенный» прекарист первоначально отдавал свой участок

земли землевладельцу и получал его обратно во владение. Этот вид прекария возникал,

как правило, вследствие залога земли в обеспечение долга. По договору «прекарий

подаренный» прекарист (чаще всего под прямым нажимом землевладельца) уже

попавший в ту или иную экономическую зависимость, отдавал свой участок господину, а

затем получал от него свой и дополнительный участок земли, но уже в качестве

держания.

Владелец прекария обладал правом судебной защиты против третьих лиц, но только не

в отношении землевладельца. Прекарий мог быть взять обратно землевладельцем в

любую минуту. По мере того как число подвластных магнату людей – прекаристов,

коммендируемых росло, он приобретал над ними все большую власть.

Государство всемерно содействовало укреплению этой власти. В капитулярии 787 г.,

например, запрещалось кому-либо принимать под покровительство людей, оставивших

сеньора без его разрешения. Постепенно вассальные связи или отношения зависимости

охватывают всех свободных людей.

В IX в. крупные бенефициарии добиваются права передавать бенефиции по

наследству. На смену бенефицию приходит феод. Крупные феодалы превращаются в

суверенов, обладающих политической властью в своих владениях.

Государственный строй

В процессах становления и развития государственного аппарата франков можно

выявить три главных направления.

Первое направление, особенно характерное для начального этапа (V – VII вв.),

проявилось в перерождении органов племенной демократии франков в органы новой,

публичной власти, в собственно государственные органы.

Второе – определялось развитием органов вотчинного управления.

Третье – было связано с постепенным превращением государственной власти

франкских монархов в «частную» власть государей – сеньоров, с формированием

сеньориальной монархии, что выявилось в полной мере на втором этапе развития

франкского общества (VIII – IX вв.).

Завоевание Галлии стало мощным импульсом создания нового государственного

аппарата у франков. Оно потребовало организации управления завоеванных областей, их

защиты. Хлодвиг был первым франкиским королем, утвердившим свое исключительное

положение единоличного правителя. Одной из важнейших его политических акций,

укрепивших позиции франкского государства за счет поддержки галло-римского клира,

было принятие христианства. На смену старой родовой общине окончательно приходит

территориальная община (марка), а вместе с ней и территориальное деление на округа

(паги), сотни. Салическая правда говорит уже о существовании должностных лиц

королевства: графах, сацебаронах и пр. Вместе с тем она свидетельствует о значительной

роли органов общинного управления. Общенародного племенного собрания в это время

у франков уже не было. Оно было заменено смотром войска – сначала в марте

(«мартовские поля»), затем (при Каролингах) в мае («майские поля»). Но на местах

продолжали существовать сотенные собрания, выполняющие судебные функции под

председательством тунгинов, которые вместе с рахинбургами, знатоками права, были

представителями общин.

Роль общины в судебных делах была исключительно велика. Она отвечала за

убийство, совершенное на ее территории, выставляла соприсяжников,

свидетельствующих о добром имени своего члена. Сами родственники доставляли в суд

своего сородича, вместе с ним выплачивали вергельд.

Король выступал прежде всего как охранитель мира, как исполнитель судебных

решений общины. Его графы, соцебороны выполняли в основном полицейские и

фискальные функции.

Королевские предписания согласно Салической правде касаются незначительного

круга государственных дел – призыва в войско, вызова в суд. Но Салическая правда

свидетельствует и об усилении власти королей. Король прямо вторгался во

внутриобщинные дела, в ее поземельные отношения, разрешал чужаку селиться на

общинной земле.

Власть франкских королей передавалась по наследству. Все нити государственного

управления постепенно сосредотачивались в королевском дворце, в руках королевских

слуг и приближенных. Вместе с усложнением государственного управления функции

королевских слуг все больше дифференцировались. Среди них выделяются дворцовый

граф, референдарий, камерарий. Дворцовый граф выполнял главным образом судебные

функции, руководил судебными поединками, наблюдал за исполнением приговора.

Референдарий ведал королевскими документами, оформлял акты, предписания короля и

пр. Камерарий следил за поступлениями в королевскую казну, за сохранностью

имущества дворца.

В VI – VII вв. главным управителем королевского дворца, а затем и главой

королевской администрации становится палатный мэр, или майордом.

Формирование местных органов власти происходит в это время под значительным

влиянием позднеримских порядков. Меровингские графы начинают управлять округами,

как римские наместники. Они обладают полицейскими, военными и судебными

функциями. В капитуляриях тунгин в качестве судьи почти не упоминается. Понятие

«граф» и «судья» становятся однозначными, их назначение входит в исключительную

компетенцию королекской власти.

Вместе с тем вновь возникающие органы государственного аппарата франков, копируя

некоторые позднеримские государственные порядки, имели иной характер и социальное

назначение. Это были органы власти, выражающие интересы германской служилой

знати и крупных галло-римских землевладельцев. Они и строились на иных

организационных основах. Так, широко использовались на государственной службе

дружинники короля. Первоначально состоящая из королевского военного отряда

свободных франков дружина, а следовательно, и государственный аппарат пополнялись

впоследствии не только романтизированными галлами, которые отличались своим

образованием, знанием местного права, но и рабами, вольноотпущенниками,

составляющими придворный королевский штат. Все они были заинтересованы в

усилении королевской власти, в разрушении старого племенного сепаратизма, в

укреплении новых порядков, суливших им обогащение и социальный престиж.

Расширение участия феодализирующей знати в управлении государством,

«сеньоризация» государственных должностей привела к потере королевской властью той

относительной самостоятельности, которой она пользовалась ранее. Это произошло не

сразу, а в тот период, когда крупное землевладение приобрело уже значительные

размеры. В это время большую власть присваивает созданный еще ранее Королевский

совет, состоявший из представителей служилой знати и высшего духовенства. Без

согласия Совета король фактически не мог принять ни одного серьезного решения.

Знати постепенно передавались ключевые позиции в управлении не только в центре,

но и на местах. Вместе с ослаблением власти королей все больше независимости,

административных и судебных функций приобретали графы, герцоги, епископы, аббаты,

ставшие крупными землевладельцами. Они начинают присваивать налоги, пошлины,

судебные штрафы.

В 673 году светская власть добилась подтверждения Хильпериком II статьи 12

изданного в 614 году эдикта, который запрещал назначение «должностного лица, как и

подчиненного ему человека», если они не были местными землевладельцами.

Следовательно, функции управления закреплялись за крупными местными феодалами. В

дальнейшем важнейшие должности в государстве стали наследственными.

С середины VII в., в эпоху так называемых ленивых королей, знать уже

непосредственно берет бразды правления в свои руки, отстраняя короля. Сначала это

делалось за счет все большего усиления роли и значения должности майордома, а затем

путем прямого смещения короля. Ярким примером этому может служить смена

королевской династии у франков. Еще в VII в. своим могуществом, земельным

богатством стал выделяться род майордомов Пипинидов. Один из них, Карл Мартелл,

фактически уже правил страной. Благодаря проведенным реформам ему удалось на

определенное время укрепить единство франкского государства, переживавшего

длительный период политической дестабилизации, расчленения. Сын и преемник Карла

Мартелла, не желая даже формально признавать короля, произвел государственный

переворот, заточил последнего царствующего Меровинга в монастырь и занял его

престол.

Аграрный переворот VIII в. способствовал дальнейшему развитию собственно

феодального государства, той административной системы, в которой главную роль

начали играть органы вотчинского управления. Новой перестройке аппарата управления

способствовало широкое распространение в это время иммунитетных грамот, в силу

которых территория, принадлежащая владельцу иммунитета, изымалась (частично или

полностью) из ведения государственных властей в судебных, податных,

административных делах. Вотчинник, таким образом, получал политическую власть над

своими крестьянами. Иммунитетные грамоты, как правило, санкционировали уже

сложившиеся отношения политической зависимости крестьян от своих сеньоров –

вотчинников.